2016 год <<

Генеральши алмазных карьеров

История открытия коренных алмазных месторождений в Якутии неразрывно связана с именами двух женщин-геологов — Наталии Сарсадских и Ларисы Попугаевой. Парадоксально, но государственные премии за их триумф получили совершенно другие люди, а имена настоящих первооткрывательниц якутских алмазов долго замалчивались. А сама «алмазная» эпопея сделала двух этих женщин врагами, хотя начинали они как единомышленницы и подруги.

По стопам отца

Наталия Сарсадских родилась в Петрограде 1916 году в семье горного инженера, что и предопределило ее профессиональный выбор — конечно же, геология! Выпускницу геолого-почвенный факультет Ленинградского университета вместе с мужем, также геологом-минералогом Александром Кухаренко, откомандировали на Урал. Там в 1940-х в составе Уральской алмазной экспедиции они искали россыпные месторождения алмазов…

К тому времени алмазы в России искали давно и безуспешно. С тех самых пор, как в июле 1829 года на Крестовоздвиженском золотом прииске в Пермской губернии 14-летний крепостной Павел Попов обнаружил алмаз в 0,5 карата, промывая золото в лотке. Вскоре на это место пришла экспедиция немецкого учёного Александра Гумбольдта, которые нашли ещё два небольших кристалла. За 28 лет дальнейших поисков улов оказался невелик: всего 131 алмаз общим весом в 60 карат. Потом алмазы обнаружили в Сибири. Так, в 1897 году на реке Мельничной неподалеку от Енисейска был намыт камень примерно на 0,7 карата. А в 1949 году группа геолога Григория Файнштейна нашла алмаз на якутской реке Вилюй.

Но эти редкие удачи не делали погоды. А стране советов нужны были алмазы — в первую очередь, технические - для абразивного и режущего инструментов, буровых коронок. Были нужны так остро, что их покупали за золото у Англии. Впрочем, после второй мировой британцы перестали продавать нам алмазы. Перед советскими геологами была поставлена задача — не клевать по зернышку в скудных россыпях, а найти коренное месторождение.

Смелая гипотеза

Поиски Уральской экспедиции, в которой в 1940-х участвовала Сарсадских, также не увенчались успехом. Наталия вернулась в Ленинград, занялась научной деятельностью. Интуиция ей подсказывала, что геологи идут не тем путем. О том, что алмазы не образуются в речных отложениях, а миллионами лет формируются в земных недрах, ученые стали догадываться еще в середине 19 века, когда в 1871 году в южноафриканском Кимберли был найден алмаз весом 85 карат, что дало старт алмазной лихорадке. А в 1930-х годах исследователь-геолог Владимир Соболев выпустил труд о геологическом сходстве Южной Африки и Сибирской платформы. Это позволяло всерьез надеяться на то, что в Якутии могут отыскаться алмазоносные кимберлитовые трубки. Вопрос был в том, как их найти.

В 1940-х в Союзе взялись за усиленные поиски месторождений. Начали с Урала, где россыпные алмазы искали в бассейне реки Чусовой. А в конце 1940-х к разведке месторождений приступили и в Якутии. Занималась этим Амакинская экспедиция, которая подчинялась Московскому специализированному тресту №2. Государство не считалось с расходами: геологи получили в свое распоряжение все, вплоть до самолетов. На берегу Вилюя в поселке Нюрба построили большую базу с лабораториями. Круглый год рылись шурфы, добывались тысячи кубометров речных песков. На поисковые работы уходили миллионы рублей! Но прорыва все не было.

В это же время в Ленинграде была создана Центральная экспедиция. Наталию Сарсадских назначили при ней заведующей шлихо-минералогической лабораторией. Шлих - это концентрат тяжёлых минералов, которые остаются в воде после промывки природных рыхлых отложений или раздробленных горных пород. Сарсадских предположила, что кимберлитовым трубкам всегда сопутствуют пиропы — минералы кроваво-красного цвета.

В 1950 году 34-летняя Наталия Сарсадских отправилась в Якутию, чтобы лично исследовать шлих и попытаться найти в нем заветные «гранатовые зернышки». Она провела там три полевых сезона. По ее собственному признанию, прошла пешком и проплыла на резиновой лодке больше 1500 километров. И окончательно убедилась: методика поиска алмазов, которую использует Амакинская экспедиция, бесперспективна. Сарсадских уверилась в том, что надо искать не алмазы, а их «спутники», минералы, которые сопутствуют алмазу в коренной породе.

Для поисков был выбран район верховья реки Мархи - притока Вилюя. Все было готово к тому, чтобы отправиться в экспедицию, как Наталия поняла, что ждет ребенка. Однако это не отменило планов геолога. Но стало понятно, что без помощника не обойтись. И тогда в «компаньоны» Наталья пригласила молодую коллегу Ларису Попугаеву.

«Ленин» наоборот

...Лариса Попугаева родилась в 1923 году в Ленинграде. В свидетельстве о рождении у нее были другие имя и фамилия - Нинель Гринцевич. Отец будущего геолога Анатолий Гринцевич был убежденным революционером, и для дочери выбрал идейное имя: Нинель - это Ленин, если прочитать имя задом наперед. В 1937 году секретарь райкома партии был признан врагом народа и получил десять лет без права переписки.

В августе 1941 года Лариса Гринцевич (а к тому времени у нее уже было другое имя) поступила на геолого-почвенный факультет Ленинградского университета, но вскоре была объявлена эвакуация, и девушка перевелась в Пермский университет. Проучилась там до весны 1942 года и ушла добровольцем на фронт. До июля 1945 года младший сержант Гринцевич служила в Москве, в дивизии противовоздушной обороны. И только после войны Лариса смогла вернуться в Ленинград и снова взяться за учебу. Параллельно она три года трудилась прорабом-геологом в разных экспедициях Северо-Западного геологического управления.

По окончании университета Гринцевич устроилась во Всероссийский научно-исследовательский геологический институт (ВСЕГЕИ), где ее назначили начальником партии в Тунгусско-Ленской экспедиции, которая искала месторождения алмазов в Сибири. Там в 1950 году она и познакомилась с Наталией Сарсадских, опытным геологом-минералогом на семь лет старше. В Центральной экспедиции она возглавляла партию №26.

В 1950 году Лариса работала «в поле» на севере Иркутской области, в 1951 году перешла на работу в Центральную экспедицию и весь полевой сезон провела на Полярном Урале. А вот в 1952 году в экспедицию она уже не поехала, потому что вышла замуж за друга детства, а теперь преподавателя сопромата Ленинградского инженерно-строительного института Виктора Попугаева и родила дочку Наташу. Девочке было всего десять месяцев, когда мама в составе партии Сарсадских отправилась на поиски алмазов в Якутию.

В поисках «гранатовых зернышек»

В то лето Сарсадских и Попугаева c рабочими преодолели 400 километров. По дороге они не встретили ни единой живой души. О том, с какими тяготами пришлось столкнуться женщинам, свидетельствует дневниковая запись Ларисы: «Мы с Федей на лодке тронулись вниз по Алы-Уряху, а караван пошел берегом. Боже, какие мучения претерпели мы в часе с начала прекрасного продвижения на лодке. Пошли пороги, затем просто сухая почти река, а лодка груженая изрядно. И вот до вечера, делать нечего, одни, помощи ждать неоткуда, тащили лодку по порогам. Вода холоднющая, а приходится идти по середине реки по колено и выше. Ноги, как кочерыжки. Так тащились дотемна».

«Из поселка Оленек с караваном оленей мы дошли до реки Далдын, - вспоминала Сарсадских. - Здесь мы разделились, и я поручила Ларисе пройти на лодках вниз по течению, отмывать шлихи, и кроме этого, отмыть «крупнообъемную» пробу (4-5 ведер) для проверки на наличие алмаза. Когда мы встретились с Ларисой, в ее шлихах мне сразу бросились в глаза красные зернышки. Что это гранат, мне было ясно, но какой — непонятно: в районе Далдына нет пород, из которых он мог бы вымываться, и ранее он мне не встречался — ни в шлихах, ни в коренных породах Сибири. Когда мы доплыли до поселка Шелогонцы, где была база Ленинградского института геологии Арктики, то на рентгеновской установке просмотрели нашу «крупнообъемную» пробу. И в ней нашелся кристаллик алмаза!”

Радость подруг была неописуема! «Мы с Ларисой устроили дикую пляску в огромном бараке, где мы жили, - вспоминала Наталия Сарсадских. - Я поняла, что на Далдыне должны быть коренные алмазоносные породы, и вернувшись в Ленинград, стала изучать красные зернышки, найденные в шлихах. Но ни в каком справочнике их не было, и появилась мысль: а не пиропы ли это, которые в Южной Африке встречаются в кимберлитах?»

Единомышленницы обратились за помощью к мужу Сарсадских - к тому времени Александр Кухаренко работал доцентом кафедры минералогии Ленинградского университета. Тот сравнил находку с южноафриканскими образцами пиропов — они сохранились на кафедре еще с дореволюционных времен. Какова же была радость трио, когда они удостоверились, что найденный минерал — пироп из кимберлита! Впоследствии, кстати, выяснилось, что в Якутии уже находили «гранатовые зернышки», но не отнеслись к ним с должной серьезностью.

Так в 1953 году Сарсадских разработала шлиховой метод поисков месторождений алмаза по пиропу. По ее задумке, нужно было мыть речной шлих - точно так же, как промывают песок в поисках золота - и высматривать в нем пиропы. Если нашлись — идти за ними вверх по течению реки. Исчезли - значит, коренные кимберлиты остались позади.

Нужно было готовиться к ответственному полевому сезону. «Я ехать не могла — у меня в феврале 1954 года родилась дочка. Поехала Лариса. Она долго отказывалась ехать, и я еле-еле ее уговорила», - вспоминала Сарсадских. У 30-летней Ларисы была причина для отказа - она была беременна. Дилемма была мучительнейшей. Но Родина настаивала: надо! И Попугаева приняла тяжелое для себя решение…

Летом 1954 года, оставив двухлетнюю дочку, она вновь отправилась в Якутию. Уезжала в экспедицию полубольная — сказались последствия аборта на позднем сроке. Виктор Попугаев (тогда — преподаватель, а затем проректор Ленинградского инженерно-строительного института), опасаясь за здоровье жены, провожал ее на самолете до якутского поселка Нюрба...

«Животным способом»

На месте в помощь Попугаевой дали опытного рабочего Федора Беликова. Годом ранее он в составе поисковой партии уже сопровождал Сарсадских и Попугаеву в их скитаниях по тайге. Ведро, лопата, кирка, ручной лоток для промывания шлиха, лупа — вот и весь инвентарь. В отличие от Амакинской экспедиции, государство эту экспедицию не баловало. Непредсказуемая погода: сегодня — жара с тучами комаров, завтра — бесконечный холодный дождь. Палатки и продукты тащили на себе и в резиновой лодке на бечевке вверх по реке. Руки постоянно в ледяной воде, потому как пробы песка брали через каждые 500 метров. Работали с утра до вечера, продираясь сквозь заросли кустарника, подступавшие к реке. Как потом острили геологи, Попугаева открыла свое месторождение «животным способом». Она буквально ползла по земле, отворачивая полуметровый слой мокрого мха и высматривая пиропы. И вот, спустя два месяца…

«Приподняв дерн, она увидела голубовато-серую породу с многочисленными включениями зерен пиропа: «Смотри, Федюня! Голубая глина и вся в пиропах!» - вспоминает Федор Беликов. Охваченные эйфорией, они бросились копать породу вглубь. Два шурфа по 80 сантиметров подтвердили: это кимберлит! Так 21 августа 1954 года Попугаева открыла первое в СССР коренное месторождение алмазов – трубку «Зарница», с которой началось движение России к вершинам мирового алмазного рынка.

Трубку долгое время не признавали промышленной. Лишь в 1999 году взялись за ее разработку. Алмазы в ней оказались превосходные! Многие склонны видеть в этом происки врагов Сарсадских и Попугаевой, которые объявились у них в большом количестве сразу после успеха.

Травля

Событие, которое обещало стать триумфом Попугаевой, обернулось для нее жизненной драмой. В Амакинской экспедиции, начальником которой тогда был Михаил Бондаренко, ревностно отнеслось к удаче коллеги. Под предлогом того, что все материалы о поиске алмазов являются секретными, у Ларисы их забрали. А когда в сентябре 1954 году в Нюрбу приехали большие начальники из треста, было провозглашено: кимберлиты найдены Амакинской экспедицией! Под протоколом уже стояли подписи московского начальства: главного геолога Второго геологического треста Бурова и главного инженера того же треста...

Стремясь приписать заслуги себе, руководство экспедиции оказывало на Попугаеву давление, заставляя ее задним числом оформиться к ним в штат. Прессинг был очень сильным. За каждым шагом Попугаевой шпионили, не давали возможности написать письма и улететь из Нюрбы. Шантажировали тем, что обвинят в разглашении секретов и, возможно, в краже алмазов. На нее орали, оскорбляли, стучали по столу кулаком. Намекали, что она больше никогда не увидит дочь ...

«После таких «разговоров» Лариса ревела с утра до вечера, размазывая растекавшуюся по лицу краску, и, на краткое время, прекращая лить слезы, чтобы подкрасить ресницы, опять принималась плакать, - вспоминает геолог Екатерина Елагина, в то время сотрудница Амакинской экспедиции. - Она отчетливо сознавала, что оказалась в западне, из которой не видела выхода, понимая, сколь велики возможности у Бондаренко, простиравшиеся и на отделения связи, и на службы Аэрофлота (к слову, он был родственником тогдашнего министра геологии Антропова)».

Фактически Ларису взяли в заложники, искусственно изолировав от мира. Попугаева попросила Федора Беликова отправить Сарсадских телеграмму, чтобы она приехала в Якутию и помогла. Наталья Николаевна принялась бомбардировать телеграммами Бондаренко и прочие инстанции. Требовала возвратить Попугаеву и материалы полевых работ для написания отчёта. Но ее послания игнорировали. А Лариса по-прежнему была в Нюрбе одна против всесильного и нахрапистого Бондаренко. Странно, что поддержать ее не приехал никто из Центральной экспедиции, а ведь речь шла о защите чести ленинградских геологов!

Спустя два месяца Лариса была сломлена: измученная и опухшая от слез, доведенная до нервного расстройства, она оформилась на работу в Амакинскую экспедицию. Ей вернули полевые материалы, и она смогла улететь в Ленинград. Но какой прием ждал ее там! Рабочий стол Попугаевой демонстративно выставили в коридор, обозвав выскочкой. А Сарсадских обвинила в ее непорядочности. Лариса рыдала: «Меня заставили!» Но Наталия Николаевна так и не смягчилась.

«Лариса только ревела и говорила, что ее заставили. Как ее могли запугать? Ведь не сталинское уже время было. Не знаю, не мне ее судить», - на склоне лет рассказывала Сарсадских журналистам.

Тщетно Попугаева пыталась донести до коллег правду о событиях в Нюрбе.

«Никакие попытки Ларисы объяснить или рассказать о пережитом не принимались во внимание, - пишет известный минералог Галина Анастасенко.- Многим казалось, что он бы в подобной ситуации выстоял, не сдался бы. Но так ли это? Это была трагедия, изменившая всю жизнь открытого кристально честного человека».

Но все же зимой 1954–1955 года Сарсадских и Попугаевой пришлось вместе готовить отчет по их работе в Якутии. В соавторстве они опубликовали статью в журнале «Разведка и охрана недр», в которой научно обосновали то, что найденная порода — кимберлит, а не что-либо иное. Но былой теплоты в отношениях уже не было. В то время Сарсадских была уверена, что ученица предала ее, попыталась присвоить ее открытие…

Лариса долго пыталась восстановить справедливость, отстоять свою честь и приоритет ленинградских ученых в открытии «Зарницы». Ездила в Москву, в ЦК КПСС. Встречалась с заместителем министра геологии. Писала в Якутский обком КПСС. Но все было бесполезно...

Чужая среди своих

Когда в 1957 году Сарсадских и Попугаеву представили к Ленинской премии, их фамилии вычеркнули из списка. По словам Сарсадских, это произошло на уровне министерства геологии. Надо отдать должное, Родина их отблагодарила: Наталию Николаевну наградили Орденом Трудового Красного знамени, Ларису Анатольевну — Орденом Ленина. Но если Попугаевой присвоили звание «Первооткрыватель месторождения» в 1970 году, то о заслугах Сарсадских, которая подготовила базу для триумфального прорыва, вспомнили лишь 36 лет спустя после обнаружения трубки «Зарница»! В 1990 году 74-летняя геолог наконец-то получила знак первооткрывателя «Зарницы», а ее именем был назван алмаз в 72,85 карата.

Наталия Сарсадских прожила 97 лет. Она успела многое. Первой из советских геологов изучила и описала кимберлиты, придя к заключению, что алмазы не кристаллизуются из кимберлитовой магмы. Она генерируется в глубинных очагах и лишь транспортирует алмазы наверх. Сейчас ее выводы разделяет большинство исследователей. Сарсадских приглашали как эксперта, когда искали алмазы в Архангельской области, республике Коми и на Кольском полуострове, она воспитала множество талантливых учеников.

Судьба же Ларисы Попугаевой сложилась более драматично. Полтора месяца травли, пережитые в Нюрбе, сыграли роковую роль в ее жизни. Без вины виноватая, она, по сути, стала изгоем среди коллег. В нервной, взвинченной женщине, которую преследовали головные боли, люди не узнавали прежнюю живую и жизнерадостную Ларису. Она терпеть не могла разговоров о «Зарнице», которую стала называть «задницей»…

«Неля была очень доверчивой, делилась своими радостями и проблемами со всеми, верила в людей, считала, что геолог геолога не обидит, что они все – её друзья. Но эти «друзья» её обманули и присвоили открытие «Зарницы» себе, - вспоминает якутский журналист и историк Ришат Юзмухаметов, близко знавший Попугаеву. - С годами, конечно, она изменилась – жизнь научила не брать все на веру. Как всякая женщина, она была немножко капризной и вспыльчивой. Любила пошутить. Когда мы были «в поле», придумывала разные названия нашим маршрутам: «А сейчас мы идем по проспекту «Бревно поперек лежит!». Еще она очень любила искать. День и ночь бы копалась в земле. Ее просто постоянно тянуло к поиску. В тайге она никого не боялась. Была неприхотлива и ела все, что мы могли приготовить. Во время привалов у рек любила рыбачить».

В 1959 году Попугаева возглавила Центральную научно-исследовательскую лабораторию камней-самоцветов в Ленинграде. Ей поручили «инвентаризацию» месторождений камнесамоцветного сырья в СССР. Лариса Анатольевна с пиететом относилась к дарам недр и не могла спокойно видеть, как валялась под ногами бирюза, и шли в отходы аметисты. Чтобы добиться рачительного использования камней-самоцветов, она дошла до самого Косыгина. Тот дал добро на создание треста «Цветные камни». В 1970-е годы Попугаева курировала добычу балтийского янтаря, планировала восстановить Янтарную комнату в Екатерининском дворце...

Попугаевой не стало в 54 года. 19 сентября 1977 года она скоропостижно скончалась от разрыва аорты, замертво упав на улице. В 2005 году в городе Удачном, что вблизи алмазной трубки «Удачная», Ларисе воздвигли бронзовый монумент. Попугаева — единственный геолог нашей страны, который удостоился такой чести. Также ее именем назван крупный алмаз весом в 29,4 карата и кимберлитовая трубка, открытая в Якутии в 1973 году.

После открытия «Зарницы» пироповый метод Сарсадских стали применять повсеместно. И как говорила сама Наталия Николаевна, «кимберлитовые трубки посыпались, как горох». За один только полевой сезон 1955 года было открыто десять трубок! Самую «богатую», двойную трубку «Удачная», которая дает алмазы и по сей день, геолог Владимир Щукин нашел недалеко от «Зарницы». Причем благодаря Попугаевой. В тот полевой сезон она работала в Амакинской экспедиции как рядовой геолог и посоветовала Щукину пройти по ручью, в шлихах с которого ранее она нашла пиропы. Геолог последовал совету и буквально через несколько дней открыл «Удачную». В самом начале экспедиции! Небывалое везение! Но только в 2014 году первооткрывателями трубки «Удачная» наряду с Щукиным были признаны Попугаева и Сарсадских. Обеих исследовательниц уже не было в живых, и почётные значки передали их дочерям.

...На склоне лет к Сарсадских, видимо, пришло понимание того, что Попугаева не предавала ее ни тогда, в Нюрбе, ни потом. Что у нее и мысли не было присвоить себе открытие своей наставницы и подруги. Что она хотела разделить с ней радость победы. Что блестящие результаты их сотрудничества и искренняя дружба стали предметом зависти со стороны хищников от геологии - по сути, «мафии». Когда весной 2006 года Наталию Николаевну чествовали в связи с её 90-летием, она сказала, поднимая бокал с шампанским: «Выпьем за Нелю Гринцевич. Нас развели злые люди»...

Кстати

Кимберлитовая трубка — вертикальная полость, которая уходит в землю на тысячу и более метров. Выглядит как гигантский столб с конусовидным расширением к верху. Образуется при прорыве газов сквозь земную кору и вынесла на поверхность кимберлит — породу, иногда содержащую алмазы. Кимберлитовые трубки — своеобразные древние вулканы, на планете их открыто около полутора тысяч, и 8-10% из них— алмазоносные породы. В кимберлитовых трубках сосредоточено около 90% запасов алмазов коренных источников.

Крупнейшие месторождения алмазов Якутии, кимберлитовые трубки:
«Зарница» (1954),
«Мир» (1955),
«Удачная» (1955),
«Айхал» (1960),
«Интернациональная» (1969),
«Комсомольская» (1974),
«Юбилейная» (1975),
«Ботуобинская» (1994),
«Нюрбинская» (1996),
«Мархинская» (1999)




Copyright © 2008-2016. Татьяна Кокина-Славина (Таня Танк). Все права защищены | Memory consumption: 2.5 Mb