2011 год <<

Как не сгореть на работе

Государственный инспектор труда призывает не бояться отстаивать свои права

Каждый год на нижегородских предприятиях гибнет 60-70 человек. И хотя этот показатель ниже, чем в среднем по России, поводов для гордости пока мало. Руководитель Государственной инспекции труда, главный государственный инспектор труда в Нижегородской области Андрей Емельянов считает, что снизить число несчастных случаев на производстве можно, лишь выстроив действительно работающую систему охраны труда. А это не только новое оборудование, технологии и использование средств индивидуальной защиты. Изменения должны произойти и в сознании самих работников.

Пугать не штрафами, а неотвратимостью наказания

- Андрей Геннадьевич, так что же должно измениться в головах людей?

- Нужно, чтобы появился настрой на сохранение жизни и здоровья. Не секрет, что есть тяжелые, вредные работы. Труд на таких участках предполагает дополнительные льготы, повышенную заработную плату.

Но вот человек вырабатывает стаж по медицинским показаниям, и ему отказывают в допуске на вредное производство. Или прежняя технология заменяется новой, которая позволяет снизить риски. С какой реакцией мы обычно сталкиваемся? Люди протестуют! Даже будучи больными, они хотят продолжать работать на вредном производстве. Так и говорят: пусть лучше будет угроза жизни и здоровью, но чтобы нам платили такие же деньги.

А ведь у нас довольно серьезные цифры по профзаболеваниям. Сейчас фонд соцстраха, минздравсоцразвития и Роспотребнадзор проводят углубленную диспансеризацию. И выявляется много недообследованных. Нередки случаи, что люди сами уклоняются от прохождения углубленной диспансеризации. Ведь по статье 76 Трудового кодекса РФ (ТК РФ), при выявлении противопоказаний к исполнению трудовых обязанностей вследствие состояния здоровья работодатель обязан отстранить человека от работы или перевести на другое место. Зачастую это связано с потерей в зарплате и льготах, что вызывает у работника протест. Поэтому нередко и работники, и работодатели идут на нарушение этого требования.

- Может, это происходит потому, что при нынешних штрафах и нарушать не страшно?

Большее значение имеет не размер наказания, а его неотвратимость. Но пока в Нижегородской области на 170 тысяч хозяйствующих субъектов - всего 78 сотрудников Государственной инспекции труда, говорить о неотвратимости наказания не приходится. Да еще многие предприятия малого и среднего бизнеса активно используют возможность ликвидации, перерегистрации. Ссылаются на разные причины: например, налоговые преференции. Как бы то ни было, но проверять мы их уже не можем (по закону плановая проверка может быть проведена только спустя три года после регистрации — Авт.). Таким образом, предприятия могут успешно уклоняться от штрафа и в тысячу, и в сто тысяч рублей.

- Что же делать?

- Угроза административных санкций не должна быть единственной в мотивации работодателя. Есть мнение, что ответственность за профессиональные риски должна быть установлена через страховые тарифы. В этом случае калечить людей будет для работодателя накладно.

- Объясните подробнее, как это будет работать.

- По федеральному закону 125-ФЗ «О страховании работников при исполнении трудовых обязанностей», все предприятия разделены на 32 класса опасности. Все они в обязательном порядке застрахованы в Фонде социального страхования РФ.

Однако, находясь в одном классе производственных рисков, работодатели могут по-разному относиться к вопросам охраны труда. Поэтому тем предприятиям, которые расходуют средства на охрану труда и добиваются результатов, можно ввести понижающий коэффициент. Таким образом, затраты работодателя на страхование от тех рисков, которые он минимизировал, будут снижаться. А вот предприятию, которое ничего не делает для охраны труда, надо, наоборот, повышать этот тариф. Когда работодатель будет вносить все большие и большие суммы на покрытие тех рисков, которые он создает, то он задумается: либо пересмотреть свое отношение к охране труда, либо закрыть предприятие.

Например, Саровский ядерный центр. Это предприятие с очень высокой культурой производства. Да, сложное, да, опасное, но производственый травматизм там крайне низок, поскольку выстроена и отлажена система управления охраной труда. В то же время предприятие входит в класс опасных, поэтому страховые взносы платит по высокому тарифу. Но если у них на протяжении десятилетий охрана труда осуществляется на высоком уровне, почему бы им не снизить тарифы? Или другое предприятие — условно «Швейник». Цех в подвале, освещение недостаточное, сильное запыление. Люди травмируются, наживают профзаболевания. Зачем нужно такое производство, когда россиян и так с каждым годом становится все меньше? Нужно выставлять им такой тариф, чтобы довести до разорения. Нельзя допускать, чтобы люди работали в сыром темном подвале и к 35-40 годам становились инвалидами, живущими на социальные пособия от государства, а, по сути, на наши налоги.

- Некоторые сочтут, что вы призываете «кошмарить» малый и средний бизнес.

Я призываю к тому, чтобы предприниматели, независимо от масштаба их бизнеса, создавали работникам здоровые условия труда. Наверно, многие помнят трагедию, которая несколько лет назад произошла на улице Шекспира. От взрыва газового баллона пострадало 12 человек, трое из которых погибли, а пятеро стали инвалидами. А все потому, что некий бизнесмен организовал полуподпольное производство кондитерских изделий, неправомерно установив на складе бытовые плиты и газовый баллон. Да, в итоге он получил 3,5 года колонии-поселения и выплатил более 470 тысяч рублей компенсации по гражданским искам. Но разве это цена трех человеческих жизней?..

Пьян работник, а виноват... работодатель

- Андрей Геннадьевич, кто чаще виноват в несчастных случаях на производстве: работник или работодатель?

- Работодатель, поскольку именно он создает профессиональные риски. Поэтому его обязанность - организовать процесс труда и контроль за действиями работника.

- Но этот контроль не может быть тотальным. Взять недавний случай на борском предприятии: уборщица перебегала цех и была сбита погрузчиком. В этом тоже работодатель виноват?

- На первый взгляд, к несчастному случаю привела неосторожность работницы. Однако в ходе расследования мы выявили немало нарушений. Например, в цехе не было транспортно-технологических схем для перемещения грузов, не были разработаны и установлены на видных местах схемы движения, не была обеспечена возможность звукого или светового определения движущегося транспортного средства. В результате виновными были признаны не только погибшая уборщица и водитель погрузчика, но и начальник производства, мастер смены и директор предприятия.

Закон говорит, что простая неосторожность, неосмотрительность не является основанием для признания вины самого работника. Но есть еще и грубая неосторожность. Например, опытный работник прошел все виды обучения, ему мастер говорит, что не надо этого делать, а он все равно пренебрегает его требованиями.

Но, к сожалению, бывает и наоборот. Работник нарушает правила безопасности не по своей инициативе, а по указанию руководства. Свежий случай: на шахунском фанерном комбинате «Росплит» погиб рабочий. Начальник цеха самовольно изменил технологию погрузки фанеры, в результате чего вертикально установленная в автомобиль стопа фанеры рухнула на рабочего.

- Если человек получает травму в нетрезвом виде, это тоже вина работодателя?

- Работа в состоянии алкогольного опьянения считается грубой неосторожностью. Но здесь важно выяснить, находится ли это в причинно-следственной связи с самой травмой. Если работник в состоянии алкогольного опьянения ходит по предприятию, а ему на голову с эстакады падает кирпич — то какая разница, был он трезв или нет? Другое дело, если он нетрезвым полез на эстакаду или взялся за ремонт станка.

И все равно, не надо забыть, что работодатель обязан контролировать действия работника. Почему у него в 14.00 - два промилле (сильная степень опьянения — Авт.)? Где он успел набраться? Этот вопрос работодатель должен задать не только работнику, но и себе.

72% рабочих мест в Нижнем - вредные

- А есть в регионе компании, которые не нарушают законодательство?

- В области 26 предприятий, которым мы вручили так называемый «Сертификат доверия работодателю». Это проект Роструда. Руководители, гарантированно соблюдающие трудовое законодательство, могут добровольно подать декларацию, где должны положительно ответить на 20 вопросов. Со всеми ли работниками заключен трудовой договор? Обеспечены ли люди средствами индивидуальной защиты? Проведена ли аттестация рабочих мест? И т.д. Если мы убеждаемся, что ни по одному пункту работодатель не покривил душой, то выдаем ему сертификат доверия и обязуемся в течение пяти лет не приходить с плановой проверкой (для всех остальных организаций плановые проверки должны проводиться раз в три года — Авт.).

- Почему с таким скрипом идет реализация закона об обязательной аттестации рабочих мест? Он вступил в силу еще в 2002 году, однако до сих пор аттестованы не больше половины рабочих мест.

- Я бы сказал, даже меньше половины — около 40%. Число работников, занятых в условиях, не отвечающих санитарно-гигиеническим нормам, за последние пять лет выросло в 1,3 раза. Пример: мы только что закончили проверку в сети универсамом «Копейка», где выявили множество грубых нарушений. Так, в одном из магазинов для укладки груза на стеллажах применялись не лестницы-стремянки с плоскими ступенями, а металлические ведра. Сами стеллажи не были скреплены между собой, проходы между ними были менее метра. В другом универсаме входная лестница в служебные помещения, имеющая более трех ступеней, не была оборудована перилами. В третьем магазине в складских помещениях без естественного света не было эвакуационного освещения, а над рабочими местами кассиров отсутствовали светильники...

Анализ результатов аттестации рабочих мест по условиям труда показывает негативную картину - доля рабочих мест, отнесенных к вредным классам условий труда по области составляет около 68%, в городе – 72%. При этом на многих рабочих местах вредные условия труда вполне устранимы, и далеко не всегда это связано с большими затратами. Где-то достаточно поменять порядок, технологию.

- Мы сами часто не знаем, какие условия нам должен обеспечить работодатель. Откуда можно почерпнуть информацию о том, каким должно быть наше рабочее место?

- Существуют нормативные документы, в которых прописаны государственные стандарты на этот счет. Минздравсоцразвития и Минтруд издают сборники по отраслевым нормам. Также информацию можно найти в Интернете — например, в «Консультанте плюс».

Пролетарии, объединяйтесь!

- Условия труда нарушаются на многих предприятиях, но люди боятся жаловаться. Рукавицы не выдают? Купим на свои. В цеху +35 градусов, но кондиционеры установили только в заводоуправлении? Потерпим. Лишь бы работу не потерять...

- Что ж, пусть боятся и дальше. Но тогда и перемен ждать не надо. Если у нас гражданское общество, то мы должны отстаивать свои права в соответствии с законами. И такая возможность существует. Чтобы было легче, объединяйтесь в профсоюзы. И не надо разговоров о «карманных» профсоюзах, прикормленных работодателем. Выдвигайте тех, кого считаете нужным. Многие вопросы по охране труда, его условиям, заработной плате с работодателем легче вести, будучи объединенными.

- Рассматриваете ли вы анонимные жалобы?

- Мы работаем только с теми заявлениями, где говорится о нарушении конкретных норм трудового права и прав работника. Если же вы опасаетесь преследований со стороны работодателя, укажите в своем обращении, чтобы ваши данные не разглашались. Статья 358 ТК РФ обязывает госинспектора труда соблюдать в этом случае конфиденциальность.

- Жалоба обязательно должна быть письменной?

- В соответствии с 59-ФЗ «О порядке работы с обращениями граждан», только письменной. Письмо можно отправить как по почте, так и через форму на нашем сайте http://git52.rostrud.ru. Устно можно только получить консультацию по телефону горячей линии 411-89-51.

- Как быстро вы работаете с обращениями?

- По 59-ФЗ, мы должны в течение месяца дать вам ответ. Но бывают ситуации, когда мы вынуждены продлить этот срок. Например, мы направляем работодателю письмо, а он арендовал кабинет на каком-нибудь закрытом объекте, и охранник не впускает почтальона. Или адрес регистрации предпринимателя — его квартира, а он там не проживает. В таких случаях мы иногда подключаем органы внутренних дел.




Copyright © 2008-2016. Татьяна Кокина-Славина (Таня Танк). Все права защищены | Memory consumption: 2.5 Mb