2012 год <<

Кровь по Интернету, зубы из нанотитана и робот-секретарь

Военные разработки принесут пользу людям и деньги ученым

Лишь десятая часть военных разработок саровского Ядерного центра используется по прямому назначению. А ведь научные находки могут и должны приносить пользу людям и деньги — их разработчикам. Примерно такой смысл вкладывается в работу компаний, объединенных под крышей технопарка «Саров». По задумке, его посредничество сократит путь новых технологий в мир: от ученого до инвестора, а там — и до нас с вами.

Здесь замешан водород

Во ВНИИЭФ (саровском институте экспериментальной физики) мирной тематикой занимается целый ряд подразделений. Однако внедрению разработок препятствует недостаток инвестиций. Образовав НПО «ВНИИЭФ-Волгогаз», ученые, занимающиеся водородной энергетикой, получили куда более серьезный шанс на внимание «спонсоров». Свою разработку по водородсодержащему синтезу газа в двигателе инженеры считают очень перспективной и прочат ей самое широкое применение: от автомобиле- до авиастроения и сферы ЖКХ.

- Давно известно: если добавлять в топливо водород, станет возможным сгорание на более бедных смесях, - рассказывает инженер-исследователь Сергей Филимонов. - Например, когда автомобиль стоит на светофоре, и двигатель работает на холостом ходу, с нашей установкой потребление топлива падает на 40%. Это и экономия, и улучшение экологических показателей. Что к 2014 году в связи с вступлением в силу новых требований станет особенно актуально.

Принципиальное новшество - водород производится прямо на борту установки, здесь же добавляется в топливо и сразу же расходуется. Таким образом, взрывоопасное вещество ни минуты не хранится в баллоне. Это новое слово в безопасности водородной энергетики.

Но сказать его во весь голос мешает нестабильная обстановка на рынке автомобилестроения. Например, до недавнего времени это устройство разрабатывалось для установки на 405-е двигатели Заволжского моторного завода, которыми комплектовались «ГАЗели». Но вот на «ГАЗели» начали ставить двигатели УАЗ, моторы ЗМЗ пошли на комплектацию машин ульяновского автозавода, и изыскания ученых оказались вроде как не в тему. Однако разработчики не считают, что трудились впустую.

- Сейчас мы вместе с политехом и РУМО делаем новую модификацию электростанции на базе газодизеля, с улучшенными экологическими характеристиками, - продолжает Сергей Филимонов. - Электростанции до 4 мВт будут востребованы в ЖКХ — например, для обогрева коттеджных поселков. Более мощные установки - от 6 до 30 мВт — найдут применение на газотурбинных двигателях, которые пока тоже не отличаются экологичностью. По этому направлению мы сотрудничаем с Самарским моторным заводом.

Поговори со мною, робот

Важные и нужные изобретения выходят и «из-под пера» ученых ИТЦ «Система-Саров». Одно из них — технология распознавания речи. Чтобы понять, как это работает, я набрала номер фирмы. Звонок приняла «интеллектуальный секретарь» - так преставилась девушка-робот на том конце провода. После чего попросила назвать имя нужного сотрудника. Я затруднилась, и тогда мне услужливо подсказали:

- Может, вам нужен Игнат Рогожкин?

- Давайте Игната Рогожкина.

Но, похоже, ученого не было на месте, и в трубке раздались короткие гудки. Я перезвонила. Теперь мне предложили Александра Туровца. Хорошо, пусть будет он. Но опять неудача и «пи-пи-пи». С третьей попытки дозваниваюсь до нужного человека — начальника отдела речевых технологий Александра Кибкало.

- Наши технологии предназначены для контакт-центров, - рассказывает ученый. - 80% вопросов можно решить без участия оператора: узнать расписание поездов, состояние банковского счета, репертуар кинотеатра и многое другое. Для людей это экономия времени, для компаний — возможность обойтись без лишних работников.

По мнению Кибкало, эта технология — настоящая находка для небольших, в 15-20 сотрудников, фирм. Звонящему достаточно знать фамилию нужного человека или уметь сформулировать суть проблемы, а уж робот переключит его куда надо. Сотрудника нет на месте? Робот переадресует вызов на сотовый, в скайп... в общем, от него не скроешься нигде. Другой пример — идет совещание. Много участников, говорят горячо, быстро. Запротоколировать подобный полилог будет трудно даже суперстенографистке. И не надо. Все сделает робот. Потом секретарю останется лишь прочитать текст и внести ясность в «темные» места.

То же самое - на приеме у врача. Западные медики не ведут карточки от руки, а «общаются» с таким вот роботом. Пациент получает максимум внимания.

Поможет технология и в поимке преступников. Допустим, звонит в полицию некто и сообщает о готовящемся взрыве. Робот внимательно его выслушивает, а сам тем временем сличает голос позвонившего с тысячами образцов из базы. Сразу становится понятно, какая группировка стоит за терактом.

Голливудская улыбка — всем желающим

Доктор медицинских наук, завкафедрой челюстно-лицевой хирургии и имплантологии НижГМА Сергей Иванов мечтают о прекрасной поре, когда любой малоимущий россиянин сможет заиметь голливудскую улыбку:

- У нас более половины населения после 30 лет частично или полностью лишены зубов. Цены на протезирование «кусаются», а уж имплантаты — лучшее, что на данный момент предлагает мировая стоматология - могут позволить себе совсем немногие. Вместе с учеными ВНИИЭФ мы разработали имплантаты из наноструктурированного титана, который на 200-300% превышает прочность обычного.

Себестоимость такого имплантата на данный момент — 2 500 рублей. А если начать производить их на базе технопарка, то цена и вовсе упадет до 1 000 рублей.

- Меня удивляют рассуждения вроде: «А зачем нам это? Мы за границей будем покупать», - говорит Сергей Иванов. - Но там в 10-12 раз дороже! Кроме того, это наши рабочие места, наша экономика, наша сырьевая база.

Другое инновационное направление — прототипирование, т.е. планирование сложнейших челюстно-лицевых операций. В них нуждаются миллионы людей с врожденными патологиями лицевых костей, но пока в России им могут помочь всего 3-4 хирурга. Разработка нижегородских медиков и саровских компьютерщиков позволит поставить этот вид медпомощи на поток.

- С помощью нашего аппаратно-программного продукта восстановление будет делаться не по наитию доктора, а по шаблону, запрограммированному компьютером, - просвещает доктор медицинских наук Светлана Гажва, завкафедрой стоматологии НижГМА. - Мы воссоздадим скелет больного до операции, на нем на основе расчетов и снимков спланируем, как будет выглядеть пациент после. Такой подход даст более прогнозирумые результаты.

Математикой по онкологии

Еще одно новшество, дожидающееся повсеместного признания — уникальный скрининговый метод диагностики онкозаболеваний, плод 10-летних трудов саровских ядерщиков и нижегородских медиков.

- Один анализ крови позволяет выявить более 85% патологий. Причем, на ранней стадии, когда клинических проявлений еще нет, - рассказывает Сергей Тарасов, заместитель директора ядерного центра. - Это даст большой социальный и экономический эффект: лечение ранней онкологии в семь раз дешевле, чем на 3-4-х стадиях.

Ноу-хау — построение математической модели по спектру крови пациента. По данной методике уже обследовались больше 15 000 человек. И все выявленные болезни были подтверждены в ходе традиционной диагностики.

К счастью, полезное изобретение не лежит под сукном, а уже несколько лет доступно нижегородцам. Но ученые ратуют за его включение в федеральную программу «Здоровье». Дело за тем, чтобы провести пилотный проект в одном из регионов. И вот тут-то все и упирается в инвестиции.

- Мы предлагаем такую схему. Забор крови идет по всей стране. При медучреждениях строятся лаборатории, которые будут снимать спектр и по Интернету отправлять в аналитический центр к нам, в Нижний, - рассказывает Сергей Тарасов.

Теперь считаем. На открытие одной лаборатории нужно 1,5 млн руб. Чтобы обследовать 30% нижегородцев, требуется около 30 таких лабораторий. Чтобы охватить их сетью ПФО, нужно уже 1,5 млрд руб.

Есть контакт!

Сейчас в технопарке работает 31 компания, а к 2015 году их число планируют довести до ста. И в числе первых сюда придут «подопечные» Росатома и Роснано.

- Мы имеем большой потенциал выполнения ядерным центром заказов Газпрома, РЖД, нефтяников, - сообщил глава Росатома Сергей Кириенко. - Под все эти проекты, как правило, создаются специальные компании, и для нас крайне важно, чтобы они разместились именно здесь. Саров был и остается закрытым городом, но за периметром, в технопарке, могут работать любые компании — в том числе, и иностранные.

Недостатка в заказах у резидентов технопарка не предвидится. По словам главы Росатома, объем работ Ядерного центра резко увеличен — с 14 до 20 млрд. рублей в год, и уже сейчас госкопорация готова ежегодно размещать в технопарке заказов на 10-15 млрд. рублей.

Технопарк — начинание, выгодное и самим инноваторам, и потенциальным инвесторам.

- Сейчас легче заказать проект небольшому коллективу ученых, чем крупному институту, - поделился со мной один из заказчиков. - Малые компании куда более «поворотливы», способны оперативно выдать решение именно твоей задачи. И в них нет той сложной структуры подчинения, которая и затягивает согласование проекта в больших институтах.

Для самих же малых научных компаний технопарк — это возможность «вырастить» проект до такого уровня, чтобы он стал интересен крупному инвестору.

- ВНИИЭФ очень большая организация, сосредоточенная на закрытой оборонной тематике, - рассказал мне один из ученых. - Продвигать «мирные» разработки лучше на открытой территории, где контакт с партнерами — в том числе, и иностранными — не затруднен.




Copyright © 2008-2016. Татьяна Кокина-Славина (Таня Танк). Все права защищены | Memory consumption: 2.5 Mb