2012 год <<

Тот, кому больше всех надо

В битвах с коммунальщиками Станислав Кузнецов перенес три инфаркта

Станислава Кузнецова, жителя дома №44 по переулку Союзному, домкомом никто не выбирал. Просто в какой-то момент оказалось, что ему «больше всех надо». И вот за 30 лет Станислав Юрьевич написал сотни писем чиновникам всех рангов, включая президента, призвал к ответу десятки халтурщиков и бюрократов. И... перенес три инфаркта.

Подружился с соседями - получил... квартиру

...Стасик воспитывался в семье, состоявшей из матери, бабушки и сестры, поэтому поневоле вырос хозяйственным и пробивным. Все мужские дела были на нем. Ребенком он заготавливал на зиму дрова, а в 10 лет сам гудронил крышу их ветхого домишки в районе цирка.

Закончил мехмат университета, встретил хорошую девушку. К трем опекаемым женщинам добавилась четвертая — любимая жена Лариса. А вскоре появилась и пятая — старшая дочка. Молодой семье дали комнату с соседями. Так в 1971 году Станислав Юрьевич появился в доме №44. И... ужаснулся. О том, чтобы его жена и дочь въехали в такой клоповник, не могло быть и речи. Кузнецов на полгода засучил рукава.

Сделал ремонт — обозначилась другая проблема. Соседи. Бывают же такие бесцеремонные люди! Прихожую и кухню расчертили мелом, чтобы никто не смел ступить на их территорию. Кроме того, к ним частенько наезжала родня из области, которая — почти по Зощенко - спала вповалку везде: на кухне, в прихожей...

Станислава Юрьевича поначалу восприняли в штыки. Но тот не спешил устраивать сцены и качать права. Окончательно лед был сломан, когда маленькая дочка Кузнецовых, переступив порог квартиры, первым делом потопала к чужим дяде и тете. С тех пор зажили душа в душу.

- Какими бы ни были соседи, обязательно налаживайте с ними отношения, - советует Станислав Юрьевич. - Обо всем можно договориться, а иногда - и потерпеть. Это окупится сторицей.

У Кузнецова «окупилось». Как-то он заметил, что сосед стал его сторониться. С трудом вызвал его на откровенность и узнал, что им дали однушку, но велели молчать, поскольку освобождающая комната обещана другому человеку. Это для Кузнецова было полной неожиданностью. Когда они сюда вселялись, их заверяли, что со временем они займут всю квартиру...

- Я развил активность и добился выполнения обещаний, - рассказывает Кузнецов. - А теперь представьте, если бы мы с соседями жили как кошка с собакой. Разве сказал бы мне Иван Федорович о том, что нас хотят обвести вокруг пальца? Да ни за что. И ютились бы мы еще долго в одной комнате вчетвером.

Великое переселение 1980-го

Когда Кузнецовы переезжали в этот дом, он считался чуть ли не элитным жильем. Много лет спустя Станислав Юрьевич узнал, что Вадим Булавинов, тоже сормович по происхождению, смотрел на это здание 1955 года постройки как на дворец, возвышающийся среди бараков.

Но вот дом начал приходить в упадок. В 1979 году крыша дала течь. Кузнецов заговорил с жильцами о капремонте. Все соглашались, что он не повредит, но активных действий не предпринимали. Тогда-то впервые и стало понятно, что Станиславу Юрьевичу надо больше всех.

Кузнецов впервые прошел все «круги ада»: инстанции снизу доверху. Отчаявшись чего-то добиться на местном уровне, написал депутату Верховного Совета от Горьковской области Масленникову. А параллельно бомбардировал письмами газету «Правда»: всего отправил тринадцать.

И вот жителям дома объявили: капремонт будет. Но... надо на полгода-год переехать в маневренный фонд. Это вызвало волну непонимания. Кузнецову пришлось улаживать проблему уже с другой стороны, убеждая каждого недовольного, что это вынужденная мера во имя лучшего будущего.

Но прежде чем начать переезд, лично оценил, что за временное пристанище им предлагают. Опять ужаснулся: дома были в безобразном состоянии. Кузнецов пришел в районное Управление капитального строительства и заявил: сначала отремонтируйте маневренный фонд, и только потом мы переедем. Никто и ухом не повел. Что ж, написал в горком, райком... Это возымело эффект.

- Если бы я тогда не добился капремонта, нам бы его и по сей день никто не сделал, - Станислав Юрьевич с улыбкой вспоминает давнюю победу.

Жилье для мамы пробивал в Москве

Первый ценный опыт общения с власть предержащими Кузнецов получил еще в 1979 году, когда вместе с другом, художником Юрием Придановым поехал в Москву, чтобы добиться нормального жилья для своей матери. Ветхий фонд в Канавине расселяли, но для пожилой женщины никак не находилось приличного жилья. Предложили квартиру на Сортировке - без лифта, с подачей воды с 14 до 16. Кузнецова отказалась, и ее начали методично выживать. Домов тогда, как сейчас, не поджигали. Пакостили иначе: в нашем случае прямо к двери вывели канализационный ров.

Тогда Кузнецов с другом поехали в Москву. Сухарь-чиновник предложил им переписать прошение, опустить его в другой ящик и ехать с миром домой. Темпераментный Приданов обругал бюрократа. Из Москвы вернулись с победой: для матери Кузнецова вдруг нашлась квартира на Совнаркомовской.

Но радость была недолгой: однушка оказалась «убитой». Кузнецов принялся обивать пороги, чтобы там сделали ремонт. Добился.

Когда мама переступила порог новой квартиры, то сказала: «Вот теперь и помирать можно». На что я ответил: «Теперь жить надо!» И она после этого еще 26 лет прожила!

А начальника жилуправления Канавинского района тогда сняли с должности за махинации с жильем. Выяснилось, что квартиры, предназначенные для переселенцев, ушли «своим» людям.

Капремонт — через Путина

Но вот с «великого переселения» прошло 20 лет. Окинув дом хозяйским взглядом, Кузнецов понял, что по крыше и фасаду плачет капремонт. Пять (!) лет он честно пытался решить проблему на местном уровне, но жилинспекция игнорировала все просьбы. Тогда в 2005 году Кузнецов написал Путину.

Тут же приехала комиссия и убедилась, что Кузнецов отнюдь не сгустил краски. Его заверили, что скоро пришлют уведомление о том, что ремонт крыши включен в план 2006 года.

Однако год наступил, а в почтовом ящике по-прежнему было пусто. Станислав Юрьевич побеспокоил губернатора Шанцева. Ему пришел ответ: крышу отремонтируют в 2006-м. И отремонтировали. Но как! Посбивали водосточные желоба, сняли ограждения. В ноябре того же года свежеотремонтированная крыша дала течь. А ледовые и снежные лавины, не сдерживаемые более ограждениями, обрушивались на непомерно короткие подъездные козырьки...

Когда в 2007 году вступила в действие федеральная программа, по которой на капремонт выделялось 220 млрд. рублей, Кузнецов решил, что вот он, шанс привести дом в порядок. И домоуправляющая компания, осмотрев здание, признала, что козырьки, окна и двери действительно нуждаются в ремонте.

План был прекрасный, но никто ничего не сделал, - рассказывает Станислав Юрьевич. - Мне неловко перед людьми: я сам их агитировал за то, что надо оплачивать строку «капремонт», а стало еще хуже. Разве это реформа? ЖЭКи без отмашки домоуправляющих компаний ничего не делают. Раньше я мог прийти в ЖЭК и попросить, например, чтобы нам заложили кирпичами окна в подвал. И нам шли навстречу. После реформы стало не допроситься.

Сейчас будущее дома №44 туманно. ДК Сормовского района предприняло попытку отказаться от обслуживания таких «неинтересных» объектов, как дом Кузнецова и еще 690 подобных по району.

Говорят, нас будут обслуживать до 1 мая, а дальше куда-то определят. Но вот куда? В муниципальный ДК, которой не положено денег на капремонт?

Предвидя осложнения, Кузнецов загодя продумывает стратегию борьбы:

- После инаугурации президента отправлю ему очередное послание. И буду бомбить письмами Госдуму. Система ЖКХ нуждается в глобальных реформах! Нужно вновь создать муниципальные ДУКи для управления старыми домами. Также необходимы федеральный и региональный фонды для ремонта и реконструкции домов старше 40 лет, которые не признаны ветхими.

Шурин и я

Но не единой борьбой за справедливость жив Кузнецов. Настоящая отдушина для него — сад. А все началось в 1992-м, когда тоглашний губернатор Борис Немцов призвал людей брать по 15 соток земли. Кузнецовы взяли участок по Арзамасской трассе, а по соседству свои десять соток оформила сестра Станислава Юрьевича.

- Получилось садоводческое хозяйство «Шурин и я», - шутит Кузнецов.

Теперь на 20 сотках у Кузнецовых плодовый сад, цветник и «спортивно-туристическая база». Есть бассейн, стол для тенниса, даже самодельный боулинг!

- Я по гороскопу Стрелец, а это знак правдолюбов, - улыбается мой собеседник. - Сутягой я себя не считаю: я ведь не личные, а общественные интересы отстаиваю.

...До 1 июля каждый дом должен избрать старшего и совет дома. Кузнецов уже 30 лет старший - неофициально. Но, похоже, готов стать им и де-юре.

- Важно, чтобы к управлению домами не пришли «ручные» домкомы. А ведь такие уже появились. И вот ряд домов, не вникая в суть, уже подписал договор подряда, а не управления. Это большая ошибка...




Copyright © 2008-2016. Татьяна Кокина-Славина (Таня Танк). Все права защищены | Memory consumption: 2.5 Mb