2013 год <<

Звездный час Анатолия Шашунькина

Как военный пенсионер управляет домом без муштры, приказов и ультиматумов

При словах «военный пенсионер» многим из нас рисуется образ некого Скалозуба, который и на «гражданке» живет, как в армии, предпочитая муштру, приказы и ультиматумы.
Председатель ТСЖ «Звезда» Анатолий Шашунькин всю жизнь служил в авиации. Тем не менее, воинственности в нем и в помине нет. Наоборот, он ценит мир, а в общении с людьми предпочитает доброе слово и мягкость. Пока проколов не было.

Прозрачностью против негатива

В новый дом №15 «а» по улице Культуры Шашунькины въехали девять лет назад. И практически сразу жильцы обратились к нему с просьбой возглавить ТСЖ. Сначала Анатолий Михайлович отказывался категорически. Потом согласился недолго поисполнять обязанности.
– Вник в документацию, изучил дом, – рассказывает он. – И оказалось, что на службе занимался тем же самым – поддержанием оборудования в надлежащем техническом состоянии.

Так Шашунькин стал полноправным председателем. Первым его большим стала организация вывоза мусора. Новоселы массово ремонтировали квартиры, отходов было в избытке, а вот своей контейнерной площадки не было вовсе. Шашунькин заключил договор с товариществом соседнего дома №17, на площадке которого и поставили собственный контейнер.

Исподволь Шашунькин начал и «идеологическую обработку» жильцов:
– Чтобы ТСЖ хорошо функционировало, люди должны быть сплоченными. Но в любом коллективе есть небольшая горстка людей, которые пытается найти в твоей работе негатив. Нейтрализовать таких несложно. Во-первых, вести дела максимально прозрачно. Во-вторых, относиться ко всем ровно и доброжелательно.

Шашунькин вспоминает, что до судебного разбирательства за восемь лет дошло лишь один раз. Причем, подали на него:
– Дом был сдан в феврале, но не все заселились сразу. Поэтому застройщик нанял охранников, которые следили за домом с февраля по май.
Естественно, эту сумму пришлось включить в жировки. Но собственник одной из квартир сказал, что заселился только в мае и за охрану платить не будет. Цена вопроса была – рублей триста. Тем не менее, человек пошел в суд. Я на первом же заседании представил бумагу, что дом официально принят 5 февраля. В итоге ответчику с учетом судебных издержек пришлось заплатить почти тысячу. Но я не упивался победой. Сейчас мы с этим человеком – в хороших рабочих отношениях.

Устрашать и давить – выйдет боком

Шашунькин начал составлять базу жильцов. В первую очередь, его интересовало, кто кем работает и чем может помочь дому. Сначала люди воспринимали эти расспросы в штыки: это, мол, конфиденциальная информация. А потом сами стали предлагать помощь.

– Один собственник еще не вселился и бывал здесь время от времени, – вспоминает Шашунькин. – Как-то раз он увидел на двери объявление с приглашением на субботник. Он тут же пришел ко мне и сказал, что, к сожалению, опоздал, но готов выполнить любые работы или оплатить их.

Дом заселялся постепенно, однако не все из «припозднившихся» новоселов спешили оплатить жировки. В 2007 году Шашунькин вывесил объявление с предложением выплатить все долги до 1 июля, иначе ТСЖ начнет начислять пени. К счастью, делать этого не пришлось.

– Рычаг устрашения и давления действует лишь первое время, – уверен наш собеседник. – Потом противодействие становится еще более сильным.

Как опытный военный, Шашунькин знает толк в искусстве лавирования. Например, сейчас уже нет необходимости жестко требовать соблюдения платежной дисциплины. Одни жильцы, уезжая на лето, вносят деньги за полгода вперед. На них дом и живет. Затем другая часть жильцов, вернувшись, оплачивает долги сразу за несколько месяцев. В итоге все уравновешивается, и вот уже четыре года дом живет без задолженностей.

В доме принято относиться друг к другу уважительно. Например, паркуясь, здесь всегда под стеклом авто оставляют листок с номером телефона: а вдруг соседу будет трудно выехать с парковки? И так во всем.

«Это пришли ваши обидчики»

Четыре года в доме работает система видеонаблюдения. Пришлось поставить после того, как обокрали три квартиры, а из подъезда увели велосипед и детскую коляску. Видеонаблюдение необходимо еще и потому, что пожарные лестницы изолированы от лифтов, и редко кто туда заглядывает. Поэтому камеры поставили на вход в подъезды, на пожарные выходы и перед домом, чтобы всегда была под наблюдением парковка.

– Планируем поменять камеры на более мощные, с лучшей разрешающей способностью, – говорит Анатолий Михайлович. – Чтобы можно было разглядеть номер машины, лицо человека. Бывает, кто-то утром выезжает, заденет машину соседа и не заметит даже. Чтобы разрешать такие споры, нам и нужны видеокамеры.

С верхних этажей дома простирается прекрасный вид на Волгу. Это, а также безлюдные пожарные лестницы, привлекают сюда посторонних. В первую очередь, подростков из других домов.

– Бывало, что и горы шелухи от семечек после себя оставляли, и цветы из горшков вырывали, – говорит Шашунькин. – Поэтому время от времени провожу воспитательную беседу. И с ребятами, и с жителями: чтобы не открывали бездумно дверь в подъезд. Так и говорю: это пришли ваши обидчики.

Доживем до понедельника

В доме – два пассажирских и два грузовых лифта. Обслуживает их собственный диспетчерский пункт. Несколько лет назад ТСЖ «Звезда» и соседний дом №21 (о нем мы рассказывали в №???) заключили договор с «Лифтремонтом». Теперь в доме круглосуточно дежурит лифтер, который дважды в неделю осматривает каждый лифт, а при необходимости оперативно обеспечивает и эвакуацию людей, и ремонт.

А еще диспетчерская — это некий домовой штаб. Здесь хранится журнал, где в любое время суток жильцы могут оставить заявку. Например, перегорела лампочка на лестничной клетке или из крана пошла ржавая вода... В доме не принято чуть что бежать в квартиру к председателю ТСЖ.

– Конечно, культура уважения личного времени и пространства привилась не сразу, – рассказывает Анатолий Михайлович. – Как-то мне в полночь позвонили из одной квартиры и пожаловались на какую-то мелочь, которая вполне ждала до утра. Я принял сигнал, как будто так и надо. А в четыре утра перезвонил этим людям и отрапортовал, что неисправность устранена. Потом повторил еще пару раз. И как отрезало. Понимаете, большинство ситуаций не требуют моментального реагирования, и вполне ждут до утра или до понедельника. Я считаю, что и у сантехника, и у дворника, и у членов правления ТСЖ должны быть и выходные, и отпуск.

Шашунькин не скрывает, что в первые годы шел навстречу буквально всем «пожеланиям трудящихся». Например, просиживал в конторе все субботнее утро. Но посетителей не было. Сейчас у него один приемный день – четверг, с 15.30 до 19.30.

– Когда мне говорят: «А я работаю до 20.00», я спрашиваю: «Если у вас заболит зуб, вы же находите время посетить врача, и при этом не требуете, чтобы он вас принял в 21.00?» И люди понимают, что не надо перегибать палку.

Легко быть плохим

По мнению Анатолия Михайловича, ТСЖ — оптимальный способ решения жилищных вопросов. Когда собственники сами решают, как содержать дом, какие суммы на это тратить, и сами же контролируют качество работ и расходы — получается в разы эффективнее, чем управление сторонней организацией.

– Не хочу сказать ничего плохого про домоуправляющие компании, но они работают, в первую очередь, на свою прибыль. А поскольку жилфонд у них большой, то и проблемы решаются не так оперативно, как в ТСЖ. Кроме того, в ТСЖ содержание дома обходится дешевле. Мы с квадратного метра берем меньше, чем по обещегородскому тарифу.

Экономия в доме идет на всем. Здесь давно стоят общедомовые счетчики на ГВС, ХВС, отопление и электроэнергию. В подъездах работают приборы автоматического отключения электричества: лампочки светит не более часа в сутки.

– Легко быть плохим председателем, как легко быть плохим слесарем, врачом, поваром, – рассуждает Анатолий Михайлович. – Я чувствую особенную ответственность за этот дом, поскольку здесь живет моя жена, дети, внуки... И я не хочу, чтобы моя внучка услышала от кого–то, что ее дедушка был лентяй и халтурщик. Соответственно, и работаю с полной отдачей.




Copyright © 2008-2016. Татьяна Кокина-Славина (Таня Танк). Все права защищены | Memory consumption: 2.5 Mb