2011 год <<

Как 40 лет назад в Нижнем Новгороде боролись с холерой

Чтобы не допустить распространения заразы, бактериологи работали как... детективы

Редкое лето проходит без того, чтобы не подняла голову какая-нибудь кишечная инфекция. 40 лет назад наш город встал перед угрозой вспышки холеры — опаснейшей болезни, способной в 2-3 дня свести человека в могилу. Пройдя по Африке и Азии, зараза пробралась в СССР через Одессу и Астрахань и начала распространяться dверх по Волге. О том, как в Горьком «душили» холеру, вспоминает доктор медицинских наук Софья Александровна Погорельская, которая в 1970-71 годах возглавляла лабораторную службу по диагностике холеры в городе и области.

За насмешки над женой расплатился жизнью

Первый случай заболевания холерой в нашем городе зафиксировали в июне 1970 года. Муж, жена и двое детей вернулись с отдыха под Одессой и привезли с собой много овощей и фруктов. На следующий же день глава семейства, прихватив с собой помидоров и слив, отправился на рыбалку. И пропал.

- Когда мужчина не появился дома через двое суток, женщина забила тревогу, - вспоминает Софья Александровна. - Друзья поехали на берег Волги, где он обычно рыбачил, и нашли мужчину в тяжелейшем состоянии. Спасти его не удалось. Когда специалисты осмотрели место происшествия, у них зародилось подозрение, что мужчина умер от холеры.

От греха подальше медики тщательно обработали берег. Почву засыпали хлоркой, а кусты опрыскали дезинфицирующим раствором.

- Оставлять все, как есть, было опасно, - объясняет наша собеседница. - Если бы пошел дождь, экскременты больного смыло бы в Волгу, и инфекция могла бы далеко распространиться по воде.

Жена покойного рассказала врачам, что муж подсмеивался над ее привычкой тщательно мыть овощи и фрукты. Сам он принципиально ел немытые. Такие же взял и с собой на рыбалку.

- Забрезжила опасность распространения холеры в городе, - вспоминает Софья Александровна, которая в то время заведовала лабораторией специфической профилактики кишечных заболеваний при институте микробиологии и эпидемиологии. - Чрезвычайная комиссия при облздравотделе была создана, еще когда мы узнали о вспышках Астрахани и Волгограде. Но когда случай холеры выявили в Чебоксарах, мы стали вовсю готовиться к встрече с инфекцией.

Ни дня без нового больного

Погорельской дали задание: срочно развернуть бактериологическую лабораторию на базе института эпидемиологии и микробиологии. Совместно с доктором медицинских наук Тамарой Петровной Хахаревой задание было выполнено. Как положено, лаборатория была полностью изолирована, что исключало возможность утечки заразы. Мало того, сделали два входа: «грязный», где принимались анализы, и «чистый», где выдавались ответы.

Поскольку анализ на холеру длится несколько суток, работа была организована в несколько смен с ночными дежурствами. Сотрудников института не хватало. Тогда решили привлечь специалистов из других лабораторий города.

- Чаши с питательными средами нужно просматривать каждые шесть часов: вдруг «вырастет» холерный вибрион в виде характерной запятой, - делится профессиональными секретами Софья Погорельская. - Если через 4-6 часов у нас возникало хоть малейшее подозрение на холеру — мы тут же звонили врачам, и они срочно назначали пациенту антибиотики. Количество анализов было колоссальным. Если начинали мы с 200-300 в день, то потом дошли до тысячи. И надо сказать, не проходило и суток, чтобы мы не выявляли хотя бы носителя инфекции или заболевшего легкой формой. Наши четыре бригады круглосуточно дежурили в лаборатории, а в здании института с утра до ночи стеклодувы делали стеклянные трубки для забора анализа.

Главврачей всех больниц и поликлиник предупредили: у каждого пациента со рвотой и поносом нужно обязательно взять материал для анализа. Особенно если человек только что откуда-то приехал.

- Настраивали коллег так: лучше перебдеть, чем недобдеть, - вспоминает наша собеседница.

Как-то полковник П., командир воинской части в кремле, сообщил, что у одного из солдат приключилась «медвежья болезнь». Медики быстро изолировали парня, а также тех, кто с ним общался в последние дни. В «заточении» им предстояло пробыть до того, как будет поставлен окончательный диагноз.

- Анализ на холеру берется из прямой кишки особой ректальной трубкой, - рассказывает Софья Александровна. - Процедура, требующая деликатности. Поэтому, приехав в кремль, я попросила полковника найти отдельное помещение, куда мы могли бы вызывать солдат по очереди. На что он рассмеялся: «Зачем эти китайские церемонии? Я их построю, прикажу снять штаны и нагнуться». К счастью, холера у солдат не подтвердилась.

Двое «виновных» и семь «подозреваемых»

Как-то летом 1971 года Погорельскую подняли среди ночи. ЧП! На теплоходе «Клара Цеткин», следующем из Астрахани вверх по Волге, у двух пассажиров открылись рвота и понос. Ситуацию осложняло еще и то, что на судне ехали иностранные туристы...

- Теплоход тут же поставили на рейд, - вспоминает Софья Александровна. - Нас на катере доставили на борт, и мы принялись обходить все каюты и опрашивать людей. Нужно было как можно скорее выяснить, с кем из пассажиров и персонала контактировали заболевшие.

Таких «подозреваемых» насчитали семеро. Их изолировали на теплоходе и начали обследовать. Тем временем, с берега врачам сообщили, что у двоих заболевших холера подтвердилась. Тогда вслед за ними на сушу, в инфекционное отделение, были переправлены и «подозреваемые». К счастью, они оказались здоровы.

- Об это стало известно спустя пару дней, ближе к полуночи, - рассказывает наша собеседница. - Мне тут же позвонили домой. Я лично поехала в лабораторию и убедилась собственными глазами, что все пробы отрицательные. Несмотря на поздний час, проехала к руководителю облздравотдела и доложила. Вместе мы поднялись в кабинет председателя облисполкома, который из-за этого ЧП тоже не покидал рабочего места. И только когда он позвонил в пароходство и дал команду, что пароход может идти, мы разъехались спать.

...Как-то Софье Александровне позвонили из одной канавинской больницы. Оказалось, что у пожилой пациентки глазного отделения — признаки кишечного расстройства. Все указывало на холеру.

- В анализах больной мы обнаружили холерный вибрион, - вспоминает Погорельская. - Но вот загадка: женщина много лет безвыездно провела в нашем городе. Где же она могла заразиться? Истина открылась случайно. Между делом пациентка обмолвилась, что к ней в больницу заезжал сын - шкипер баржи, которая шла с арбузами из Астрахани в Ярославль. И, конечно же, принес ей полосатый гостинец! Мы тут же объявили тревогу по Волге, баржу остановили где-то под Ярославлем. А наши эпидемиологи вздохнули, что это случилось не у нас.

От холеры защищались как от чумы

Летом 1971 года в город приехала комиссия из Москвы во главе со знаменитым профессором Зинаидой Ермольевой, о которой Вениамин Каверин написал роман «Открытая книга». Побывав в горьковской лаборатории, Ермольева была приятно удивлена и призналась, что не ожидала от провинциальных коллег такого уровня.

- На первых порах мы перебарщивали с режимом, - рассказывает Софья Погорельская. - Соблюдали предосторожности как при чуме. Ходили только в масках, хотя холера — заболевание контактное, и такой защиты не требует. Первый месяц руки обрабатывали только спиртом. Только потом перешли на обычное мытье и ополаскивание хлорсодержащими растворами.

Есть на рабочем месте — ни в коем случае! Для этого нужно было снять защитный костюм, обработать руки и покинуть пределы лаборатории. Первое время у сотрудников даже сумки проверяли. Однажды обнаружили у лаборантки пачку печенья. Сделали строгое внушение.

- И вот нашу работу отметили на самом высоком уровне. Правительство наградило директора института Ирину Николаевну Блохину Орденом Ленина, а непосредственных исполнителей — Орденом «Знак Почета», - показывает высокую награду наша собеседница. - А когда через четыре года вспышка холеры произошла в Алжире, туда направили именно наших, горьковских микробиологов.

Справка

Холера - острая кишечная инфекция. Заражение происходит контактным способом: чаще всего при питье необеззараженной воды, заглатывании воды при купании в загрязнённых водоёмах, во время умывания, а также при мытье посуды заражённой водой. Заражение может происходить при употреблении пищи, инфицированной во время кулинарной обработки, хранения или раздачи, особенно продуктами, не подвергающимися термической обработке (моллюски, креветки, вяленая и слабосоленая рыба). Возможен контактно-бытовой (через загрязнённые руки) путь передачи. Кроме того, холерные вибрионы могут переноситься мухами.

Симптомы: водянистая диарея (понос), рвота, температура. В тяжелых случаях из-за сильного обезвоживания и потерей организмом электролитов наступает смерть.

Во время последней эпидемии холеры на Гаити в 2010 году погибло больше 3 000 человек. Холера унесла жизни таких людей, как композитор Петр Чайковский, революционерка Инесса Арманд и король Франции Карл Десятый.




Copyright © 2008-2016. Татьяна Кокина-Славина (Таня Танк). Все права защищены | Memory consumption: 2.5 Mb