2013 год <<

Кирилл Веселов против злого рока

Семилетний Кирилл не выглядит нездоровым. Это веселый, озорной, общительный мальчик. Тем не менее, он серьезно болен — у него злокачественная опухоль с многочисленными метастазами. Врачи и родители предприняли все, чтобы Кирилл выздоровел, но эти шаги оказались безуспешными, и столичные врачи констатировали, что не в состоянии чем-либо помочь мальчику. Но в этот, самый безнадежный момент, вдруг забрезжила надежда, что роковые обстоятельства все же будут преодолены...


Папа Кирилла

С сыном

Кирилл в больнице

Самоизлечения не произошло

Все началось с того, что четыре года назад мальчик вдруг затемпературил. Несколько раз лежал в больнице в своем родном Урене, но после выписки лихорадка раз за разом возвращалась. Потом родители заметили, что сыну стало тяжело наклоняться, он стал жаловаться на боль в ножках.

– Пожилая педиатр Фаина Семеновна сказала: не хочу вас пугать, но похоже на онкологию. Езжайте в Нижний, – вспоминает отец ребенка Николай Веселов.

В детской областной клинической больнице у мальчика обнаружили серьезные поражения костного мозга и огромную опухоль в забрюшинном пространстве. Врачи поставили диаоноз нейробластома. Эта злокачественная опухоль симпатических нервных волокон, одна из самых распространенных у детей после образований почки и центральной нервной системы.

– Своеобразие этой опухоли в том, что нередко после введения химиопрепарата она самоизлечивается, особенно у маленьких детей, – рассказывает Людмила Привалова, заведующая отделением детской онкологии. – Мы надеялись, что то же самое произойдет и с Кириллом. И он действительно вышел в хорошую ремиссию.

Которая закончилась рецидивом спустя четыре года. В декабре 2012-го Кирилл вновь начал жаловаться на ножку, стал невеселым и потерял интерес к детским забавам. Родители тут же повезли мальчика в Нижний. Врачи констатировали: у ребенка тотально поражен костный мозг, и поставили диагноз «нейробластома четвертой стадии».

Не помог и Матвейка

В случае рецидива обычно предпринимается пересадка костного мозга. Но по роковому стечению обстоятельств ребенку не подошел костный мозг ни мамы, ни отца, ни четырехлетней сестренки.

– Когда Кирилл заболел, мы с женой перелопатили весь Интернет и пришли к мнению, что ему неизбежно понадобится пересадка костного мозга. Поэтому решили родить третьего ребенка, – рассказывает Николай.

Чтобы в течение суток доставить на анализ в Москву пуповинную кровь новорожденного, Николай ждал родов жены в Нижнем. Как только Светлана разрешилась Матвеем, прыгнул на первый поезд до столицы... Увы, кровь Матвея Кириллу тоже не подошла.

Врачи начали искать для Кирилла неродственного донора. В московском банке пуповинной крови ничего подходящего не нашлось. В Самарском — тоже. Из Сибири пока также нет хороших вестей. По словам Людмилы Приваловой, на подбор донора они истратили около 200 тысяч, и все безуспешно...

Чтобы обсудить тактику лечения Кирилла, собрали межрегиональный консилиум. Врачи республиканской детской больницы сказали: к сожалению, сделать для мальчика ничего нельзя, применяйте симптоматическую терапию.

– Это значит, что будет рецидив, и ребенок погибнет, – объясняет Людмила Привалова. – Но мой принцип таков: не опускать руки, пока не сделано абсолютно все возможное и даже невозможное для спасения пациента.

Шанс ценой в полмиллиона

Нижегородские врачи собрали свой консилиум — настоящий «мозговой штурм», в ходе которого трансфузиологи предложили очистить кровь Кирилла с помощью новой методики. Новой для нашего города, за границей же она применяется довольно широко.

– В результате обработки в крови убьют злокачественные клетки, потом Кириллу проведут высокодозную химиотерапию и убьют все клетки в его костном мозге, а затем перельют обработанную кровь. Постепенно образуется новый клон клеток, и костный мозг Кирилла обновится, – объясняет Людмила Привалова.

Однако аппарат для очистки крови стоит баснословных денег: медикам выставили счет на 490 тысяч рублей. А ведь это далеко не все траты: мальчику понадобятся и высокотехнологичные лекарства, стимулирующие рост новых клеток крови. Понятно, что родителям Кирилла такую сумму не найти ни в жизнь. Николай работает на пилораме и получает около пяти тысяч рублей, Светлана ухаживает за маленьким Матвеем.

– Мы готовы на все, лишь бы Кирилл выздоровел! – говорит Николай, и на его глазах блестят слезы. – Мы с женой осознаем, что из-за болезни немного разбаловали его, но так хочется подарить ему хоть какую-то радость! Кирилл у нас фанат железной дороги. И вот недавно мы с ним были в Санкт-Петербурге, сдавали анализ. Жили у друга в Сосновом Бору и оттуда на электричке ездили в город. Я подвел Кирилла к кабине машиниста, чтобы он хотя бы одним глазком глянул. А машинист пригласил нас к себе, и мы прокатились в его кабине. Кирилл был так счастлив!

– Мы не знаем, чем увенчается наша попытка, – чистосердечно признается Людмила Привалова. – Но если мы ничего не будем делать, рецидив не заставит себя долго ждать. Это последний шанс, который мы не можем не использовать...

Фото Виктории Истоминой




Copyright © 2008-2016. Татьяна Кокина-Славина (Таня Танк). Все права защищены | Memory consumption: 2.5 Mb