2012 год <<

Не обидеть чужих, но "обидеть" своих

Новый закон об опасных промышленных объектах: за и против

Трагедии на Саяно-Шушенской ГЭС и на шахте «Распадская» подтолкнули законодателей к принятию закона, защищающего «простых» людей — как работающих на опасных промышленных объектах (ОПО), так и тех, кто в принципе может пострадать в результате аварии. Федеральный закон №225 «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельца опасного объекта за причинение вреда в результате аварии на опасном объекте» вступил в силу с 1 января 2012 года. Бизнесмены уже рвут на себе волосы: их выплаты страховщикам многократно увеличились. Жаркая дискуссия на этот счет разгорелась в Нижегородской ассоциации промышленников и предпринимателей.

Причинил неудобства? Дай денег

О масштабах потенциальной опасности говорит тот факт, что по России зарегистрировано около 300 тысяч ОПО, а по нашему региону — 9 000 таких объектов, которые эксплуатируют 5 500 организаций.

- В 2009 у нас было семь аварий на ОПО, в 2010 — восемь, в 2011 году мы приближаемся к этой цифре, - информирует Владимир Тамаров, заместитель руководителя Волго-Окского Управления Ростехнадзора.

В ходе ЧП страдают люди: как работники самих ОПО, так и те, кому не повезло находиться поблизости. Например, из-за аварии, случившейся в 2010 году на распределительном газопроводе, принадлежащем «Сибурнефтехим»» и «Лукойл- Нижегороднефтеоргсинтезу», были отключены от газоснабжения два промышленных предприятия, 604 частных жилых дома и 50 многоэтажек. 116-ФЗ, который на тот момент регламентировал гражданскую ответственность виновника ЧП, не предусматривал никаких компенсаций пострадавшим людям.

С 1 января 2012 года все будет иначе.

Итак, 225-ФЗ впервые предусматривает выплаты сотрудникам ОПО при наступлении аварии. Раньше «своим» ничего такого не полагалось. Солидные суммы получат и «посторонние»: закон предусматривает выплаты за вред, нанесенный имуществу физических лиц, и компенсации за нарушение условий их жизнедеятельности в результате аварии.

Это новое понятие, - разъясняет Павел Зубрилин, вице-президент ОАО «Росгосстрах». - Оно подразумевает возмещение пострадавшим ущерба, понесенного в результате расходов, связанных с переездом к месту временного поселения и обратно, проживанием там и приобретением жизненно важных материальных средств. Проще говоря, если из-за аварии потребуется эвакуация жителей, страховка покроет эти расходы.

Скока-скока?

Суммы выплат пострадавшим будут немалыми. В случае смерти на каждого потерпевшего выплатят по 2 млн руб. Если же людям будет причинен вред в связи с нарушением условий жизнедеятельности, компенсация составит до 200 тыс. руб., при причинении вреда имуществу — до 300 тыс. руб. Если при аварии будут «обижены» юрлица, то им заплатят до 500 тыс. руб.

По 225-ФЗ страховая сумма (лимит ответственности страховой компании) составит для декларируемых объектов – от 10 млн до 6,5 млрд рублей в зависимости от максимально возможного количества потерпевших, жизни и здоровью которых может быть причинен вред, для недекларируемых объектов – от 10 до 50 млн рублей в зависимости от типа объекта.

На какую же сумму придется раскошелиться промышленникам?

- Страховые премии в среднем составят 40-50 000 рублей в год, - говорит Павел Зубрилин.

Что ж, это вроде как по-божески. Однако сами промышленники называют совсем другие суммы — сотни тысяч и даже миллионы рублей — и утверждают: принятие закона стало следствием мощного лобби страховщиков.

- Несомненно, это дополнительная нагрузка на бюджет предприятия, - соглашается Владимир Нефедов, министр промышленности и инноваций Нижегородской области. - И для предприятий, которые имеют значительное количество ОПО и расположены в непосредственной близости к жилой зоне, эта нагрузка может быть непосильной.

Получается, 225-ФЗ — палка о двух концах. С одной стороны, закон стоит на страже интересов «простых людей». С другой стороны, полностью перекладывает материальную ответственность за возможные ЧП на плечи предпринимателей. Логика законодателей такова: мол, активнее будут модернизировать производство, внедрять новые технологии.

- На предприятиях химической, нефтехимической и нефтеперерабатывающей промышленности половина оборудования эксплуатируется свыше 20 лет, - бьет наповал Владимир Тамаров. - Нормативный срок службы выработан у 90% грузоподъемных кранов, у 60% подъемников, более 90% сталеплавильных агрегатов. Чем выше будут риски аварий на ОПО — тем дороже обойдется страховка. У предпринимателей есть выбор: или рисковать, но платить большую страховку или находить безопасные методы работы и модернизировать производство. Чем новее оборудование, тем безопаснее работа, ниже коэффициенты и дешевле страхование.

Все это верно. Только навряд ли промышленники намеренно противятся модернизации. Черепашьи темпы технического перевооружения объясняются дефицитом средств. А ведь...

- Значительные финансовые ресурсы, выплаченные страховым компаниям, могли быть использованы на модернизацию производства, направленную, в том числе и на повышение безопасности, - считает Владимир Нефедов.

Впрочем, страховщики считают, что промышленники просто-напросто прибедняются.

- Почему-то активнее всего новый закон критикуют предприятия с многомиллионными оборотами, - говорит Павел Зубрилин.

Однако, похоже, никто не сомневается: бизнесмены найдут как выкрутиться.

- Последние несколько лет шло такое бурное преобразование юрлиц, что некоторые предприятия раздробились на 5-6 и вывели свои опасные объекты в юрлица, - говорит Владимир Тамаров. - Сейчас многими вопросами на предприятиях управляют не технари, а экономисты, а уж они найдут способ преобразования вашего предприятия, чтобы минимизировать страховую премию!

Обязательное стало строго обязательным

Напомним, с 1997 года предприятия, эксплуатирующие ОПО, жили по 116-ФЗ «О промышленной безопасности производственных объектов». Строго говоря, требование об обязательном страховании владельцев ОПО содержалось и в этом законе (ст. 15 ). Однако надзорные органы смотрели на это как бы сквозь пальцы.

С нового года страхование станет строго обязательным. На «раскачку» дадут три месяца. Тех, кто не успеет застраховаться до 1 апреля, весьма ощутимо щелкнут по носу, поскольку вступит в силу статья 5 226-ФЗ, которая предусматривает изменения в ст. 9.19 КоАП. Так, за пренебрежение новым законом должностных лиц будут штрафовать на 15-20 тыс. рублей, юрлиц — на 300-500 тыс. руб.

В общем, на этот раз отсидеться в тени не удастся. Надзорные органы обещают сурово бдить.

- В нашем регионе ОПО имеются на 3 000 предприятий, и, конечно, наши инспекторы не смогут быстро проверить соблюдение на них ФЗ-225, - говорит Владимир Тамаров. - Но у нас есть договоренность об обмене информацией с национальным союзом страховщиков, поэтому ни одно предприятие не останется без внимания.

Чего же в новом законе больше: позитива или негатива?

- К позитивным моментам принятия 225-ФЗ можно отнести установление в нем действительно адекватных страховых сумм, - считает министр Владимир Нефедов. - Однако наличие столь высоких страховых сумм в совокупности с тем, что сейчас на наших предприятиях износ основных фондов, эксплуатирующих ОПО, составляет более 60%, безусловно, повлечет за собой необходимость установления высоких страховых тарифов. Соответствующее постановление Правительства РФ находится на стадии разработки.

Еще одним плюсом нового закона министр называет невозможность ввода в эксплуатацию ОПО, если его владелец не застраховал гражданскую ответственность.

- Закон очень своевременный, поскольку реально защитит работников от смертельной опасности и травм, - считает Владимир Тамаров. - У нас появится сильный рычаг воздействия на собственников, которые, заботясь о прибыли, забывают об обеспечении безопасности своим работникам.

При всей прогрессивности закона эксперты признают, что в нем немало «сырых» мест. Возможно, споры по некоторым из них придется решать и в суде.

Как вступление в силу 225-ФЗ может отразиться на местной промышленности?

- Поскольку расходы на страхование разрешено отнести на себестоимость продукции, то это приведет к удорожанию конечной продукции, снижению конкурентоспособности продукции и, соответственно, снижению прибыльности предприятия, - считает Владимир Нефедов.

Опрос

Михаил Зиновьев, ответственный по страхованию группы компаний НМЖК:

- Подобный закон необходим, но финансовая нагрузка на предприятия слишком высока. Например, в составе ГК НМЖК есть элеваторы с несколькими складами напольного хранения зерна. Таких складов бывает до 20 единиц на элеваторе и находятся они в 20 метрах друг от друга. Платить за каждый из них, как за отдельный ОПО — на мой взгляд, не совсем справедливо. Сумма страховой премии получается около1 млн. рублей. По моим подсчетам, страховая премия для ГК НМЖК вырастет в сто раз. И. конечно, страховые затраты лягут на себестоимость продукции.

Мое мнение: надо считать ОПО не по количеству, а по площади. Если ОПО находятся рядом, вне зависимости от того, декларируемые они или нет, то страховая премия должна начисляться как за один объект.

А вот еще одна из недоработок этого закона. У нас есть современное оборудование. Логично, что на него должен быть установлен существенный понижающий коэффициент. Однако закон пока этого не предусматривает. И неважно, что одному подобному объекту 20 лет, а другой введен два года назад. Спрашивается, почему? И почему целых 5 лет не будет применятся понижающий коэффициент за отсутствие страховых случаев?

Алексей Дубровин, начальник отдела охраны труда и производственного контроля Заволжского моторного завода:

- Я до сих пор не понимаю логику нового закона. Возьмем пункт 1.1”а” статьи 6. Количество пострадавших более 3 тысяч, на каждого по 2 млн рублей, страховая сумма 6,5 млрд. Цифры вроде бы "бьются".

А если взять пункт 1.2”в” этой же статьи, то на каждый из “иных опасных объектов”, включающих объекты эксплуатации лифтов, предусмотрена компенсация пяти смертельно травмированным ежегодно. В Нижегородской области несколько сотен таких объектов, а статистика травматизма - максимум один случай год. Получается, владельцы этих объектов обязаны предусмотреть страховые суммы, даже не в разы, а на три порядка превышающие риск реальных выплат.

Когда я сделал пересчет на свой завод, то оказалось, что страховой суммой необходимо предусмотреть компенсации по двумстам случаям смертельного травматизма ежегодно. А у нас за 10 лет - один случай. Опять три порядка.

Я понимаю: в стране произошла крупная авария, захотели создать страховой пул. Хорошо, давайте соберем деньги. Один раз. Получится значительная сумма. Но платить каждый год?!

Георгий Устинов, начальник отдела технической и экологической безопасности ОАО «ДПО «Пластик» (Дзержинск):

- Согласно разработанному паспорту безопасности наихудший вариант ситуации, которая может возникнуть на нашем предприятии — это пять пострадавших и материальный ущерб в 6 млн рублей для нас самих. За пределы предприятия вред от возможной аварии не распространится. Риск возникновения аварийной ситуации— 10 в минус пятой степени. Это не образ. Я все просчитал.

За свои ОПО мы по 116-ФЗ выплачивали 20 тыс. руб. страховой премии, а теперь будем обязаны платить в 50 раз больше, миллион! Почему? Потому что мы подпадаем под химическую отрасль, хотя, по сути дела, являемся машиностроительным предприятием, делаем детали из конструкционных полимерных материалов. Это абсурд!

Приказ Ростехнадзора № 168, который немного опередил 225-ФЗ, в основном идентифицирует ОПО как установка, цех, техническое устройство, а не как опасный производственный объект владельца в целом. Сейчас у нас зарегистрировано 10  ОПО на одной производственной площадке, и платить мы должны за все десять по отдельности.




Copyright © 2008-2016. Татьяна Кокина-Славина (Таня Танк). Все права защищены | Memory consumption: 2.5 Mb