2011 год <<

Георгий Закаменных: «Мужские игры с оружием мне не интересны»

Генеральный конструктор артиллерийского вооружения и директор нижегородского ЦНИИ «Буревестник» считает, что пушки и пулеметы — благо для человечества


Георгий Закаменных

…У выпускника престижной «бауманки» Георгия Закаменных было несколько предложений о трудоустройстве в столичные и подмосковные конструкторские бюро. Тем не менее, молодой инженер выбрал никому тогда не известный «провинциальный» институт «Буревестник». Была у потомка забайкальских казаков мечта: заниматься артиллерийским вооружением.

И вот уже 12 лет, как Георгий Иванович руководит институтом, куда 35 лет назад пришел простым инженером. Сбылись и профессиональные амбиции: созданные под его руководством артиллерийские установки превосходят зарубежные аналоги, а военные машины и вовсе единственные в своем роде. При этом конструктор, посвятивший всю жизнь созданию оружия, совершенно к нему равнодушен!

«Заставляю себя работать через «не могу»

- Георгий Иванович, как вы, юноша из бурятской деревни, смогли покорить бауманское училище?

- Я всегда хотел стать инженером, как и мой старший брат. Старался неплохо учиться. После девятого класса поступил в заочную физико-техническую школу при МВТУ имени Баумана и смог хорошо подготовиться к экзаменам.

Поступил на машиностроительный. А там меня распределили в группу, которая имела специализацию по артиллерийскому вооружению. Специальность, хоть и оказалась сложной, в процессе обучения очень понравилась. Нужно было знать и пневматику, и гидравлику, и аэродинамику, и баллистику... Кстати, знания, полученные мной в бауманском, я использую до сих пор.

- Почему вы не остались в Москве?

- Мне предлагали распределение в КБ машиностроения в Коломну. Но я был настроен работать именно по артиллерийской тематике. Поэтому, когда преподаватель, начальник главного управления Миноборонпрома СССР Игорь Николаевич Бочаров, сказал мне, что в 1970 году в Горьком начал работать центральный артиллерийский институт «Буревестник», я очень заинтересовался. И вот он, ничего мне не говоря, созвонился с тогдашним директором института Вадимом Викторовичем Колодкиным. А потом подозвал меня после лекции и сказал: езжай в Горький, тебя ждут.

И я приехал, и начал, как все, с инженера расчетного отдела сектора динамики и точности. Прошел все ступеньки: был старшим инженером, ведущим инженером, начальником сектора, отдела...

- Легко ли в те годы было продвинуться по служебной лестнице?

- Я считаю, что продвинуться можно всегда, если стремиться работать хорошо, быстро и эффективно. Дефицит грамотных и активных сотрудников существует во все времена. Но в карьере должна быть ступенчатость, чтобы за спиной у человека постепенно набирался багаж опыта и знаний.

- Когда вы впервые почувствовали, что можете создать нечто революционное, что в голове у вас побольше, чем у других?

- Уверен, что у других в голове тоже хватает. Но не каждый человек может заставить себя работать через «не хочу» и «не могу». Когда я писал кандидатскую, меня назначили начальником отдела динамики и точности. Динамика была для меня новым направлением, поэтому работе приходилось уделять очень много времени. Но я поставил перед собой цель — получить ученую степень — и заставлял себя работать ночами, в выходные, праздники... Это важный момент в любом деле — уметь себя пересилить.

- Работать без выходных и проходных — не станешь загнанной лошадью?

- Я считаю, что человек должен работать достаточно много. Приходит тренированность, как у спортсменов. Но загонять себя тоже нельзя. Заметил: если два-три дня в неделю поработаю очень интенсивно, то начинаю ложиться раньше. Организм не обманешь, не возьмешь у него больше, чем он готов дать.

- Ваш совет талантливым, но ленивым: как подняться с дивана?

- Достаточно преодолеть себя несколько раз, а потом придет радость от труда, и все будет получаться на автомате, идеи будут рождаться одна за другой. Соответственно, постоянно будет движение вперед, а это подпитывает интерес в работе.

Я считаю, что все люди способны и талантливы, но не все находят себя. Возможно, истинное призвание такого, как вы сказали, «лентяя» — не в работе на данном производстве, а в чем-то другом. Недавно я очень удивился, когда узнал, что у нас в институте есть мужчины, которые великолепно вяжут! К этому ведь тоже нужно иметь талант.

«Озарение и вдохновение — это миф»

- Вы автор множества изобретений. Самую яркую эврику можете вспомнить?

- Их было немало. Занимались мы проблемой бесстрельбовой пристрелки танковых пушек - чтобы можно было без стрельбы определить параметры ее точности. Нужно было понять, какой же фактор является ключевым в обеспечении этой точности. И когда в процессе работы пришли к пониманию, это было яркое ощущение.

- Это было озарение или результат планомерных расчетов?

- Я убежден, что озарений не бывает. Сошлюсь на закон философии: когда накапливается критическая масса, количественные изменения переходят в качественные, и рождается что-то новое. Так и здесь: знания копятся-копятся, а потом эта разнородная информация сама собой начинает складываться в систему. И вот этот момент, когда ты уловил эту закономерность, и можно назвать озарением. Но строительству дома всегда предшествует формирование фундамента. Если его не будет — в виде постоянно пополняющегося багажа знаний — озарений не будет ни в одном деле.

- Академик Сахаров сначала создал ядерную бомбу, а потом начал выступать против гонки вооружений. А у вас были такие мысли: «Чем я занимаюсь? Я же создаю машину для убийства»?

- Подумайте, уже несколько десятилетий мир живет без масштабных войн. И во многом это происходит благодаря ядерному оружию. Люди понимают, что нельзя совершать необдуманных действий, поскольку это может привести к катастрофе. Получается, что оружие — благо.

В свое время Наполеон сказал: «Не хотите кормить свою армию — будете кормить чужую». И эту мысль я могу продолжить так: не хотите выпускать собственное оружие — будете покупать его за рубежом. И не факт, что вам продадут лучшее. И вообще продадут. Поэтому так важно иметь собственный оборонно-промышленный комплекс.

- Правда ли, что в советские годы вашему карьерному росту помешало то, что вы не были членом КПСС?

- Действительно, я был единственным на предприятии беспартийным начальником отделения. Чисто интуитивно я стремился держаться от политики подальше, поскольку всегда не любил ложь. Коммунистическая идеология слишком сильно расходилась с практической жизнью. Думаю, в советское время руководителем предприятия я бы не был однозначно. Тогда беспартийный человек мог вырасти только до определенного уровня, не выше.

- С вами велись какие-то разговоры по душам?

- Велись. Секретарь парторганизации убеждал меня - правда, корректно, без нажима - в необходимости вступления в партию. И я так же корректно отвечал, что мне надо подумать, я еще не созрел...

- Никакую правду-матку не рубили?

- А смысл? Жизнь сама все расставила на свои места.

«Перечить друг другу — строго обязательно»

- Когда в 90-е годы предприятие начало перестраиваться на выпуск гражданской продукции, было у вас ощущение, что рухнул труд всей жизни, что вам никогда больше не придется заниматься любимым делом?

- Да, было такое опасение. Когда в конце 1993-го ситуация в институте зашла в тупик, мы с коллегами ушли из «Буревестника», чтобы спасти любимое дело. Организовали предприятие, заключили прямые договора с Минобороны и продолжили заниматься артиллерийской тематикой. Так и работали до 1999 года, пока меня по рекомендации Минобороны не пригласил руководитель агентства по обычным вооружениям Александр Васильевич Ноздрачев. Институт тогда пребывал в плачевном состоянии. В 1999 году годовой оборот составлял примерно 20 млн рублей, а сейчас у нас в месяц выходит в 10 раз больше. Сотрудников было меньше 500 человек, в жалком состоянии была производственная, научная база..

- Вы сразу согласились?

- Я проработал в институте много времени, и у меня было четкое представление, как вывести его из кризиса. Поэтому долго я не раздумывал. Мы вернулись всем коллективом и принесли институту очень неплохие доходы, включая приличные объемы экспортных контрактов. Но самое главное — вернулись квалифицированные, преданные делу люди.

- Сейчас вы в одном лице и гендиректор, и главный конструктор. Есть сожаление, что время, затраченное на управленческую работу, приходится урывать от творческой, конструкторской?

- Наоборот, у меня появилось больше возможностей в реализации идей, поскольку наряду с техническими у меня есть административные, экономические рычаги. И я могу бросить больше ресурсов на приоритетное направление и быстрее добиться результатов. Я действительно стал меньше заниматься техническими вопросами — но мелкими, а не принципиальными.

- Теоретически, сосредоточение власти в руках одного человека может привести к перегибам, ведь человеку, даже самому опытному и умному, свойственно ошибаться...

- Я не принимаю решений, не выслушав мнений ведущих специалистов. Моя задача — вычленить из их идей рациональное зерно и свести все воедино.

- Вам смеют перечить?

- В обязательном порядке люди должны перечить друг другу. Истина рождается в споре. И чтобы на наших научно-технических советах шла здоровая дискуссия, я всегда высказываю свое мнение самым последним. А первым даю выступить молодым людям, чтобы они не чувствовали давления авторитетов.

Если руководитель хочет, чтобы предприятие развивалось, он будет стимулировать инициативу людей. И они будут инициативными, если будут знать, что их поддержат. А если их, как гвозди молотком, будут забивать по самую шляпку - они больше никогда не «высунутся».

- Бывало, что против вас интриговали, пытались «съесть»?

- Думаю, что враги и недоброжелатели есть у каждого. Но я особо не обращал на них внимания, а продолжал двигаться к своей цели. Как говорится, собака лает — караван идет. Жизнь слишком коротка, что тратить время на вражду. Это удел тех, у кого нет здоровых идей. А вообще, лучшая защита от недоброжелателей - жить правильно.

- Вы такой миролюбивый человек...

- Все здравомыслящие люди миролюбивы. Надо входить в положение людей, а они пусть войдут в мое. А если руководить по принципу «Я начальник, ты дурак», то нормального работоспособного коллектива не будет.

Не скрою, мне приходится и ругаться, и скандалить по рабочим вопросам. Но опять же, надо понимать, что можно ругаться, чтобы выжать толк из толкового. А какой смысл ругать бестолкового? Человек только озлобится и все. Надо найти ему другую область применения. Чем больше найдешь толковых — тем меньше будешь ругаться.

«Люблю поспать после обеда»

- Интересно, а вы сами хорошо стреляете?

- Наверно, нет. И мне, как профессиональному разработчику, совершенно не интересны и не понятны мужские игры с оружием. Будучи молодым специалистом, я много времени провел на полигонах, участвовал в стрельбовых испытаниях артиллерийских орудий, танков, пулеметных установок. Настрелялся на всю жизнь вперед.

- Чем вы еще живете помимо работы?

- Может, я ущербный человек, но у меня в жизни основная всепоглощающая страсть — это работа. Нет у меня больше никаких талантов. Когда отдыхаю на даче, стригу траву, занимаюсь домашними делами. В воскресенье с удовольствием сплю после обеда на свежем воздухе.

- Говорят, за каждым успешным человеком стоит семья...

- Чтобы иметь возможность плодотворно работать, нужно, чтобы семья обеспечила тебе надежный тыл. Есть немало семейных обязанностей, и если большую часть времени я нахожусь на работе и в командировках, эти обязанности домашним поневоле приходится брать на себя. У меня хорошая семья. С женой я познакомился в своей деревне, она тоже из Забайкалья. На последнем курсе женился. У нас двое сыновей, младший работает инженером в нашем институте. Внучке 11 лет.

- Наверно, когда вы дома работаете, вокруг вас ходят на цыпочках?

- Мы с женой стараемся создавать друг другу комфортные условия для работы и отдыха. Когда мы жили в одной комнате, и я писал диссертацию, то приделал карниз-струну и работал за шторой, чтобы не мешать ей спать. А сейчас у меня дома есть кабинет, где я могу спокойно заниматься.

- Во сколько начинается ваш день?

- Я давно привык вставать без десяти шесть. До шести «раскачиваюсь», потом спокойно встаю. А в семь уезжаю на работу.

- А возвращаетесь когда?

- Часто засиживаюсь на работе до восьми-девяти. Если выхожу в шесть, чувствую себя как-то неуютно, испытываю смутное чувство вины, хочется перед кем-то оправдаться...

- Ваша формула счастья?

- Люди счастливы, когда у них есть душевное равновесие. И это равновесие держится на нескольких опорах: труде, призвании, семье, дружбе... Будет все это — тогда и душа будет на месте.

Досье

Георгий Иванович Закаменных. Родился 30 апреля 1953 года в Бурятии. Окончил МВТУ им. Баумана. С 1976 года работает в ЦНИИ «Буревестник», с 1999 года - генеральный директор. С 2005 года - генеральный конструктор артиллерийского вооружения. Под его руководством созданы такие образцы воооружений, как артиллерийские установки А190, А-220М и военные машины 1И37, 1И41, не имеющие отечественных и зарубежных аналогов. Доктор технических наук, профессор, зав.кафедрой «Импульсные тепловые машины» НГТУ им. Алексеева. Член Российской академии ракетных и артиллерийских наук. Имеет 31 авторское свидетельство на изобретение.




Copyright © 2008-2016. Татьяна Кокина-Славина (Таня Танк). Все права защищены | Memory consumption: 2.5 Mb