2012 год <<

Как дядя племянницу выставил

Или до чего может довести нежелание платить по жировкам

Если верить документам, то в трехкомнатной квартире пожилого нижегородца Максима Рудакова проживал целый табор: он сам, жена, сын, да еще две племянницы, одна из которых — с ребенком. По крайней мере, столько человек было там прописано. Однако кое-кто из членов семьи с самого начала совместного проживания манкировал своими обязанностями, как нанимателя жилья. В частности, не платил по жировкам. Более всех паразитировала на дядюшке одна из племяшек — Марина Молева. Максим Петрович терпел-терпел да и подал в суд на выселение и ее, и ее несовершеннолетнего сына. Молева в ответ выставила себя невинной жертвой дядюшкиного произвола и подала встречный иск.

Это не деревня. Это город.

Предыстория этого противостояния весьма банальна. Некогда семейство Рудаковых проживало в доме-развалюхе со всеми удобствами в глубине сада. Однако они знали, что трущобы вот-вот пойдут под снос, а взамен им дадут квартиру в новом жилом комплексе.

Но как часто в подобных случаях, взыграла практичность, граничащая с жадностью. Чтобы заселиться в квартиру побольше, Рудаковы зарегистрировали в своей засыпушке косой десяток родственников «с периферии», которые рвались учиться и работать в Нижнем. Но для этого им нужна была городская регистрация. Рудаковы поставили им условие: вы прилично себя ведете и получаете прописку, более ни на что не претендуя, а мы на старость лет переезжаем в квартиру приличного метража. Сельские родственники согласно кивнули головами.

Семейство Рудаковых готовилось уже праздновать новоселье вместе с двумя прописанными племянницами. И тут одна из них – Марина Молева, к тому времени, кстати, мужняя жена и мать двоих детей - заявила, что несколько метров в квартире дяди ей абсолютно не интересны и потребовала купить ей отдельное жилье или дать денег. Максим Петрович ответил решительным отказом. Однако суд не позволил Молевой «бомжевать» и в 2008 году, спустя год после новоселья, принудительно прописал ее на причитающихся ей метрах.

Не хочешь платить? Выметайся!

Получив на руки решение суда, Марина прописалась в новой квартире и спокойно продолжала жить у мужа в Заречье. Показываться на своей законной жилплощади не было интереса, платить за нее — тем более. Однако Рудаков не раз напоминал Молевой о необходимости вносить свою часть квартплаты и настаивал на заключении соответствующего соглашения, но Молева лишь отмахивалась от него.

Наконец, дядюшке надоело тянуть на себе весь воз, и он подал на племянницу в суд. Его логика была такова: раз племянница ни дня не жила по месту прописки, не перевезла туда вещей, не заплатила ни копейки по жировкам — значит, надо признать ее утратившей право пользования жильем с последующим выселением и вычеркиванием из списка зарегистрированных в квартире.

Марина предприняла контратаку и подала встречный иск. Мол, она ни дня не забывала о своих обязанностях, но дядюшка не давал ей оплачивать жировки, хотя она не раз убеждала его принять деньги. Мало того, она не раз хотела вселиться на свои законные метры, но злонравный дядюшка не допускал ее в квартиру и категорически отказал в выдаче ключей. Тогда она сходила в ЖЭК и попросила выписать ей отдельную квитанцию на оплату жилья, но и в этой просьбе ей отказали. Чтобы не выглядеть голословной, Молева «подтянула» свидетелей: подругу и мужа. Правда, хор их голосов был настолько нестроен, что суд отнесся к их показаниям критически.

Тогда Молева оперативно развелась с мужем и предоставила в суд документы, что она и один из ее сыновей остались чуть ли не бомжами. Поскольку равные доли квартиры в Заречье поделены между бывшим супругом и вторым сыном. Сама же она во время развода гордоотказалась от всякого имущества, поэтому сейчас ей жизненно необходима одна из комнат в дядиной трешке.

Однако суд счел, что Молева расторгла брак и заключила соглашение о разделе совместно нажитого имущества, чтобы сохранить право на комнату в квартире дяди. Поэтому полностью удовлетворил иск Рудакова и выписал Молеву с сыном из его квартиры. Кассационная жалоба Молевой была оставлена без удовлетворения.

(Имена и фамилии фигурантов дела изменены по этическим соображениям)

Комментарий специалиста

Елена Гаврилова, юрист:

- Право на жилище гарантировано Конституцией РФ. Однако, при наличии определенных условий суд может признать лицо утратившим право пользования жилым помещением, предоставленным по договору социального найма. В данном случае имели место как добровольный отказ от реализации своего права на вселение и проживание, предоставленного по решению суда, так и неисполнение обязанностей по внесению платы за жилое помещение и коммунальные услуги, что нарушало права нанимателя.

Жилищный кодекс наделяет членов семьи нанимателя теми же правами и обязанностями, что и самого нанимателя жилого помещения по договору социального найма. Временное отсутствие в жилом помещении самого нанимателя или членов его семьи не лишает их прав по договору социального найма и не освобождает от обязанностей, в том числе и от обязанности по оплате жилищно-коммунальных услуг.

Законом не предусмотрена возможность заключения отдельного соглашения по оплате ЖКУ между членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма и управляющей организацией. В случае временного отсутствия члена семьи нанимателя (продолжительность срока отсутствия законом не установлена), целесообразно заключить соглашение об оплате с самим нанимателем в виде одного документа, подписанного сторонами. Условия соглашения излагаются в произвольной форме. Обязательны указание даты и места составления соглашения, сведений, позволяющих установить жилое помещение, занимаемое членом семьи, размер и порядок оплаты. Какого-либо удостоверения или регистрации не требуется. Исполнение обязанности по передаче денег подтверждается расписками в их получении либо почтовыми переводами. В таком случае доказать исполнение своей обязанности по оплате ЖКУ будет значительно проще.

При необходимости доказывания самого факта вселения и проживания в жилом помещении (либо их отсутствия) используются как свидетельские показания, так и другие доказательства – сведения из поликлиники по месту жительства об обращении за медицинской помощью, справки из воспитательных, образовательных и прочих учреждений. Все доказательства оцениваются судом в их совокупности. Если соседи по лестничной клетке в судебном заседании не могут опознать гражданина, который по его заверениям, неотлучно живет в доме уже несколько лет, есть повод задуматься.

Регистрация («прописка») по месту пребывания или по месту жительства является предусмотренным федеральным законом способом учета граждан в пределах Российской Федерации. Также она отражает факт нахождения гражданина по месту пребывания или жительства. Основанием для возникновения права пользования жилым помещением, вопреки распространенному заблуждению, регистрация не является.

В случае, если гражданин переставший быть членом семьи нанимателя, например, в случае смерти нанимателя, расторжения брака с ним, продолжает проживать в занимаемом жилом помещении, все права и обязанности за ним сохраняются. Курьезные случаи, когда на вселение к нанимателю его супруга требуется согласие гражданина, проживающего в квартире и именуемого как «бывший муж» или «бывшая жена», достаточно распространены. Эти лица, так же как и члены семьи нанимателя, не могут быть признаны утратившими право пользования и выселены из жилого помещения без законных на то оснований. Произвольное лишение гражданина его жилища в силу ст.40 Конституции РФ недопустимо.




Copyright © 2008-2016. Татьяна Кокина-Славина (Таня Танк). Все права защищены | Memory consumption: 2.5 Mb