2010 год <<

Злой рок генерала Ивлиева

Наш земляк живым выбрался из военного пекла и погиб в мирное время.

Внизу см. фотогалерею

Особо отличился в августе 1944 года в Ясско-Кишинёвской операции. В сентябре 1944 года стал Героем Советского Союза. После войны окончил Военную академию Генштаба, дослужился до звания генерал-лейтенанта танковых войск. Был депутатом Верховного Совета СССР, делегатом XXII съезда КПСС.
Командовал Таманской дивизией. И именно его машина 7 ноября открывала военный парад на Красной площади. Погиб спустя месяц после своего 50-летия. Вот то немногое, что выдает нам Интернет на запрос о нашем земляке, генерале Ивлиеве.
Между тем, Иван Дмитриевич был настоящим боевым генералом, каких сейчас мало. Из тех, кто не отсиживался в штабах и, как поется в популярной песне, «карьеры не делал от солдатских кровей». Воспоминаниями об отце с нами поделились дети генерала - Татьяна Ивановна и Дмитрий Иванович.

Приехал свататься с... фланелевым одеялом

На свет будущий генерал появился в селе Лопатино Сергачского района. Был он в семье самым младшим из десятерых детей. Они рано остались без отца, и над юным Ваней взяла шефство старшая сестра Вера Дмитриевна. Как вспоминают Ивлиевы-младшие, это была колоритная женщина — точь-в-точь комиссарша из рассказа Алексея Толстого «Гадюка».
Вера Дмитриевна была председателем райисполкома, - с улыбкой рисует образ тетки Дмитрий Ивлиев. - На голове носила красную повязку, одевалась в черный кожан и длинную черную юбку, а сбоку пристегивала деревянную кобуру с наганом. Говорят, когда она выходила в Курмыше, все мужики прятались.
Когда Ваня закончил семь классов, сестра отвезла его в Курмыш, где он год отучился в политико-просветительном техникуме. Но, видимо, это не пришлось парню по душе, поскольку вскоре он перевелся в Сергач, в педагогический техникум. Но и здесь Иван надолго не задержался — в 1933 году по путевке комсомола его призвали в Красную Армию. Видимо, там он и понял, что его призвание - военная служба, и, отслужив год, поступил в Орловскую бронетанковую школу. Возможно, его воодушевил пример старшего брата Серафима, который первым в семье пошел по военной линии (после войны он служил районным комиссаром военкомата в Ленинграде).
Бронетанковое училище Иван Ивлиев закончил в 1937 году в звании младшего лейтенанта и был назначен командиром разведроты бронетанковой бригады в Рязани. Там он и встретил свою будущую жену Екатерину Иванову. В своих записках женщина рассказала, как это произошло. Шла по улице и на секунду встретилась взглядом с красивым лейтенантом с розовыми щеками и синими глазами. А когда села в автобус, то обнаружила, что и военный здесь. Познакомились, доехали до конечной, Иван проводил девушку до дома. Встречались пять месяцев, а потом его перевели в Ярославль.
Семь месяцев влюбленные переписывались, а потом Ивлиев как снег на голову нагрянул к Кате в Рязань. Девушки не было дома, и он сразу же выложил ее матери, что приехал жениться на Кате и забрать ее с собой. Будущая теща восприняла это заявление в штыки: дескать, Кате всего 20, для брака она еще не созрела, и, между прочим, у нее и приданого нет. На что Ивлиев выпалил: «У меня есть фланелевое одеяло, а больше нам ничего и не надо!»
Ивлиевы прожили в любви и согласии с 1937 по 1966 год — вплоть до гибели генерала. В 1938 году у молодоженов родилась дочь, которую они, по моде того времени, решили назвать Нелли. Но теща сказала, что такое имя она и выговорить не сможет. Поэтому на регистрации в загсе Иван неожиданно для самого себя сказал, что даем малышке имя Маргарита. Следующая дочь Татьяна появилась у супругов лишь после войны — в 1947-м. А в 1953 году родился сын Дима. После войны Екатерина Васильевна не работала, полностью посвятив себя семье и дому.

Героем Советского Союза стал в 28 лет

Иван Дмитриевич нюхнул пороху практически сразу после училища. В 1939 году младшего лейтенанта отправили на советско-финляндскую войну. А сразу же после нее грянула Великая Отечественная. В своих записках Екатерина Васильевна вспоминает, что воскресным солнечным утром 22 июня 1941 года готовила мужу яичницу. Как вдруг по радио объявили, что началась война. Весть так напугала женщину, что вместо соли она посыпала яичницу сахаром.
Иван Дмитриевич тут же собрался и ушел в свою военную часть. И больше не вернулся. Через несколько часов жены военных, которые так же не дождались своих мужей, все вместе отправились в лес — на поиски лагеря. Плутали до вечера, но все-таки нашли. Еще несколько дней женщины навещали мужей в лесу, но вскоре лагерь опустел - военных перебросили на фронт. Екатерина Ивлиева с дочкой успели покинуть Калугу ровно за день до того, как ее заняли немцы.
Звездным часом Ивана Ивлиева стала знаменитая Ясско-Кишиневская операция. Ее в августе 1944 года Вооружённые силы СССР предприняли против нацистской Германии и Румынии. Цель была - разгромить крупную немецко-румынскую группировку, прикрывавшую балканское направление, освободить Молдавию и вывести Румынию из войны. Сейчас Ясско-Кишиневская операция оценивается как одна из самых удачных во время Великой Отечественной войны, и входит в число так называемых десяти сталинских ударов. О том, насколько страшными были те дни, лучше всего скажет небольшая выдержка из воспоминаний одного из участников тех боёв:
«Когда мы двинулись вперёд, то на глубину примерно десять километров местность была чёрной. Наша артиллерийская атака практически полностью уничтожила оборону противника. Вражеские траншеи, вырытые в полный рост, превратились в мелкие канавы, глубиной не более чем по колено. Блиндажи были разрушены. Иногда попадались чудом уцелевшие блиндажи, но находившиеся в них солдаты противника были мертвы, хотя не видно было следов ранений. Смерть наступала от высокого давления воздуха после разрывов снарядов и удушья».
Подполковник Иван Ивлиев в те дни командовал третьей танковой бригадой.
Командир корпуса поставил отцу боевую задачу: очистить склоны горного ущелья от немцев и румын, уничтожить их боевые точки, и завершить окружение, - рассказывает Дмитрий Ивлиев. - Бригаде удалось продвинуться на 80 километров, форсировать три реки и захватить несколько молдавских городов, тем самым отрезав пути отхода трём немецким дивизиям и румынскому армейскому корпусу.
Танкисты комбрига Ивлиева уничтожили 15 танков и штурмовых орудий, более 80 артиллерийских орудий, взяли в плен 26 тысяч солдат и офицеров противника. Вообще же, в ходе Ясско-Кишиневской операции советские войска потеряли 12,5 тысяч человек, тогда как немецкие и румынские войска лишились 18 дивизий. В плен было взято 208 600 немецких и румынских солдат и офицеров.
В 28 лет Иван Ивлиев стал Героем Советского Союза. Ему посчастливилось выбраться живым из военного пекла. Хотя смерть не раз заглядывала ему в глаза. На Курской дуге Иван Дмитриевич чудом выбрался из горящего танка, затем был ранен под Фокшанами и при освобождении Вены. Эти метины войны - яму на ноге размером с кулак и шрам на спине — ему пришлось носить до конца жизни...

Отпустил адъютанта и поплатился жизнью

В 1954 году Иван Ивлиев закончил Военную академию Генштаба имени Ворошилова. Его произвели в генералы и в 1957 году отправили в Польшу командовать дивизией. Там назревало недовольство советским строем, и наше правительство опасалось, что события будут развиваться по кровавому венгерскому сценарию 1953 года. Но напряженность со временем рассеялась, и, скорее всего, в этом была заслуга генерала Ивлиева и его солдат.
Из Польши Ивана Дмитриевича перевели в Москву командующим легендарной Таманской дивизией. В те годы ему часто приходилось выезжать в Горьковскую область на полигоны в Мулино, Золино, Фролищи. Он никогда не упускал возможности побывать на своей малой родине в Сергаче. Кстати, дом, где родился Иван Дмитриевич, стоит в Лопатино до сих пор, там живут родственники Ивлиевых.
А в 1963 году генерал-майора Ивлиева назначили командиром 13-го гвардейского корпуса, который дислоцировался в нашем городе. Так Иван Дмитриевич вернулся на родную землю. Впрочем, ни он, ни домашние не думали, что останутся здесь навсегда...
В 1966 году генерал-лейтенант Ивлиев получил очередное назначение — заместителя командующего Московским военным округом. Семья сидела на чемоданах, ожидая отъезда в столицу. Не случилось...
10 февраля 1966 года Иван Дмитриевич отправился на учения на Гороховецкий танковый полигон. Поехал без адъютанта — тот отпросился, чтобы встретить из роддома жену. Кто знает, может, это и сыграло роковую роль?
Задача адъютанта — создать своему начальнику удобную и безопасную обстановку. Отцу пришлось возвращаться с учений на ГАЗике, с неопытным солдатиком за рулем, - говорит Дмитрий Ивлиев. - Была гололедица, парень резко затормозил, машина пошла юзом. Ее вынесло на встречную полосу, где она лоб в лоб столкнулась с рефрижератором. Отец по своему обыкновению сидел рядом с водителем. От мощного удара он вылетел из машины и упал под колеса. Одно нас всегда утешало: скорее всего, смерть была мгновенной...
После панихиды в Доме офицеров гроб везли на лафете до самого Бугровского кладбища. Движение было перекрыто, машины гудели в знак скорби. Гроб был открытый, но было видно, что генерал сильно пострадал в катастрофе...
В городе ходили слухи, что гибель Ивлиева — это чей-то злой умысел. Но эти домыслы не нашли никаких подтверждений и утихли сами собой.
- Потом мы уже стали вспоминать, какое настроение у папы было в последние месяцы, - рассказывает Татьяна Ивановна. - И мама сказала, что на банкете в честь 50-летия отец был какой-то грустный, говорил, что 50 лет — это много, жизнь закончилась...
Хотя здоровье имел отменное, - подчеркивает Дмитрий Иванович. - Единственное — время от времени переохлаждался в военных «УАЗиках» и страдал приступами радикулита. Но на больничные никогда не уходил. Лечился народными средствами. Мама грела на сковороде песок, насыпала в мешочек, привязывала отцу к правой ноге. Чтобы он лежал, болел — такого мы не помним. Отец был спортивным, крепким мужчиной. Прекрасно плавал, тягал гири и штанги.
...После гибели мужа Екатерина Васильевна была вынуждена выйти на работу. Надо было выводить в люди 19-летнюю Таню и 12-летнего Диму. Старшая дочь Маргарита к тому времени уже вышла замуж и жила в Москве.
Некоторое время мы метались: остаться в Горьком или поехать в Москву, - вспоминает Дмитрий Иванович. - Но в итоге решили остаться поближе к отцу.
По военной стезе в семье Ивлиевых не пошел больше никто. Все трое детей генерала стали медиками: Маргарита — терапевтом, Татьяна - дерматовенерологом, Дмитрий — рентгенологом, сейчас работает в диагностическом центре.

Зверства бандеровцев поразили хлеще фашизма

Как вспоминают Татьяна и Дмитрий, отец был немногословным, очень сдержанным человеком. Рассказывать о войне не любил.
- Я помню всего один подобный разговор, - говорит Дмитрий Иванович. - Войну отец заканчивал на Украинском фронте и потом некоторое время продолжал службу в этих краях. Так вот, изуверства бандеровцев поразили его до глубины души. Он сам видел посаженных на кол людей или распятых с выколотыми глазами... Этот садизм был похлеще фашистского. Причем, все это делалось подло, исподтишка.
Как-то я спросила отца: пап, а ты видел убитого солдата? - вступает в разговор Татьяна Ивановна. - И он просто ответил: видел, дочка, и не раз. Сидели мы в землянке, а снаружи стоял часовой. Упала бомба — и нет часового. Только голова его поодаль... Смерть он видел каждый день...
Да, отец не был штабным офицером, - говорит Дмитрий Ивлиев. - Что греха таить, некоторые найдут себе теплое местечко в Москве, Питере и служат себе тихо, получая звание за званием. Вот парадокс: тогда страна была большая, а генералов было мало. Сейчас наоборот... Я размышлял, как бы отец себя повел на чеченской войне. И думаю, что весьма активно. Он был боевым генералом, сторонником решительных действий. Как глубоко уважаемый им Жуков.
Как вспоминают Татьяна и Дмитрий, они настолько уважали отца, что даже... слегка его побаивались. Хотя Иван Дмитриевич никогда не ругал их и тем более, не поднимал на них руку. Достаток в семье был средний, поскольку деньги в дом приносил только отец. Одевались скромно, питались как все в то время — банка шпрот на праздник считалась великим деликатесом.
Жили мы небогато, - говорит Татьяна Ивановна. - Когда родители поженились, «приданого» у них было лишь чемодан да подушка. Вещами так и не обзавелись. А какой смысл, если каждые два-три года дают новое назначение? Вот и они - все кидали и уезжали налегке. - Единственным, что отец всегда возил с места на место в большом деревянном ящике, были книги, - продолжает Дмитрий Иванович. - После войны появилась «огоньковская» серия, и он ее постоянно выписывал. А как он дорожил первым собранием сочинений Льва Толстого 1946 года в мягких корочках! Иногда мама сетовала: зачем, мол, мы за собой возим столько книг? А он говорил: вот выйду на пенсию и буду читать.
Дмитрий и Татьяна вспоминают, что часто видели отца за чтением. Газеты — обязательно каждый день. А вечером для души - Марка Твена и зарубежную классику. Очень часто всей семьей Ивлиевы ходили в кино — иногда и на закрытые показы - «Унесенные ветром», «Ко мне, Мухтар!». Помнят дети и сказочный подарок отца - большой, как сундук, катушечный магнитофон «Днипро». Его, по «заказу» Димы и Тани, генерал попросил у коллег в качестве презента на 50-летие.
Еще отец очень любил рыбалку. Уедет в санаторий, выйдет на лодке в море, наловит спиннингом ставриды и отдаст на кухню коптить, - рассказывает Дмитрий Иванович. - Уважал он и охоту. Ходил на кабана, лося, глухаря. Долгое время в квартире висело чучело глухаря на ветке, сделанное из отцовского трофея. Вообще, он очень любил лес. Обожал собирать грибы и ягоды, привозил домой ведра ежевики и земляники.
Бывало, генерал приносил домой рыбок, птичек. Любил и собак, но держал их только летом, на даче и обязательно — во дворе. А когда семья возвращалась в город, отдавал пса на службу в военную часть.

Не ходил на поклон к маршалам

Всю жизнь Иван Дмитриевич и Екатерина Васильевна сохраняли любовь и уважение друг к другу. Генерал никогда не ездил в отпуск без жены. Вместе с ней они каждое лето отдыхали в военных санаториях Сухуми, Крыма. Екатерина Васильевна посещала с мужем и приемы в Кремле. Генерала, как командующего «придворной» Таманской дивизией часто приглашали на рауты в честь визитов высоких гостей или вечера, посвященные очередной годовщине Революции. Но, постоянно находясь среди, как сейчас сказали бы, VIP-персон, Ивлиев никогда не пользовался высокими знакомствами, чтобы извлечь для себя какую-то выгоду.
- Как-то я услышал, что мама говорит ему: «Ты пойди, поговори с маршалом таким-то». Он отказался наотрез, - вспоминает Дмитрий Иванович. - Это был его принцип: всего добиваться самому, не прибегая к высоким знакомствам.
...Сейчас Татьяна и Дмитрий жалеют об одном: что у них не осталось наград отца. Спустя неделю после похорон к ним пришли из штаба корпуса и забрали все ордена: дескать, их полагается сдать в музей. Унесли и форму, и фотографии, и документы.
Вскоре в краеведческом музее была экспозиция, посвященная отцу, и кое-что там действительно выставили. Но не все, - говорит Дмитрий Ивлиев. - Я обратился с запросом к директору — вернуть хотя бы часть наград, но мне ответили, что не положено...
Потомки Ивлиева бережно хранят память о нем. Множество фотографий, оставшихся от Ивана Дмитриевича, разложены по фотоальбомам, как семейная реликвия сохранена переписка генерала с женой. А в гостиной у Дмитрия Ивановича висят два больших портрета покойного, глянув на которые, многие отмечают, что отец и сын похожи как две капли воды...

Фото из архива Татьяны и Дмитрия Ивлиевых


Фотогалерея:
Генерал Ивлиев
Генерал Ивлиев

Для просмотра полноразмерного изображения - нужно выбрать соответствующую миниатюру (курсор на миниатюре покажет описание) и сделать клик по ней.

Генерал Ивлиев Генерал Ивлиев Генерал Ивлиев Генерал Ивлиев Генерал Ивлиев
Генерал Ивлиев Генерал Ивлиев Генерал Ивлиев Генерал Ивлиев Генерал Ивлиев




Copyright © 2008-2016. Татьяна Кокина-Славина (Таня Танк). Все права защищены | Memory consumption: 2.5 Mb