2014 год <<

«Лермонтов был сущим дьяволом!»

Автор книги о хищниках человечества поставила поэту диагноз «злокачественный нарциссизм»


То, что у Михаила Юрьевича был сложный характер, мы догадывались со школьных лет. Но многие и не подозревают, насколько завистливым и жестоким человеком был «певец печали и любви». Таня Танк, которая посвятила таким людям целый труд под названием «Бойся, я с тобой. Страшная книга о Роковых и Неотразимых», задним числом поставила Лермонтову диагноз «злокачественный нарциссизм».


- Патологических (злокачественных) нарциссов, наряду с социопатами (психопатами) и макиавеллистами, называют «темной триадой», хищниками человечества. Это 3-4% из нас, и трое из них — мужчины, - говорит Таня Танк. - Эти люди - угроза для всех нас, поскольку они обладают дьявольским и абсолютно лицемерным обаянием, садистской безжалостностью и полной бесчувственностью, которая и позволяет шаг за шагом разыгрывать продуманную партию по уничтожению «врага» - так называемого любимого человека, друга, коллеги. А поскольку они напрочь лишены совести, то не испытывают ни малейшего раскания.

- Не верится, что Лермонтов может иметь отношение к этим людям...

- В этом нет никаких сомнений. Наш великий поэт был зол, завистлив, язвителен, коварен и вероломен, и это подтверждается многочисленными воспоминаниями современников. Известно, что Демона он списал с самого себя, о чем говорил направо и налево. И в Печорине многие узнали самого Лермонтова, поэтому он был вынужден провести линию между собой и «героем нашего времени».

- Интересно, что впервые Печорин появился в незаконченной повести «Княгиня Лиговская», где 22-летний Лермонтов воспроизвел свою циничную интригу двухлетней давности в отношении Екатерины Сушковой. Узнав, что Черноокая собирается замуж за его друга Алексея Лопухина, 20-летний Мишель поспешил в Питер и принялся бомбардировать 22-летнюю девушку упреками, намеками и полупризнаниями. О том, как Лермонтов «убил в ней сердце, душу, разрушил все мечты, все надежды», Сушкова рассказала в своих «Воспоминаниях».

- Почему он выбрал ее в качестве жертвы?

- В 16 лет он якобы был влюблен в 18-летнюю Сушкову, но она дружески подтрунивала над угрюмым и злобным Мишелем. Меня удивляет, что многие считают отсутствие взаимности со стороны Сушковой веским поводом для мести ей четыре года спустя. Но давайте подумаем: у всех у нас были любовные неудачи, особенно в юности, но многие ли из нас испытывают потребность в мести, да ещё столь жестокой? Согласитесь, для этого надо иметь особый склад личности. Злопамятность и мстительность - характерные нарциссические черты.

Сушкова представляла собой классический пример нарциссического трофея. Вопреки распространенному заблуждению, хищников интересуют не мямли и тряпки, а исключительно «качественные» люди: успешные в профессии, интересные внешне, умные, талантливые, неординарные. Они наслаждающиеся полнотой жизни, у них много друзей, разнообразные интересы. Вот за таким «трофеем» хищники открывают настоящую охоту. Ими движет нарциссическая зависть, выражающаяся в желании "присвоить" себе качества объекта, вызывающие эту страшную зависть.

Сушкова обладала всеми данными «трофея»: «стройный стан, красивая, выразительная физиономия, черные глаза, сводившие многих с ума, великолепные, как смоль волосы, в буквальном смысле доходившие до пят, бойкость, находчивость и природная острота ума».

- Но известно, что 18-летняя Сушкова не любила 16-летнего Лермонтова, хотя он и посвятил ей несколько стихов. Мало того, она знала о его злобном насмешливом характере. Как она могла в здравом уме сойтись с таким человеком, да ещё и будучи влюбленной в другого?

Итак, Лермонтов действовал по всей проформе, принятой у хищников. Все этапы деструктивного сценария — от разведки до «утилизации» - я разбираю в своей книге. Четыре года он вел разведку, живо интересуясь успехами Сушковой. Затем подманил жертву, прикинувшись одиноким, непонятым и катастрофически недолюбленным. Он сказал Сушковой, что «глубоко несчастлив; стоит на краю пропасти, потому что никому и ни во что не верит, не знает, что такое взаимность, ласка матери, дружба сестры» и призвал спасти его своей любовью.

А чтобы вконец парализовать волю жертвы, он сильно надавил на жалость и вызвал у Сушковой огромное чувство вины. Как он это сделал? Спустя несколько дней Лермонтов начал шантажировать ее намечающейся дуэлью с Лопухиным, предотвратить которую может только Екатерина. Особый цинизм этого морального шантажа заключался в том, что сам Лопухин был ни сном ни духом об этой дуэли, и полностью доверял Лермонтову, который называл себя его другом!

- Неужели у Сушковой нигде не кольнуло насчет того, что это игра?

- Поначалу даже очень умному человеку трудно понять, что он попал в обработку к хищнику. Ведь Роковой вовсе вы выглядит как «аццкая сотона». Часто он демонстрирует миру добродетель: вежливость, религиозность, любовь к семье, детям и животным. Вот почему так важно научиться распознавать таких людей «с трех нот» и быстро сворачивать общение с ними.

А эти «три ноты» обязательно звучат, ведь дьявол, как известно, кроется в мелочах. Сушкова могла бы заподозрить Лермонтова в дурных намерениях, столкнувшись с первыми несостыковками. Например, когда Лопухин спросил ее, с кем она танцевала вчера мазурку, она ответила: с Мишелем. Тот не поверил. Оказалось, что он до полуночи просидел у постели больного Лермонтова и уехал, когда тот заснул. А Мишель сразу же «выздоровел» и приехал на бал.

Второй признак, который должен был встревожить Сушкову — ураганный режим развития их отношений. Хищники способны долго зависать на этапе разведки, но в стадии обольщения действуют быстро и напористо, чтобы не дать жертве опомниться. Они буквально прилипают к ней! Так действовал и Лермонтов. Уже спустя 20 дней с начала «кампании» Лермонтов буквально выбил у Сушковой признание в любви и обещание порвать с женихом. «Он был так нежен, так откровенен, рассказывал мне о своем детстве, о бабушке, такими радужными красками описывал будущее житье наше в деревне, за границей, всегда вдвоем, всегда любящими и бесконечно счастливыми, молил ответа и решения его участи, так, что я не выдержала и сказала ему, что люблю его больше жизни, больше, чем любила мать свою» - пишет Сушкова.

Добившись, чтобы Екатерина отказала жениху, Мишель потребовал от «невесты» нелепых жертв, в которых вроде как не было ничего «такого», но которые, тем не менее, были призваны выставить ее посмешищем в свете. Например, он заставлял ее носить гладко зачесанные волосы, что ей не шло, и на все балы выезжать в одном и том же наряде. В то же время он проиграл в карты кошелек, который ему связала Сушкова, чем вызвал новые пересуды в свете и насмешки над девушкой.

- При каких обстоятельствах Сушкова прозрела?

- Как-то вечером в дом Сушковых принесли анонимное письмо. Оно попало в руки дядюшке Екатерины, и он стал читать его вслух. Аноним писал, что «Л-ов» никогда не женится на ней, что над ней смеется весь свет и ей нужно немедленно с ним порвать, если она не хочет быть полностью скомпрометированной, а то и обесчещенной. Ведь «Л-ов» уже «погубил девушку, во всем равную вам и по уму и по красоте. Он увез ее от семейства и, натешившись ею, бросил».

Родственники Екатерины после этого отказали Лермонтову от дома. Когда через пару недель Екатерина встретила «жениха» на балу, он... отвернулся от неё! А когда пересекся с ней в общем танце, то «зло улыбаясь и холодно смотря, сказал: «Haine, mepris et vengeance» («Ненависть, презрение и месть»)». Сушкова спросила, почему он так несправедлив и жесток, на что он ответил, что никогда не любил её.

- А может, Сушкова наговаривает на нашего любимого поэта?

- Увы, нет. Своими «подвигами» Лермонтов бахвалился в письмах приятельнице Сашеньке Верещагиной (кстати, близкой подруге Сушковой), а потом обессмертил свою интригу в «Княгине Лиговской». Подобный некрасивый фортель он, видимо, выкинул и в отношении Натальи Мартыновой, сестры своего будущего убийцы. Некоторые считают её прототипом княжны Мери. Как видим, Лермонтову не требовалось ничего придумывать. По сути, в своих талантливых произведениях он описывал свои же интриги.

- Понимал ли сам Лермонтов, что он за человек?

- Более чем. В той же анонимке Сушковой он аттестует «Л-ова», то есть, себя следующим образом: «Для него нет ничего святого, он никого не любит. Его господствующая страсть: господствовать над всеми и не щадить никого для удовлетворения своего самолюбия. Я ничего не имею против него, кроме презрения, которое он вполне заслуживает».

- А зачем нарциссы издеваются над людьми и разрушают их жизни?

- Потому что они самые настоящие вампиры. Их «пища» - моральные, физические и материальные ресурсы, производимые «нормальными» людьми. А чтобы эта пища поставлялась бесперебойно, была вкусной и разнообразной, Роковой добивается безраздельной власти над жертвой. И начинает безжалостно ее «высасывать». Зачем им это надо, я подробно разбираю в своей книге.

- Откуда они такие берутся?

- О том, на каких почвах произрастают нарциссы, я подробно рассказываю в своей книге. Если вкратце, хищник формируется до 6-7 лет — обычно в атмосфере манипулирования ребенком, когда родители то беспричинно тютюшкают его, то обдают холодом, игнорируют, сравнивают с другими, требуют соответствать их ожиданиям, не интересуясь зарождающимися потребностями самого малыша. При таком воспитании его закладывающаяся личность необратимо застывает в развитии. Чтобы спастись от гнева, холодности, пренебрежения родителей, он учится прятать свое «я» под масками, а потом это становится единственно возможным способом выживания.

Собственное «я» погибает, и в мир приходит человек, не имеющий личности, многоликий как хамелеон, не умеющий дружить, любить, сотрудничать, сострадать, чуждый раскаянию. Не чувствующий радости жизни. Живой мертвец.

Лермонтов воспитывался как классический нарцисс. У него рано умерла мать, а отца властная бабушка Елизавета Арсеньева отодвинула от воспитания сына. Она была то непомерно строга к внучку, то баловала его, и тот очень скоро сел ей на шею: грубил, капризничал, назло ломал кусты в ее саду, срывал ее лучшие цветы и кидался камнями в кур. Нездоровая агрессивность в детстве — это еще один паззл в общую картинку Лермонтовского нарциссизма. Исследователь отмечает в нем «резкие черты злобы, прямо демонической, склонность к разрушению».

- Можно как-то перевоспитать, вылечить такого человека?

- К сожалению, нарциссическая поломка личности необратима, поэтому оставьте надежды подстроиться к таким людям, заслужить их любовь и растопить их ледяные сердца. За нарциссов не берутся даже самые маститые психотерапевты, так не переоценивайте свои возможности и вы.

Самая верная стратегия — распознав нарцисса, навсегда его оставить, как бы дорог он вам ни был. Если вы этого не сделаете, то последствия такой связи будут самыми драматичными, а в долгосрочной перспективе — и трагичными. Разрушенные связи с близкими, крушение планов, полная дезориентация и душевная опустошенность, в хлам убитая самооценка, профессиональная импотенция, моральное и финансовое банкротство, тяжелая болезнь и даже смерть — вот та страшная цена, которую рано или поздно платит каждый, павший жертвой чар Неотразимого Человека и вовремя не выбравшийся из трясины.

Беседовала Светлана Серова


Кстати

Вот как вспоминают о Лермонтове современники:

Николай Мартынов (убийца Лермонтова):

«Господа, если бы вы знали, что это был за человек! Он был невыносим. Если бы я промахнулся тогда на дуэли, я бы убил его потом. Когда он появлялся в обществе, единственной его целью было испортить всем настроение. Все танцевали, веселились, а он садился где-то в уголке и начинал над кем-нибудь смеяться, посылать из своего угла записки с гнусными эпиграммами. Поднимался скандал, кто-то начинал рыдать, у всех портилось настроение. Вот тогда Лермонтов чувствовал себя в порядке»

П.Ф. Вистенгоф:

«Студент Лермонтов имел тяжелый, несходчивый характер, держал себя совершенно отдельно от всех своих товарищей».

А.Ф. Тиран:

«Лермонтов был дурной человек: никогда ни про кого не отзовется хорошо; очернить имя какой-нибудь светской женщины, рассказать про нее небывалую историю, наговорить дерзостей - ему ничего не стоило».

М.Б. Лобанов-Ростовский:

«Это был настоящий дьявол, воплощение шума, буйства, разгула, насмешки. Он не мог жить без того, чтобы не насмехаться над кем-либо».

В.И. Анненкова:

«Он был желчным и нервным и имел вид злого ребенка, избалованного, наполненного собой, упрямого и неприятного до последней степени».





Copyright © 2008-2016. Татьяна Кокина-Славина (Таня Танк). Все права защищены | Memory consumption: 2.5 Mb