2013 год <<

«Мам, когда к ребяткам?»

Чтобы вылечить Анечку и Диму, нужны дорогие препараты.


Дима Карманов

Анечка Огнева

До недавнего времени четырехлетняя кстовчанка Анечка Огнева и трехлетний житель Арзамаса Дима Карманов были самыми обычными детьми: общительными, веселыми, подвижными. Все изменилось за какой-то месяц, когда и тот, и другая слегли с высокой температурой непонятного происхождения. К сожалению, это оказались не ОРЗ и не пневмония, как предположили врачи, а куда более опасная болезнь – лейкоз. Малыши вот уже несколько месяцев лечатся в детской областной клинической больнице. Несмотря на тяжесть заболевания, врачи полны оптимизма. Который оправдан: за последние 20 лет детская онкогематология сильно шагнула вперед.

Загадка высокой температуры

...Сначала Аня Огнева просто температурила, потом перестала ходить, а ножки у нее раздулись и посинели. Местные врачи терялись в догадках.

– А потом у дочки сильно разболелась рука и отнялась ножка, – рассказывает мама Наталья. – Она постоянно плакала. Я всю ночь качала ее на руках и ждала, когда наступит утро, чтобы повезти прямо в приемный покой областной детской больницы.

Диму Карманова примчали из Арзамаса на скорой помощи с температурой под сорок. Не увидев эффекта от традиционного лечения, местные врачи усомнились в верности диагноза «воспаление легких».

В детской областной больнице малышам сделали костно-мозговую пункцию, и уже через несколько часов худшие опасения подтвердились: у обоих – острый лейкоз. Только у Ани – более «злой» миелобластный, а у Димы – лимфобластный.

– Когда сказали диагноз, я была в шоке! – вспоминает Надежда Карманова. – Ведь Дима практически не болел. Даже ОРЗ бывало не чаще раза в год. Это был просто клубок энергии!

Детей вместе с мамами тут же госпитализировали, и уже на следующий день началось лечение, которое длится и по сей день. И все эти долгие месяцы ребята практически не выходят за пределы стерильных палат.

– Два раза в день я мою здесь полы, слежу, чтобы все было стерильно, – рассказывает Надежда Карманова. – Каждый день моемся, полностью меняем одежду и постельное белье. Напоить, накормить тоже надо стерильно.

Лечение острого лейкоза – это всегда долго, тяжело и рискованно. Но альтернативы нет. Маленькому пациенту предстоит пройти несколько курсов химиотерапии, после чего решается вопрос о пересадке костного мозга – родственного или донорского.

– Химиотерапия – тяжелое, но очень эффективное лечение, – рассказывает Александр Алексеев, врач отделения детской гематологии. – К сожалению, оно сопряжено с риском серьезных осложнений, поскольку сильно ослабляется иммунитет. Самый коварный и опасный враг пациентов, проходящих химиотерапию, – инфекция. Микроорганизмы, микробы и грибки в условиях временного тяжелейшего угнетения иммунитета обладают колоссальным патогенным действием. Минимальные проблемы, которые для здорового человека не представляют никакой угрозы, для пациентов на химиотерапии могут оказаться фатальными. Поэтому, помимо химиотерапии, требуется сопроводительная терапия. Современные лекарства последнего поколения стоят очень дорого, и и мы не всегда располагаем ими в полном объеме. А ситуация часто требует молниеносного реагирования...

«Не плачь, скоро домой»

Сейчас за спиной у Анечки и Димы – несколько курсов химиотерапии. Они получают все необходимые препараты и чувствуют себя хорошо.

– Для дочки самое тяжелое сейчас – находиться в закрытом помещении, ведь мы уже четыре месяца в больнице, – говорит мама. – В садике она привыкла общаться с ребятами, беситься, драться. Поэтому, как только немного отпустила боль в ногах, Анечка начала бегать. Даже во время капельницы бегает по палате, держась за трубочку, по которой идет лекарство.

Идет на поправку и Дима Карманов.

– Несмотря на серьезность лечения, мальчик активен и радуется жизни, играет, – рассказывает лечащий врач Алексей Широков. – Сейчас уровень лимфоцитов и нейтрофилов в его крови поднялся до приемлемого уровня, и мы разрешили ему выйти из стерильной палаты и общаться с другими детьми. Для такого общительного ребенка это большая радость!

Надежда Карманова рассказывает, что сын очень скучает по «ребяткам»:
– Смотрел тут на детсадовскую фотографию и сказал: «Мам, когда к ребяткам?» А потом подумал и добавил: «Зато в больнице паззлы есть».

Анечка Огнева, как может, подбадривает маму.

– Бывает, что я устаю, плачу, а она мне говорит: «Мам, не плачь, мы немножко покапаемся и поедем домой», – говорит Наталья Огнева. – Она меня спасает, и я не раскисаю.

Врачи надеются полностью вылечить и Диму, и Аню.

– Мало в какой области достигнут такой прогресс, как в современной детской гематологии, – обнадеживает Александр Алексеев. – И если многие формы еще 20 лет назад звучали как приговор, то сейчас мы излечиваем подавляющее большинство. Сейчас для малышей главное – без осложнений завершить полный курс химиотерапии. И в этом им поможет сопроводительная терапия.

Фото Виктории Истоминой




Copyright © 2008-2016. Татьяна Кокина-Славина (Таня Танк). Все права защищены | Memory consumption: 2.5 Mb