2011 год <<

Крайних по осени считают

Почему Минобороны мучает нашу оборонку

Премьер-министр России Владимир Путин дал неделю на то, чтобы Минобороны РФ и предприятия оборонно-промышленного комплекса заключили контракты на поставку военной техники на 2011 год, невзирая на споры вокруг многих из них. В сентябре этого самого 2011-го такая новость прозвучала как скверный анекдот. Ведь до срока исполнения годового госзаказа остаётся меньше трёх месяцев, а до этого на многих предприятиях просто не знали, чем им заняться. Нижегородская оборонка не исключение: только через полгода, прожитые на банковские кредиты, предприятия дождались заключения договоров и первых денег. Некоторым пришлось ждать до конца лета. Что происходит с гособоронзаказом?

Электронщики в почёте, судостроители в загоне

Сегодня оборонно-промышленный комплекс Нижегородской области – это 55 предприятий и организаций, на которых сосредоточена большая часть передовых ядерных, электронных и прочих технологий. Причём больше двух пятых наших предприятий, НИИ и КБ являются головными в своих отраслях, а на ряде заводов госзаказ достигает 80% от общего объёма производства.

По словам директора Нижегородской ассоциации промышленников и предпринимателей Валерия Цыбанева, десять лет назад никому не было хуже, чем радиоэлектронной промышленности, но сейчас «НИТЕЛ», ННИИРТ, Правдинский радиозавод, «Полёт», НПО им. Фрунзе работают с полной загрузкой. Зато наше судостроение оказалось обороне страны вроде и не нужно.

Шесть лет прошло с тех пор, как «Красное Сормово» выпустило последнюю подводную лодку. Несмотря на то, что завод нашёл себя в работе на «гражданку», директор группы «Морские и нефтегазовые проекты» (в состав которой входит завод) Вадим Малов надеется на возобновление гособоронзаказа:

– Мощности и квалификация кадров «Красного Сормова» позволяют строить самые современные дизель-электрические подлодки для российского ВМФ. Однако из-за отсутствия заказов компетенция в постройке подводных лодок через несколько лет может быть утеряна.

Полгода плохая погода

Несмотря на то, что Минобороны ещё в конце прошлого года обнадёжило наших оборонщиков скорым заключением контрактов, предприятия месяц за месяцем находились в подвешенном состоянии.

– С государством работать сложнее, чем на открытом рынке, поскольку правила игры абсолютно непонятны, – не скрывает озабоченности Цыбанев и приводит пример: – В конце 2010 года замминистра обороны заверил директора завода им. Петровского, что будет заказ на такую-то продукцию. Мол, начинайте работать, в январе подпишем договор, а в феврале получите аванс. Завод взял кредит, закупил комплектующие... Переговоры о контракте возобновились лишь в мае и продолжались вплоть до июля. В итоге завод подписал договор на 200 млн рублей спустя полгода после обещанного срока.

– Позднее проведение конкурсов на выполнение гособоронзаказа стало одной из основных проблем 2011 года, – констатирует начальник отдела оборонно-промышленного комплекса министерства промышленности и инноваций Нижегородской области Николай Старченко. – Это повлекло несвоевременное заключение контрактов и как следствие задержку с авансированием работ. Когда контракты не были заключены и к концу февраля, мы направили обращение Владимиру Путину, в котором поделились опасением, что задания госзаказа не будут своевременно выполнены.

Заметим, что подобная практика проведения конкурсных процедур и заключения госконтрактов на поставку вооружения и военной техники повторяется из года в год, и из года в год Минобороны и правительство РФ обещают оборонщикам, что уж теперь-то всё будет как надо. Но как надо снова не получается. Это создаёт на предприятиях «кассовый разрыв», что отражается на их финансово-экономическом и социальном состоянии.

– К сожалению, Минобороны не может заключить новые контракты до того времени, пока не будут определены параметры бюджета, – объяснил генеральный директор одного из предприятий, попросивший не называть его в «Бирже». – Государство из-за кризиса отказалось от формирования многолетнего бюджета, и сейчас он верстается только на год вперёд. Поэтому Минобороны, размещая госзаказ, может исходить лишь из средств, выделенных на ближайший год. Это создаёт нам «рваный» ритм: сегодня работа есть, и её много, а завтра может и не быть.

Наш собеседник заверил, что до 25 ноября его предприятие завершит-таки свою производственную программу по госконтрактам этого года. Но дальнейшее туманно. Настанет время формировать технологические заделы, а как их формировать, если гендиректор понятия не имеет, на какие контракты можно рассчитывать хотя бы в ближайшем будущем?

Аванс утром, стулья вечером. А не наоборот

Успеют ли все наши предприятия выполнить гособоронзаказ к заветному 25 ноября? В региональном Минпроме считают, что пока говорить об этом преждевременно. Между тем в 2010 году пять предприятий с обязательствами к сроку не справились. Причины всё те же: позднее проведение конкурсов, в результате чего некоторые госконтракты были заключены лишь в третьем квартале.

– Из-за задержки авансирования соисполнители госконтрактов сорвали поставки комплектующего оборудования, – отмечает Старченко. – В ряде случаев не были своевременно проведены приёмо-сдаточные испытания – опять же из-за отсутствия технического обеспечения.

Эта игра в одни ворота, когда Минобороны делает для предприятий ОПК по минимуму, а спрашивает по максимуму, конечно, не может устраивать оборонщиков.

– Можно применять драконовские штрафные санкции к предприятиям-изготовителям оборонзаказа, можно обвинять во всех бедах головного исполнителя, который законодательством так же связан по рукам и ногам и не имеет возможности влиять ни на поставщиков комплектующих изделий и материалов, ни на цены на энергоносители, – рассуждает тот самый пожелавший сохранить анонимность гендиректор. – Но какого результата добьёшься? К сожалению, в последнее время тенденция искать крайнего прогрессирует. А надо не крайнего искать, а устранять причины, из-за которых появляются эти крайние.

Генеральный директор кулебакского «Русполимета» Юрий Луканин считает, что «завязываться» на одну оборонку – очень рисковый в нашей стране бизнес:

– Зачастую всё определяют не федеральные унитарные государственные предприятия, а компании, стоящие над ними. Обычно они далеки от проблем предприятий, которые исполнением этих заказов зарабатывают деньги. Для нас главная проблема работы с ФГУПами – неплатежи. Получается, что мы, частное предприятие, сегодня кредитуем государственные. Поэтому иной раз нам приходится обращаться в арбитраж, грозить судами.

В таких условиях региональной власти остаётся рекомендовать местным предприятиям ОПК диверсифицировать производство в расчёте на гражданский рынок и по возможности помогать им в этом, в том числе материально. Николай Старченко признаёт, что в этом году, как никогда, нижегородская оборонка нуждалась в действенных мерах господдержки. Таких, как целевые кредиты для покрытия дефицита оборотных средств, предоставление государственных гарантий банкам при кредитовании высокотехнологичных секторов экономики. Так, в начале года при содействии регионального Минпрома Сбербанк предложил для заводов, выполняющих госзаказ, индивидуальные схемы кредитования.

Де жа вю

В феврале в Арзамасе нижегородские промышленники передали президенту РФ Дмитрию Медведеву своё обращение, где, в числе прочего, просили обеспечить заключение контрактов и выплату авансов по ним в течение четвёртого квартала года, предшествующего исполнению гособоронзаказа. Кроме того, напоминает президент НАПП Владимир Лузянин, предлагалось освободить предприятия от уплаты налога на прибыль, получаемую от выполнения оборонзаказа в части, направляемой на модернизацию производства.

С тех пор президент, он же главнокомандующий, уволил со службы тройку генералов из Минобороны, но размещение гособоронзаказа 2011 года прошло не лучше, чем год назад. В июле в НАПП принялись сочинять новое обращение к Медведеву (см. «Биржу № 28: «Генералы ОПК пишут письмо российскому главкому»). Правда, по нашим сведениям, второе послание до сих пор не отправлено. Что дальше?

– Минобороны заверяет, что гособоронзаказ на 2012 год будет сформирован до конца этого года и полностью размещён в первом квартале следующего, – говорит Николай Старченко. – Помимо этого, Минобороны собирается расширять практику размещения госзаказа среди единственных исполнителей, заключать долгосрочные контракты с фиксированными ценами на конечные изделия, а также реализовывать новые механизмы кредитования.

Что-то такое наши оборонщики уже слышали и с 2009-м, и в 2010-м. Может быть, дело не в плохих генералах, а в непреодолимых противоречиях между Минобороны и оборонной промышленностью, порождённых самой системой? Системой, при которой Россия платит миллиарды западным производителям вооружения, пытаясь сэкономить на отечественных?




Copyright © 2008-2016. Татьяна Кокина-Славина (Таня Танк). Все права защищены | Memory consumption: 2.5 Mb