2013 год

Почему председатель совета дома с Дачной не ходит по инстанциям в одиночку

Мать троих сыновей Вера Баландина – из числа свежеиспеченных председателей советов МКД. Дом №17 по улице Дачной, в котором она живет последние шесть с половиной лет, построен еще в 1959 году и все эти годы не видел капремонта. При этом из 24 квартир в пятнадцати живут пенсионеры. Вот Вера и решила: если не она, то кто же? А соседи вызвались ей помочь.

На все руки от... безысходности

Свом хлопоты Баландина начала несколько лет назад, когда еще не помышляла о стезе домовой активистки:
– Собрала с жильцов деньги и установила железную дверь в первый подъезд. Стены в подъезде отсырели, сыпались — мы опять скинулись, кто сколько мог. Сама шпатлевала и красила стены.

А еще Баландина в течение нескольких лет убиралась в подъезде. То, что это обязанность домоуправляющей компании, Вера узнала лишь... месяц назад, когда получила договор управления домом:
– Нам, оказывается, и стены моют, и подоконники протирают... Правда, мы ни разу не видели у нас уборщицу.

Шаг за шагом Баландина начала понимать, насколько плохо и она, и окружающие ее люди осведомлены о своих правах. Сейчас кругозор Веры становится шире день ото дня: она осваивает работу в Интернете, штудирует законы, не пропускает телерепортажей на тему коммуналки, советуется с опытными коллегами из совета общественного самоуправления советов МКД Ленинского района.

Узок круг этих людей

Недостаток знаний Вера с лихвой компенсирует настойчивостью и решительностью, которые иногда принимают весьма нетривиальные формы. Показательна в этом отношении история с перерасчетом по теплу, за которой жильцы дома №17 борются с ноября. Дело в том, что отопительный сезон для них начался в этом сезоне на 20 дней позднее, чем по городу – 25 октября. Баландина и ее соседи оборвали телефон дежурного по районной администрации и ДК. Но заполучить к себе представителя ДК оказалось не так-то просто.

– Мы постоянно находились в ожидании, когда придет мастер. Я наказала своим пенсионеркам: если кто появится из ДК — тут же звоните мне на сотовый и не отпускайте его, пока я не приду.

И вот, когда Вера стояла в очереди за билетом на поезд, раздался долгожданный звонок. Баландина подоспела вовремя: мастер как раз собиралась уходить, так и не сообщив ничего о причинах того, почему от стен веет холодом.

– Как ваша фамилия? – спросила у нее Баландина.
– Не скажу, – отвечала та.

В этот же миг по сигналу Веры вокруг сотрудницы ДК сомкнулся круг из жильцов.

– Представьтесь, а то не уйдете, – повторила Баландина требование.

Только после этого сотрудница ДК с неохотой назвалась.

– А теперь назовите причину, по которой у нас нет тепла, – продолжила «допрос» Вера.

Оказалось, что в стенах – воздушные пробки и, кроме того, неисправен вентиль.

И вот 24 октября Баландина с группой поддержки из пяти человек направилась в районную администрацию.

– В 17.45 мы пришли и сказали, что не уйдем отсюда, пока нам не пустят тепло. Надо будет — и голодовку объявим. Оказалось, что в администрацию поступила информация, что тепло в проблемный дом уже пущено. «Стихийный митинг» жильцов с Дачной оказался для чиновников неожиданностью.

– И только благодаря вмешательству замов главы района Рожковой и Белова днем 25 октября в наши квартиры пришло тепло, – подытоживает наша героиня.

Но это было полдела. Сейчас Баландина добивается от ДК перерасчета за те октябрьские дни, которые они прожили с холодными стенами. Пока безрезультатно. Но Вера уповает на помощь Госжилинспекции, к главе которой – Буслаеву – она записалась на прием.

Тайна семнадцатого листа

Избравшись председателем совета МКД, Вера решила заполучить от ДК договор управления домом. А это, как она поняла со слов коллег — домовых активистов, не так- то и просто сделать.

– Но одна женщина сказала, что ей это удалось. Она отправила им официальное письмо с требованием выдать договор ей на руки, – рассказывает Вера.

И вот наша героиня написала заявление в ДК. Вскоре ей позвонили из и пригласили явиться за документом.

Однако Баландина не впала в преждевременную эйфорию, а договорилась о том, что на встречу с ней сходят двое соседей.

Получив договор, Вера тут же перелистала его в присутсвии сотрудников ДК.

– И увидела, что там нет семнадцатого листа! Спросила, в чем дело. А мне: его копировать нельзя, это конфиденциальная информация.

Баландина категорично потребовала выдать недостающий лист. Услышав такое же категоричное «нет», попросила записать ее на прием к главе ДК. А когда ей сказали, что не запишут, Баландина решительно набрала на сотовом номер приемной главы города и рассказала секретарю, кто она такая и в какую историю попала.

– После этого сотрудницы ДК снизошли к моей просьбе и записали меня на прием, – с горькой улыбкой вспоминает наша героиня.

Тайну же семнадцатого листа Вера выяснила по своим каналам: это оказался реестр собственников жилья.

Пролистав дома злополучный договор управления, Баландина поняла, что работать с ним нельзя:
– Сведений по техническому состоянию дома — ноль. Многое откровенно переврали. У нас крыша шиферная, а в договоре написано — железная. Также в договоре нет протокола собрания собственников. Нет в нем и наших подписей. На прошлой неделе Баландина подала в суд иск с требованием признать договор управления с ДК от 1 января 2011 года незаключенным.

Загнала чиновницу под стол

Вера всего несколько месяцев обивает пороги инстанций, но уже уяснила, как важно, чтобы обращения были официально зарегистрированы и ни в коем случае не «потерялись». Чтобы проконтролировать это, Баландина всегда пишет заявления в двух экземплярах и добивается. Не ленится она и лично навестить то или иное ведомство.

Эти визиты не обходятся без курьезов:
– Сотрудница одной из приемных отказалась регистрировать мое письмо, мотивируя это тем, что очень занята и сделает это потом. Но как я могу в это верить? Я потребовала, чтобы она представилась. Она отказалась. Тогда я достала сотовый и стала снимать ее на камеру, комментируя, где я нахожусь и что со мной происходит. Так эта сотрудница — не поверите! – под стол полезла, прячась от меня! Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно...

Подобная «скромность» вызывает у Веры смесь непонимания с негодованием:
– Приходишь в нашу ДК: ни у одного сотрудника нет бейджа. Просишь представиться — отказываются. Где информационные стенды? Почему сотрудники не разъясняют людям, как правильно писать заявления?

Вывод напрашивается один: ДК выгодно, чтобы мы оставались «темными».

Пишите письма и не стесняйтесь переспрашивать

Пока Баландина сделала лишь первые шаги в качестве председателя совета дома. Однако уже приобрела бесценный опыт. Которым охотно делится:
– Во-первых, не ходите по инстанциям в одиночку. Вам нужны свидетели. Иначе вас могут обвинить, что вы повысили голос, оскорбили сотрудника при исполнении служебных обязанностей.
Во-вторых, не нужно кричать и жаловаться, только писать официальные обращения.
В-третьих, следите за соблюдением сроков ответов на обращения.

А еще Вера советует – не стесняться переспрашивать, если что–то непонятно. Ей, например, непонятно многое: – Такое ощущение, что в наших инстанциях специально запутывают людей. Если уж я, неглупая энергичная женщина, не понимаю чиновничьих речей, то что говорить о бабушках? На то, видимо, и расчет: что люди ткнутся за разъяснением, не поймут ничего и отстанут.

Баландина связывает большие надежды с курсом на оздоровление ситуации в ЖКХ, который недавно озвучил президент:
– Я благодарна правительству, что нам открывают глаза на наши права и призывают контролировать деятельность ДК. Я боец по натуре и буду это делать!

В то же время Баландина не сгущает краски:
– Я знаю, что есть хорошие домоуправляющие компании, и даже в нашем городе. Столько хороших отзывов слышу о компании «Наш дом» от знакомых с Автозавода! Значит, есть в нашей коммуналке и ответственные, серьезные люди, чтящие закон и неравнодушные к своему делу.




Copyright © 2008-2016. Татьяна Кокина-Славина (Таня Танк). Все права защищены | Memory consumption: 2.5 Mb