2010 год <<

«Хочешь быть мужиком? Иди в хоккей!»

Легендарный защитник «Торпедо» Валерий Кормаков – о спортивных интригах, московском высокомерии и тренерах-»пророках».





Сезон 2010/11 для нижегородской хоккейной команды «Торпедо» – юбилейный. Именно полвека назад горьковские хоккеисты первыми из провинциальных ледовых дружин смогли побить столичный клуб, а в 1961 году стали серебряными призерами чемпионата СССР и финалистами розыгрыша Кубка страны. Многих из «золотого» состава «Торпедо» уже нет в живых. Славные времена нижегородского хоккея мы вспомнили с легендарным защитником команды и заслуженным тренером России, 72-летним Валерием Ивановичем Кормаковым.

«Московские хоккеисты считали нас деревенщиной»

– В 50-60-е годы у мальчишек было не так много возможностей проявить себя – футбол и хоккей, – рассказывает Валерий Иванович. – Летом я играл в футбол, зимой – в хоккей. Когда в 15 лет пришлось выбирать, я предпочел хоккей, как самый мужественный, на мой взгляд, вид спорта. А в 18 лет в составе взрослой команды «Динамо» мы выиграли Кубок Российской федерации. Видимо, на этом чемпионате меня и приметил тогдашний тренер «Торпедо» Дмитрий Богинов. Когда он пригласил меня в команду мастеров, это был для меня предел мечтаний! Команда была солидная, играла уже на первенстве Советского Союза. Но было и тревожно: а вдруг не потяну?

–Потянули?

– Помогло игровое мышление, выработанное за годы, проведенные в футболе и хоккее. Кстати, для успешной игры важно именно это, а не физические кондиции. Их можно развить и в процессе тренировок.

– Кстати, о тренировках. Правда, что раньше хоккеисты не сильно «утруждались»?

– Действительно, тренировались мы совсем не так, как нынешние игроки. Сейчас ребята по пять часов в день «пашут», а мы занимались всего три раза в неделю по 1,5-2 часа. Современные тренировки очень интенсивны, но выстроены грамотно: в один день упор делается на одни функции, во второй — на другие. Причем, развиваются качества, нужные именно в хоккее: сила, быстрота, скорость, выносливость.

– Как же «торпедовцы» при таком «ненапряжном» графике тренировок смогли нагнать страху на московские клубы?

– Встав у руля «Торпедо», Богинов первым делом «омолодил» состав команды. Взял Роберта Сахаровского, Виктора Коноваленко, Льва Халаичева, Анатолия Орлова, который, кстати, первым вошел в число 33 лучших хоккеистов страны. Богинова, конечно, принялись критиковать: мол, кого ты набрал, их учить да учить. Московские хоккеисты на нас смотрели сверху вниз, считали нас чуть ли не деревенщиной. А мы как начали забивать!

При этом сам Богинов реально оценивал свои возможности. Он сразу же откровенно нам сказал: на коньках я едва стою, в хоккей не играл, зато все великие хоккеисты – мои друзья. Поэтому, когда он спрашивал совета у таких мэтров, как Анатолий Тарасов и Всеволод Бобров, они охотно его наставляли. Именно они порекомендовали давать нам простое упражнение 3:2, то есть, трое против двоих. Я до сих пор уверен: научишься разыгрывать лишнего – будешь больше забивать и меньше пропускать. Это сейчас все мудрено – а у нас хоккей был простой...

– Но тот же Тихонов уже предпринимал попытки его «усложнить»...

– Когда великий Тихонов пришел в рижское «Динамо» и стал проповедовать игру в четыре звена, ему пришлось выслушать массу критики. А он предвосхитил время! Он сказал, что в ближайшие годы игрок будет находиться на площадке всего 30-40 секунд. И если за это время он полностью выложится, «закислится», то ему не хватит времени восстановиться до следующего выхода на лед. А при игре в четыре звена спортсмен восстанавливался, выходил на поле и крушил противника. Много лет прошло, прежде чем советские клубы «прозрели» и перешли на игру по тихоновскому принципу – в четыре звена.

Прятался от Тарасова два года

– Рассказывают, что тренер сборной СССР Анатолий Тарасов так хотел заполучить вас в свою команду, что открыл на вас своего рода охоту. Правда?

– Когда мне сказали, что мной заинтересовался Тарасов, я и обрадовался, и испугался одновременно. Я же не выдержу тех нагрузок! И начал от него прятаться. Не выхожу на лед и все...

Как–то «Торпедо» приехало играть в Омск. Тренер вывел команду на прогулку. Подходит милиционер и говорит: «Вы из «Торпедо»? А где Кормаков? Вот телеграмма: его забирают в армию». Ребята заверили его, что меня среди них нет. А я опять не вышел на лед, просидел в номере.

– Неужели у Тарасова было так страшно?

– Знаете, а сейчас я жалею, что прятался. Несколько лет спустя он мне сказал: «Зря ты бегал от меня. Сейчас бы таким защитником был!»

– В 1960 году «Торпедо» выиграло престижный приз газеты «Советский спорт», потеснив звезд отечественного хоккея – ЦСКА и «Крылья Советов».

– Причем, победили мы совсем не случайно — вышли в финал и со счетом 5:1 победили московский «Спартак». За победу каждому игроку полагалось по часам «Победа» и годовой подписке на издание. И что вы думаете? Нам на команду выделили всего одну подписку, а часов не дали вовсе! Предвзятости и откровенного презрения со стороны столичных хоккеистов мы хлебнули сполна.

– В связи с этим многим до сих пор не верится, что стадион «Торпедо» на Автозаводе в 1961 году сгорел по неосторожности, а не по чьей-то злой воле. Ведь если бы не неожиданная оттепель, «Торпедо», думается, задало бы хорошую трепку ЦСКА...

– Действительно, по странному стечению обстоятельств стадион сгорел накануне матча с ЦСКА. До этого мы уверенно обыграли «армейцев», поэтому в день второго матча страсти болельщиков были накалены до предела. И вот началась оттепель. Болельщики уже на стадионе, а игру все передвигают на час, на два... Все ждут, когда температура воздуха понизится до -1 градуса, как обещали синоптики. Защитник ЦСКА Сологубов попробовал шагнуть на лед, и у него лезвие конька тут же провалилось в воду. А болельщикам сверху не видно, что лед плывет. Они не понимают, в чем причина задержки и шумят. Назревает бунт...

Тогда нам руководство тихо говорит: покидаем стадион по одному-по два, чтобы болельщики не видели. Мы пошли в гостиницу «Волна» поиграть в бильярд. И вдруг в комнату влетают два судьи: «Стадион горит!» Побежали туда. А не подойти: кругом огонь...Какой-то чудак-болельщик решил спасать краску, которой на лед наносят линии. Так весь Автозавод потом был перемазан этой краской! А в три часа ночи на пепелище примчал секретарь обкома партии Романов. Допытывался: были ли политические или экстремистские лозунги.

– Так выяснили, кто поджег стадион?

– «Поджигателя» нашли по фуражке. Оказалось, что мальчишки перелезли с трибуны через хоккейный борт, проникли в здание и начали все крушить. В медкабинете чиркнули спичкой, а там всевозможные растирки на спирту. Вот и полыхнуло. Злого умысла не было.

– Почему не удалось победить ЦСКА в Москве?

– Судили с грубейшими ошибками. ЦСКА ведет 1:0, Игорь Шичков забивает гол, шайба оказывается в воротах, и тут его бьют в спину, он летит на рамку ворот, падает грудью на угол и сдвигает ворота. По всем правилам гол должен быть засчитан — нам же не засчитали...

Мы играли с Александром Прилепским в паре. И Костя Локтев из ЦСКА по краю Прилепского пробрасывает шайбу в борт, а я, подстраховывая его, бегу ее подбирать. Тут Локтев намеренно падает мне на ноги, и мы вместе с ним пролетаем эту шайбу и укатываем в лицевой борт. Она от борта отскакивает, на нее выезжает Альметов и отправляет к нам в ворота. Судьи опять молчат. В итоге мы проиграли 3:1. Ну никак нельзя было допустить, чтобы выиграла периферийная команда!

– Нельзя не вспомнить и еще об одном ЧП. Как-то на важную игру с «Крыльями Советов» не вышло аж четыре горьковских хоккеиста...

– Мы проводили много времени на сборах, и Дмитрий Николаевич на пару-тройку дней отпускал нас домой. И вот однажды к автобусу, который должен был везти нас из Горького в Москву, не явилось четыре человека из команды. А нам через пару дней предстояла важная игра на приз газеты «Советский спорт». Когда потом, своим ходом, эти игроки с опозданием приехали в Москву, Богинов сказал: «Это вам с рук не сойдет. Накажу!» Те завелись и не вышли на игру. Никогда не забуду растерянное, тревожное лицо Богинова, когда перед матчем он зашел к нам в раздевалку и сказал: «Ребята, нас предали. Сыграем, как сможем».

И, несмотря ни на что, мы победили 3:2! Но на репутацию команды уже была брошена тень, и «Торпедо» шесть лет было «невыездным». Считали, что мы ненадежные, можем подвести...

Как Ковин спасался от «Спартака» в... лесах

– Валерий Иванович, именно вы, будучи тренером автозаводской хоккейной школы, рассмотрели и вывели в люди будущих звезд Александра Скворцова и Владимира Ковина. Они с самого начала подавали большие надежды?

– Когда я учился в Высшей тренерской школе, Тихонов говорил нам, что у тренера должно быть чутье на игрока, его перспективу. Саша Скворцов пришел в хоккей поздно, но наверстывал упущенное так, что сразу становилось ясно: это перспективный игрок. Поиграл он у меня в команде юниоров, и вот пошел я к тренеру «Торпедо» Прилепскому: возьми, мол, Скворцова и Ковина в команду мастеров. Он взял, а потом мне высказал: «Что ты подсовываешь мне невесть кого? Скворец кроме ботинок вообще ничего не видит, а Ковину самое место в обороне». Но вскоре Ковин со Скворцовым так проявили себя в нападении, что больше вопросов ни у кого не возникало.

Но перед ними маячил призыв в армию. А если на два года оторвать их от хоккея, то как спортсмены они пропадут. Я обошел всех и вся: и спортивные инстанции, и обком партии. Убеждал, что Ковин и Скворцов – это будущее команды. Бесполезно. Чудом удалось пристроить их в дзержинский охранный полк завода Свердлова. И в течение полутора лет я каждую пятницу забирал их, они тренировались, а в субботу выходили на лед и обыгрывали всю Москву.

Потом Ковина и Скворцова стали сватать в сборную. Они спрашивают: «Что делать? Нас Локтев (ЦСКА) к себе тянет, Черенков («Спартак») — к себе, Юрзинов («Динамо») — к себе. И все стращают: не перейдете — о сборной можете забыть». Я им посоветовал: «Обещайте всем, но ничего не подписывайте».

– Ничего себе, интриги у вас в хоккее!

– Это еще что! Как-то на Володю Ковина сильно надавили, и он вроде бы согласился поехать в «Спартак». Но молодец! Догадался не отдать паспорт. Посадили его в машину и повезли в Москву. Подъехали в Дзержинску, он отпросился в туалет, а сам как рванет через лес в Дзержинск! Отстали.

Скворцов мне как-то говорит: «Что делать? Тихонов сказал, что я до 23 февраля должен быть у него. Иначе пребывание в сборной — под вопросом». Я говорю: «Он тебя на испуг берет. Запомни, Саша: будешь хорошо играть — никто тебя из сборной не вытолкнет». Он вообще бесстрашный такой, целеустремленный. Я его как-то спросил: «Саш, ты вообще когда-нибудь мандражил?» А он: «Мне это состояние незнакомо. Я вообще ничего не боюсь».

Китайская сборная качала на руках

– Восемь лет отработав тренером «Торпедо», вы подписали контракт со сборной КНДР. Удалось научить корейцев русскому хоккею?

– Корейцы – это народ с большой буквы. Очень трудолюбивые. Работу заканчивали только по приказу. Первый год им, конечно, было тяжело, к субботе были «ватными». Но даже взглядом не показывали, как им трудно. А на второй год смотрю – втянулись, и в воскресенье могут бегать. У них один парень был, из семи четыре забивал. Я его называл «корейский Харламов». У них главная цель — обыграть Южную Корею.

– Правда, что вы «нелегально» помогли Китаю победить Японию?

– Как-то на финальном матче на Азиатских играх ко мне подошло руководство китайской команды и попросило провести эту решающую игру. А соотношение сил было такое, как, допустим, у ЦСКА и «Торпедо». Я собрал китайских спортсменов, мы скрупулезно на макете позанимались. Начали играть, и тут чех-судья подъезжает к китайской лавочке и говорит мне: «Не имеете права руководить, вы тренер корейской сборной». Но я-то знаю, что есть правило: проекция крайней лавочки на борт, шаг отсюда – и ты уже не тренер, а болельщик. Японию мы обыграли. Китайцы так меня качали, что я чуть к потолку не прилип!

– Валерий Иванович, как вам нынешний хоккей?

– Великий Тарасов говорил: чтобы воспитать личность в хоккее, нужно три года. А какой сейчас у игрока стимул, чтобы расти? Зачем потеть, надрываться, испытывать боль, когда у тебя уже есть все блага, комфорт? Вот почему среди боксеров в США преобладают чернокожие? Потому что это у них единственный шанс в жизни проявить себя, создать материальную базу. А сейчас подростки говорят: зачем мне заниматься хоккеем? Отвечаю: да чтобы мужиком быть! Уметь за себя постоять! А компьютерные игры никогда из тебя мужика не сделают. Себя – и то защитить не сможешь, не то, что за слабого постоять или справедливость восстановить. Вот поэтому сейчас мужиков все меньше и меньше...

...Был как-то по тренерским делам в Европе. Меня попросили проанализировать матч Канада-Швеция. Два периода шведы вели 2:0. А в третьем периоде канадцы как начали их «бить»! На следующее утро шведские газеты вышли с фотографией перекошенного, в крови, лица шведского хоккеиста. Подтекст был такой: вот, мол, какие злые канадцы приехали, настоящие разбойники, они нас не только обыграли, но и избили... А почему, спрашивается, вы проиграли? Да потому что они дали вам два периода поиграть в «ваш» хоккей, а на третий вышли и начали играть в настоящий канадский хоккей, жесткий, но без нарушений. Шведы спросили меня: «А как же вы с канадцами играли?». «За счет характера». «А у нас, шведов, разве нет характера?» «Нет, – говорю. – Его воспитывают трудностями. У нас на тренировках намеренно создаются условия тяжелее, чем в игре. Поэтому в игре нашим легче. А если тебе на тренировке было легко, ты не устал – считай, это была не тренировка».

Кстати

Как-то Федерация хоккея назначила «Торпедо» игру с Пермью на 2 января. Тренер горьковской команды Дмитрий Богинов сказал хоккеистам, что на Новый год запирать никого не будет, но настоятельно рекомендует пить что-нибудь одно, не мешать водку с шампанским и с пивом. В то же время тренер пермской команды на Новый год усадил своих хоккеистов за стол и угостил их кефирчиком. Когда 2 января горьковчане победили пермяков, те долго ругались: «Вот, «торпедовцы» по-человечески отдохнули и нагрузили нам семь шайб, а мы с кефира забили всего две!»

Фото из архива героя и Татьяны Быковой




Copyright © 2008-2016. Татьяна Кокина-Славина (Таня Танк). Все права защищены | Memory consumption: 2.5 Mb