2012 год <<

Красивая и удивительная жизнь Эльвиры Барякиной

Десять лет назад выпускница нижегородского юрфака Эльвира Барякина скучала на нелюбимой службе и едва сводила концы с концами. Сейчас 36-летняя Эльвира живет в двух шагах от океана и пишет исторические книги, которые выходят на нескольких языках. Каждый новый роман — это очередной прыжок выше собственной головы, который дается Эльвире неимоверными усилиями... и именно поэтому она абсолютно, полностью, решительно счастлива. Первый шаг к этому она сделала в 2002 году, когда сменила в своей жизни все: дело, окружение и даже континент.


Эльвира Барякина

Муж Эльвиры - Пол

Сын Габриэль

Скорпионы не сдаются

То, что ее предназначение — писательство, Эльвира поняла еще в детстве. Первый рассказ вышел из-под ее пера в восемь лет, а в пятнадцать девушка засела за монументальный — на 700 страниц - исторический труд об эпохе дворцовых переворотов. Работа шла медленно, со скрипом, но спустя семь лет Эльвира ее все же завершила. Принципиально. В 13 лет она прочитала, что Скорпионы никогда не сдаются, и с тех пор положила себе за правило: во всем идти до конца.

...Как-то в гостях у подруги Эльвира увидела старинный девичий фотопортрет. Нежный овал лица, серьезный взгляд чуть исподлобья, темные кудри, разделенные на пробор, на шее длинная нить жемчуга...

Так началось увлечение Барякиной «бель эпок», «прекрасной эпохой» — периодом европейской истории между 1890 и 1914 годами. Тогда казалось, что человечество наконец вступило в век красоты и разума, — рассказывает Эльвира. — Но весь этот устойчивый, продуманный мир был в одночасье разрушен Первой мировой войной. Символом того времени стал знаменитый «непотопляемый» «Титаник». Мне захотелось написать роман-катастрофу о гибели прежней России: здесь была своя Прекрасная Эпоха и свой айсберг, и большая его часть была скрыта от глаз.

Барякина буквально поселилась в библиотеке периодики, где разбирала пожелтевшие дореволюционные газеты и делала выписки о политике, театре, моде, городском хозяйстве... Так, еще не ведая того, Эльвира заложила фундамент исторического романа, который спустя 13 лет стал ее первым большим успехом.

Самая главная инвестиция

По совету отца Барякина поступила на юридический — в начале девяностых эта профессия считалась очень престижной. Но судебная практика выматывала физически и морально, оставляя на писательство совсем мало сил. Да и доходов, на которые рассчитывала Барякина-студентка, нелюбимая работа не приносила: в Нижнем Новгороде молодые юристы зарабатывали копейки.

— Даже на сапоги — и то приходилось копить, - вспоминает Эльвира.

В те годы она предприняла множество попыток опубликоваться. И хотя в издательстве не приняли ее исторический роман, но дали понять, что она не безнадежна, и предложили написать иронический детектив.

— Никто не рассчитывает встать в первый раз на коньки и тут же выиграть Олимпиаду, — рассказывает Барякина. — Зато 90 процентов начинающих писателей думают, что они сразу же напишут произведение, достойное Нобелевской премии. Такой же была и я. Но я не обозлилась на злодеев-редакторов, а подумала, что проблема во мне. Начала изучать издательский мир, читать книги по теории литературы. И поняла, что пока, как автор, нахожусь на низшей ступени развития.

В конце 2001 года у Эльвиры появился интернет-приятель — молодой американец Пол, правнук русской эмигрантки. Сначала общались исключительно дружески. Специалист по информационным технологиям буквально подсел на байки Эльвиры о российском житье-бытье. Так продолжалось несколько месяцев. А потом Пол прислал фотографию. То, что ее виртуальный друг — не просто умный и доброжелательный человек, но и обладатель красивых бицепсов, стало для Эльвиры весьма приятным сюрпризом.

Вскоре они встретились в Санкт-Петербурге, а через год поженились. Для этого пришлось отправиться в Финляндию: у Пола был очень короткий отпуск, и он не мог ждать месяца, положенного по российским законам.

А еще через полгода Барякина сменила квартиру в Нижнем Новгороде на дом в пригороде Лос-Анджелеса, который они сняли с Полом. В огороде росли гранаты и кактусы, а до Тихого океана было всего пятнадцать минут на машине...

— Пол поверил в то, что я делаю, — вспоминает Эльвира. — Посадил меня, как росток, полил, обеспечил вокруг микроклимат. Он говорит, что я - самая главная его инвестиция. И вот теперь я потихоньку начинаю плодоносить...

Клим и Нина, которые не отпускают

Эльвира могла часами выслушивать рассказы Пола о перипетиях судеб его родственников, переживших две эмиграции: после революции - из России в Европу, и в конце сороковых — из Европы в Америку. Подспудно зрел замысел: рассказать об этой интересной, противоречивой, полной белых пятен эпохе живым, доступным языком. Так Барякина нашла свою золотую жилу — исторические романы.

Первой из-под ее пера вышла «Неопалимая», где на фоне революционных потрясений разворачивается роман журналиста Клима Рогова и авантюрной красавицы Нины Купиной. Вскоре роман увидел свет в одном из российских издательств. Но герои не «отпускали». Эльвира задумалась: как сложилась жизнь Нины и Клима после того, как они эмигрировали в Китай? Ей захотелось написать не о набившем уже оскомину противостоянии красных и белых, а о простом, человеческом — о том, как выживали на чужбине, зарабатывали на хлеб, добывали продукты, выкручивались из сложнейших ситуаций...

Это были три года тяжелого, но очень интересного труда. Сначала Барякина завязала переписку с женой российского консула в Шанхае. Потом предприняла длительную поездку в Китай, где опросила десятки потомков эмигрантов. Затем год просидела в библиотеках, делая выписки — набралось больше тысячи страниц! Еще два года — и вот текст «Белого Шанхая» уходит в издательство.

А Эльвира засела за «Аргентинца» — приквел к «Белому Шанхаю». По сути, она пять раз, от корки до корки переписала свою же «Неопалимую», подробно рассказав о неординарной судьбе Клима до встречи с Ниной.

Сейчас Барякина дописывает завершающую часть трилогии «Грозовая эпоха» — роман «Князь советский». Наскитавшись по чужбине, Клим Рогов вновь возвращается в Россию — на этот раз времен «угара» НЭПа и становления тоталитарного режима. И, конечно же, встречает свою Нину, все еще любимую, но уже не жену...

Доверять друг другу на все сто

В Поле Эльвира нашла все: и любимого мужчину, и заботливого отца их пятилетнего сына Габриеля, и лучшего друга, и даже бизнес-партнера. Год назад они вместе с иллюстратором Инессой Кирьяновой основали компанию Elka Palka Production и начали выпускать «Эльфишки» - обучающие детские интерактивные книги для iPad.

— Мой муж выгодно отличается от моих прежних бойфрендов в России, — говорит Эльвира. — Он за меня — что бы со мной ни произошло, что бы я ни вытворила. А я — за него. Мы в свое время так решили: доверять друг другу на все сто. Мы подпитываемся друг от друга и постоянно развиваем свои отношения.

При этом супруги не помнят дату собственной свадьбы, да и вообще равнодушны к ритуалам. Подарки они предпочитают делать без всяких поводов, а путешествовать, ходить в рестораны, лазить по близлежащим горам — когда есть время и желание.

— Нам нравится вести образ жизни космополитов, у которых дом — весь мир, — рассказывает Эльвира. — Например, нам хочется пожить несколько месяцев в Японии, а потом двинуть в Северную Италию, Шотландию или еще куда-нибудь.

Долгое время Барякина не афишировала рождение сына. Но когда Габриелю исполнилось четыре года, впервые выложила его фото в своем блоге. — Наш сын ходит в школу, учит английский, русский и испанский языки, путешествует с нами по миру и имеет все задатки к тому, чтобы вырасти весьма интересным человеком, — говорит Эльвира.

Триста миллионов ничего не меняют

Рабочий день Барякиной расписан очень плотно. Она не может допустить, чтобы бездарно были потрачены хотя бы полчаса. Именно поэтому вместо аэробики предпочитает гонки на роликах вдоль океана. Полчаса «на колесах» дают тот же эффект, что и час прыжков на степ-платформе.

— Времени на самом деле в обрез и надо очень многое успеть, - говорит Эльвира. - По этой причине я максимально исключила из своей жизни риск. Прыжки с парашютом, горные лыжи, гонки на выживание — это не для меня. И на роликах катаюсь, само собой, в полной боевой экипировке: шлем, наколенники и специальные защитные штуки для запястий.

Кому-то Барякина может показаться чересчур прагматичной для творческого человека. Действительно, она не оперирует такими понятиями, как талант и вдохновение, не ждет Пегасов, не нуждается в Музах.

— Талант — это не наличие врожденного дара, а вектор развития, — считает Эльвира. — Каждое последующее произведение должно быть лучше предыдущего. Если человек постоянно работает и растет над собой, значит, толк будет. А если надеется выехать только на природных способностях, то ему никогда не подняться выше среднего уровня.

Мотивация Барякиной — не успех в том его виде, который многим представляется семизначным банковским счетом и возможностью потягивать коктейли, лежа у собственного бассейна. Смысл и счастье ее жизни — заниматься любимым делом, каждый раз прыгая выше собственной головы. Поэтому большие заработки для Эльвиры не самоцель. Парадокс, но не гоняясь за деньгами, с каждым годом она зарабатывает все больше и больше. Но... — Даже если бы у меня появилось 300 миллионов долларов, то я ничего бы не изменила в своем образе жизни. Разве что давала бы больше на благотворительность, — говорит она. — Мы с Полом минималисты по натуре. Нам нравится то, что у нас нет долгов и лишних вещей. Мы не покупаем ничего «серьезного», поскольку не планируем долго жить на одном месте. Все заработанное инвестируем в путешествия и новые проекты.

С молитвой к подсознанию

Эльвира давно выработала собственную концепцию счастья. Ее принципы просты. Не смотреть фильмов ужасов, не читать плохих книг, не впускать в свою жизнь неумных и неприятных людей. Таким образом ей удается выстроить мини-вселенную, обитатели которой умны, доброжелательны и помогают друг другу. Она не ведет счет морщинкам и не приценивается к пластическим операциям. Красивая старость видится Эльвире закономерным продолжением красивой молодости, зрелости...

Мудрые, красивые и остроумные старушки — это замечательно. Моя бабушка Зина была такой. Меня всегда поражало и восхищало, что она до глубокой старости наряжалась в шелковые блузки и элегантные юбки — даже когда не собиралась выходить из дома. Она делала это для себя. Красивая жизнь — это желание и умение делать красивым свой мир.

Барякина уверена: несбыточных мечтаний не бывает. Мы получаем именно то, на что смеем замахиваться.

- Представьте себя в 40, 60, 80 лет. Спросите себя: кем вы хотите стать? Как вы будете выглядеть? Чего добьетесь? Нарисуйте мысленную картинку и стремитесь к ее осуществлению, - советует она.

Чтобы жить интересно, с пользой и в добром здравии, Барякина советует чутко прислушиваться к собственному подсознанию: По сути оно и есть бог. Ведь оно действительно управляет всем и вся, а именно — нашим восприятием окружающего мира. Богу-подсознанию имеет смысл молиться — он тебя услышит и подкрутит настройки восприятия так, что жизнь наладится. Этот бог никогда не оставит тебя: он кровно заинтересован в твоем счастье. Он заведует спонтанными эмоциями, здоровьем, инстинктами, «внутренним голосом» и вообще всем тем, над чем не властно сознающее себя «я».

Эльвира нечасто бывает в России — раз в два года. Нынешний год — как раз «русский»: ее пригласили провести семинар на Московской международной книжной выставке.

— Скучаю ли я по родине? Трудно сказать, — размышляет Барякина. — Мне однозначно не хватает моих старых друзей. Но честно говоря, скучать просто некогда — не этим голова забита. Если ведешь одновременно два-три больших проекта и работаешь с утра до поздней ночи, то ни на что больше не хватает сил.

Через год-два Эльвира планирует показать Россию и маленькому Габриелю: — Мне хочется, чтобы у него сформировалось чувство корней, истоков, некой связи с этой землей.

Сейчас у Эльвиры 14 книг на бумаге, две аудиокниги и и три книги с мульт-иллюстрациями для iPad. В Apple Store ежедневно продается больше сотни экземпляров, а на bibe.ru ее «Женщину с большой буквы Ж» за два месяца скачали 12 тысяч человек. Эльвира продала права на экранизацию и перевод «Белого Шанхая», и к концу года книга выйдет на английском.

Переезд в Америку многое поменял в судьбе Барякиной, но она не сомневается: как писатель, она бы состоялась независимо от страны проживания. Но как именно — предполагать не берется: — Все мои книги построены на эмигрантском опыте, на общении с людьми самых разных национальностей. Все это оставляет неизгладимый след в самом образе мышления.

Фото из архива нашей героини




Copyright © 2008-2016. Татьяна Кокина-Славина (Таня Танк). Все права защищены | Memory consumption: 2.5 Mb