Криминал <<

Трое суток не спать, трое суток искать...

«В миру» она — Марина Маринина, художница, флорист и мама 21-летней дочери. Среди «своих» она известна как Лилия. «Свои» - это поисково-спасательный отряд «Волонтер», вокруг костяка которого группируются десятки, а иной раз и сотни добровольцев, помогая полиции искать без вести пропавших.

Быстро и максимально широко распространить призыв о поиске в Сети и в реале, объединить волонтеров, дать явки-пароли, постоянно обновлять информацию о ходе поисков — это и есть задача Марины-Лилии. Она — инфорг. Мозг поисковой операции. Или, по крайней мере, его полушарие. Которое не «выключается» иной раз по трое суток...

Загнать и обезвредить

В гуще поискового движения Марина оказалась случайно. Как-то сидела в соцсети и наткнулась на пост: в Ростове-на-Дону пропала Даша Попова. Марина сделала репост куда только смогла. И очень удивилась, когда ее тут же завалили сообщениями: каковы последние новости, чем мы можем помочь? Так совершенно неожиданно на Марининой замкнулась группа новеньких волонтеров, которая росла час от часу.

- Но я в Нижнем, а они — в Ростове! К счастью, тут на меня вышел координатор ростовского отряда и предложил «вести» набранных волонтеров. То есть, стать официальным инфоргом группы. Первые трое суток я не спала совсем, сроднилась с компьютером и телефоном, а потом меня на несколько часов начала подменять девочка из США. У нас ночь, у них — день...

На пятые сутки раздался звонок: Даша жива!

- Мы думаем, все могло бы закончиться хуже, если бы не мощная информационная волна. Дашу разыскивала тысяча добровольцев! Похититель понял, что его загнали и высадил девочку на обочине.

Ночь. Дождь. Фонарь. Торфяник

- После этого я стерла со своей стены Вконтакте всю лабуду и стала размещать там посты о пропавших людях, - рассказывает Марина. - Искала детей и в Ростове, и в Набережных Челнах... Думала: так и буду работать дистанционно. Не знала, что у нас в Нижнем есть свой поисковый отряд.

...В сентябре 2013-го город всколыхнуло известие об исчезновении студентки медакадемии Ксении Мальцевой. Марина разместила на своей стене ориентировку. И тут ей позвонил координатор нижегородского отряда «Волонтер» Сергей Шухрин...

- Оказалось, что мы ходили параллельными путями, - говорит Марина. - Объединились, и за три дня поисковая группа выросла до пяти тысяч человек!

Добровольцы тогда прочесали сады около дома Ксении в Щербинках, парк «Швейцария» со всеми его оврагами... Поиски зашли в тупик. Нужен был новый толчок.

- Почему так важно широкое оповещение? Это шанс найти свидетелей. В случае с Ксенией толчком к дальнейшим поискам стали сообщения о том, что ее в тот день видели в «Макдональдсе» на Горького, а потом — в кинотеатре на Покровке. Мы искали ее все восемь дней, пока из Кстова не пришла весть: труп Ксении прибило к берегу Волги...

В ту же осень в Балахне пропала 9-летняя Настя Коханюк. На поиски девочки с синдромом Дауна поисковики отправились в тот же вечер. Дождь, беспросветная тьма, прорезаемая фонариками, высоченная трава, старый торфяник...

- На поиски Насти мы выезжали много раз, но безрезультатно, - вспоминает Марина. - В таких случаях обычно два варианта: либо увезли, либо убили и закопали где-нибудь в соседнем дворе.

«Точно не там» = «может, и там»

Иногда, когда труп в итоге находят, поисковики ломают голову: как человек там оказался? Его там попросту не могло быть!

- У мужчины пропала престарелая мать, жительница деревни. Собаки привели нас на поселковую дорогу. Дальше след обрывался. Мы решили, что женщину сбило грузовиком, тело забрали и закопали. Прошел год, и ее останки обнаружили за рекой. Как она туда могла попасть?! - Марина чертит схему местности. - Вообще никак! Но как-то попала...

Или: две пенсионерки-грибницы договорились идти параллельно вдоль трассы Линда-Городец и встретиться на просеке. Аукались. И вот одна словно испарилась.

- Мы шесть раз прочесали этот квадрат полтора на два километра, - вспоминает Марина. - Пусто!

Поэтому у поисковиков правило:

- Если нам говорят: ну, там-то его точно быть не может — надо обязательно проверить это место! Больше половины находок — там, где человека ну никак быть не должно.

Например, дзержинца Сергея Манянина нашли именно там, где его не могло быть. Мужчина поехал прокатиться на снегоходе, пересек Оку и почему-то решил подняться на крутой берег прямо по целине. Снегоход завалился назад и придавил мужчину. Его тело поисковки обнаружили с воздуха — из кабины частного мини-самолета.

- А все рассуждали как? Там же нет подъема, зачем ему идти в гору...

«Мы идем в лес, а экстрасенсы — лесом»

Костяк нижегородского отряда — 20-30 человек. Есть картограф — распечатывает карты со спутника. Есть кинологи-любители — ими руководит Аня Парасотка. Есть «полевой командир» - координатор Сергей Шухрин.

- Если прочесываем лес, то за каждым закрепляем свой квадрат, и потом путь, пройденный поисковиком, на карте отмечается «треком», - рассказывает Марина. - Иногда бывает, что поисковик проходит в трех шагах от трупа... Так было с Лерой Устименко, которую грибники нашли под кустом, случайно грибники.

Поисковики идут плотной шеренгой — один-два метра друг от друга. Летом — дальше, зимой — ближе.

- Сергей Шухрин шутит: видели фашистов в кино? Передвигаемся так же, - говорит Марина.

В поисках нет мелочей:

- Пустая пачка из-под сигарет, пластиковая бутылка, обрывок ткани и даже, извиняюсь, отходы жизнедеятельности — внимание обращаем на все.

Интересно, что еще ни один экстрасенс не помог волонтерам в поисках.

- По той же Ксении Мальцевой — ни один не написал, что она в воде. Поэтому мы не работаем с информацией «провидцев». Разве что если они согласны с нами съездить на предполагаемое место. Но они не хотят...

Бывают в поисковой работе и курьезы. Три москвички на такси отправились из Дивеева в деревню Глухово — на Дальние Камни. Уже смеркалось, до Камней еще пешком километров пять, но женщины все же пошли. Но испугались хрустнувшей ветки и с криками бросились в лес.

- Их искали три дня. Из Москвы приехали их мужья. Но только мы появились — а их как раз выводят из леса...

Марина подчеркивает:

- Мы не заменяем полицию, мы ей помогаем. Поэтому наш первый вопрос родственникам, заявившим об исчезновении: заявление написали? У нас почему-то очень распространен миф, что якобы в полиции принимают заявление только спустя три дня. Это давно не так!

...Напоследок спрашиваю:

- А почему Лилия?

- У всех ключевых поисковиков в разных регионах — свои позывные. Есть Азимут, Светик, Йорк... Марин много. Поэтому пришлось переименоваться в Лилию.

Кстати

Марина советует:

- Не проходите мимо детей, находящихся без взрослых. Обязательно поинтересуйтесь: ребенок, ты откуда? Где твоя мама? Недавно из санатория «Ройка» пропали два мальчика. Как только расклеили ориентировки — нам начали звонить из разных городов. А до этого что, никто не обращал внимания на двух детей без взрослых?

- Обращайте внимание на «странное» поведение ребенка, даже если он находится со взрослым. Возможно, этот человек не его родственник. В случае с похищенной и затем убитой Василисой Голицыной свидетели были: машину похитителя занесло в сугроб, его вытаскивали на тракторе, и тракторист видел в салоне девочку.

- Приобретите ребенку специальный «маячок» и будьте в курсе его передвижений.

- Составьте список телефонов, куда вы позвоните в первую очередь, если пропадет ваш близкий. Недавно на Автозаводе якобы пропала девочка 10 лет. Растерявшись, мама даже не догадалась позвонить бабушке...

- Составьте «паспорт» на ребенка: вес, рост, приметы.

- Снабдите пожилого человека бирочкой с данными о нем. На случай, если человек попадет в больницу или хуже, чем в больницу.

- Если пропал ваш близкий, не скрывайте от поисковиков и полиции важную информацию о нем: конфликты, суицидальные мысли, вредные пристрастия




Copyright © 2008-2016. Татьяна Кокина-Славина (Таня Танк). Все права защищены | Memory consumption: 2.5 Mb