2018 год <<

«Наследники» дантиста Панфилова

Как чета профессоров вернула к жизни «янтарный дом»

…На недавнем заседании Нижегородского эксперт-клуба, где обсуждалось благоустройство города, опять заговорили о «деревяшках» и «гнилушках». Так уничижительно называют старую застройку некоторые горожане. И вот один из экспертов — дважды доктор наук Игорь Бажин — заявил, что живет в доме 1895 года постройки и не променял бы свою квартиру ни на какие современные хоромы. И пригласил всех желающих к нему в гости, в дом №17 по улице Большие Овраги, где он уже 18 лет живет с женой Татьяной Арсеньевой, тоже доктором наук. Мы воспользовались приглашением и побывали дома у профессорской четы...

Благородное лицо «вороньей слободки»

- Дом — твердыня! - заверил нас Игорь Иванович. - Раньше из сосновых бревен не откачивали живицу, поэтому со временем смола превратилась в настоящий янтарь, а бревна стали тверже камня. Простоять он может очень долго. Но конечно, при надлежащем уходе.

...Наши герои въехали сюда в 2000 году не от хорошей жизни. Сменив за два года с десяток съемных квартир, крепко задумались о своем жилье. Но с деньгами было негусто, поэтому Игорь Иванович несколько месяцев кропотливо составлял базу недорогого и относительно сносного жилья. В итоге квартира на улице Большие Овраги показалась паре оптимальным выбором. Купили ее за 4 700 долларов, что по тем временам оказалось доступно: 1 700 Игорь Иванович получил за издание своего учебника, а три тысячи дали в долг друзья.

- Нас не поняли. Друзья сказали, что единственное, ради чего можно было покупать такую квартиру — чтобы переоборудовать печь в камин, - вспоминает Игорь Иванович.

- Квартира была ужасная, запущенная, с полчищами насекомых, но мы сразу почувствовали энергетику места. Сквозь разруху проглядывало благородное, полное достоинства, лицо дома, - рассказывает Татьяна Ивановна.

Люди десятилетиями жили здесь в ожидании расселения, палец о палец не ударяя для улучшения своей жизни. Так она и проходила — среди тараканов, хлама и ведер с нечистотами, которые выливались в овраг...

Первым делом новоселы занялись обустройством «удобств». Игорь Иванович сам разработал проект и предложил соседям скинуться на выгребную яму — обычную канализацию сделать было нельзя, поскольку дом находится ниже уровня соседней Малой Ямской.

Все вроде согласились, но в «час расплаты» вдруг дали задний ход. Тогда наши герои оплатили свои удобства и зажили с комфортом. Сейчас раз в месяц вызывают специальную машину, цена вопроса — 400 рублей. Установили и душевую кабину.

А потом Игорь Иванович сам выложил камин. Цены у мастеров «кусались» - просили 300 долларов минимум. Тогда доктор технических наук сам разработал проект, проконсультировался с «практиком» и получил его одобрение.

Было ваше, стало наше

Затем задумались о подвале. Когда-то, до 1950-х, там располагались квартиры, обитатели которых нарыли себе погребов. Дощатый пол прогнил, в нем зияли ямы… В общем, после этих переустройств фундамент дома нельзя было назвать крепким. Поэтому Арсеньева и Бажин предложили соседям совместными усилиями расчистить подвал от хлама и укрепить фундамент. Но опять ни у кого не нашлось ни денег, ни желания.

И профессора взялись за дело сами. Вложили более полумиллиона своих средств.

- Приезжал миксер и по шлангу, через подвальные окна сбрасывал бетон. Без ложной скромности скажу, что мы спасли дом. Он бы рухнул, - говорит Игорь Иванович.

Облагороженный подвал пара оформила в собственность. Дело в том, что этот подвал с юридической точки зрения — не место общего пользования, поскольку в нем не располагаются общедомовые коммуникации. Их в доме попросту нет.

Никто из соседей не возражал, однако в 2016-м одна жительница подала на профессоров в суд - дескать, они нарушили ее права собственницы, и она имеет право пользоваться подвалом. Но суд ее иск отклонил.

- Люди хотят владеть тем, к чему не приложили ни рук, ни души, ни средств, - говорит Игорь Иванович. - Мы считаем, это потребительская позиция.

Потом своими силами перекрыли крышу, покрасили фасад. Затем точно так же наши герои привели в порядок чердак: горы хлама могли вспыхнуть в любой момент. И опять никто из соседей не пожелал в этом участвовать. Уговаривать не стали, сделали все сами и оформили в собственность как мансарду. Теперь у Арсеньевой и Бажина — двухуровневая квартира и более 50% голосов в доме, а это значит, что их мнение здесь - решающее.

- Буквально пару недель назад мы проголосовали за переход на непосредственное управление домом, - рассказывает Игорь Иванович. - Это значит, что теперь жильцы будут рассчитываться только с ресурсниками, а ремонтом и содержанием здания будут заниматься сами. Домоуправляющая компания муниципалитета — ГУК, в который в свое время перевели старый фонд, сброшенный домоуправителями-коммерсантами — и сама была рада от нас избавиться.

В 2013-м в доме случился страшный пожар — в одной из квартир загорелась ветхая электропроводка. Среди ночи спасались по приставным лестницам, схватив в охапку пса.

Квартира профессоров не пострадала — в свое время они озаботились пожаробезопасностью и пропитали стены особым составом. Но общедомовое имущество заметно подкоптилось.

- Кто будет устранять этот ущерб? Мы считаем, нести ответственность должны виновники возгорания, а они давно установлены, - говорит наш собеседник.

Жена с большой буквы

А дом оказался «непростой». Татьяна Ивановна поработала в архиве и узнала, что построила его в 1895-м Леонтина Ивановна Панфилова, Жена Дантиста:

- Так в документе и значится, прописными буквами! У ее мужа был кабинет на Грузинской, и по легендам, зубы у него лечил еще Максим Горький. Там же, на Грузинской была их «городская» квартира, а дом в Больших Оврагах выстроили… как загородный. Сюда уезжали на все лето. Правда, эта местность тогда называлась иначе — Первая кремлевская часть Больших оврагов.

Интересуюсь у собеседников, каковы плюсы и минусы жизни в подобном доме. - Жить здесь очень приятно, тихо, в деревянных стенах хорошо дышится. Птички поют. Соловьи вечерами заливаются, можно часами слушать концерты. Мы живем в центре города, а по ощущениям — как в деревне, - говорит Татьяна Ивановна. - Пока метромост не построили, здесь было совсем «дикое» место.

- А минусы — равнодушие собственников к своему жилью. Мы воспринимаем нашу работу на благо дома как социальное обременение, - рассуждает Игорь Иванович. - Может быть, не в последнюю очередь благодаря нашим усилиям дом не признан ветхим, не включен в списки под снос. Мы считаем, что это вновь открытый объект культурного наследия. Дом хороший, крепкий, стоит практически на скальной породе, то есть, не «уплывет»… Его надо беречь!

- В нашей жизни было много утрат, и если вдруг дом решат снести — мы это переживем, - говорит Татьяна Ивановна. - Но не о себе мы хлопочем. Этот дом, «породистый», с уникальной историей, нужен нижегородцам.

...Есть у супругов мечта — найти потомков Дантиста Панфилова и показать им дом их предков. Дом, который они сохранили. Для себя и для людей.




Copyright © 2008-2016. Татьяна Кокина-Славина (Таня Танк). Все права защищены | Memory consumption: 2.5 Mb