2010 год <<

«Муж называет меня своей главной инвестицией»

Роман экс-нижегородки, а ныне американки Эльвиры Барякиной «Белый Шанхай» рвется в бестселлеры.

Эльвира БарякинаСемь лет назад нижегородка Эльвира Барякина оставила службу в опостылевшей юридической конторе и уехала в США. Впереди была полная неизвестность… Сейчас Эльвира живет в доме на берегу Тихого океана, а ее романы охотно печатают и в России, и за рубежом. Недавно Барякина представила на суд публики самую серьезную свою работу – исторический роман «Белый Шанхай». Влюбленная пара из Нижнего – Нина Купина и Клим Рогов, знакомые читателю по роману «Неопалимая» - бегут от большевизма в Китай, стремясь обрести в эмиграции новое счастье…

Работала по 10 часов день. И так два года

- Эльвира, правда, что идею «Белого Шанхая» вам подкинул муж?

- Так и было. Мой муж - потомок русских эмигрантов. Одна из его родственниц жила там долгое время. Он во многом американизирован, но у него отличный русский. При этом говорить он предпочитает по-английски.

- Долго работали над романом?

- Если бы я знала, что написание «Белого Шанхая» потребует столько усилий, то не уверена - замахнулась бы я на эту тему или нет. Но результатом я очень довольна. Еще я удивилась, насколько судьбы белой эмиграции в Китае интересуют читателей. Люди сами меня находили, предлагали помощь, присылали документы и фотографии.
Сейчас оглядываюсь назад, и мне даже жутковато становится: два года каждодневной, по 8-10 часов работы, более тысячи страниц выписок, более семидесяти источников - не считая газет и архивных папок. Поездка в Китай, обмен информацией с любителями китайской истории, переписка с женой российского консула в Шанхае, интервью с последними из живущих эмигрантами. Тысячи фотографий, рисунков и документов...

- Какие волнующие открытия вы сделали?

- Русские эмигранты прибыли в Шанхай на кораблях контр-адмирала Старка. Собрали все суда, что были в акватории Владивостока, и поехали неведомо куда. Представляете, что это такое: высадиться в совершенно чужой стране зимой, без денег, без знания иностранных языков? При этом на кораблях Старка было очень много молодежи - тех, кто вырос во время Первой мировой и Гражданской войны. Эти молодые люди не имели никакой специальности, кроме военной. Парни устраивались охранниками и телохранителями. Девушки работали платными партнершами для танцев. Шанхай был столицей авантюристов, куда со всего света приезжали любители легкой наживы, и мужского населения в городе было гораздо больше, чем женского. Холостяки проводили вечера в ресторанах и кабаре, плюс иностранные матросы, военные - вот эту публику и веселили русские барышни.
Любопытной особенностью того времени было то, что иностранные концессии в Шанхае находились под защитой войск Великих Держав, но при этом не платили ни цента в казну метрополий и пользовались почти полной самостоятельностью. Эдакие республики без гражданства, живущие за чужой счет.
Связь с метрополиями была затруднительна: новости из Англии шли несколько недель, а международные телеграммы стоили настолько дорого, что по сути руководители иностранных концессий могли вытворять в Шанхае все, что им заблагорассудится - без оглядки на свои правительства. А если местное население возмущалось, то на помощь всегда приходил десант с военных кораблей. Кто прав, кто виноват - не разбирали. Главное - это Престиж Белого Человека.
Кстати, русские эмигранты в этой связи оказались в весьма двусмысленном положении: они были белые и бедные - немыслимое сочетание.

«Бумажные книги станут предметом роскоши»

- Рудольф-Родион из фильма «Москва слезам не верит» некогда предрекал, что со временем не будет ни театра, ни книг – останется одно телевидение. Сейчас, в связи с бурным развитием цифровых технологий, то же самое пророчат и печатным книгам...

- Я думаю, что со временем бумажные книги все-таки отойдут в область предметов роскоши и коллекционирования. Нечто подобное уже произошло с письменными приборами вроде пресс-папье, чернильниц и перьев. Популярность электронных книг - это вопрос привычки и цены на технику. Первые шариковые ручки тоже стоили бог весть сколько, а потом превратились в совершенно обыденный предмет.

- Что же придет на смену бумажной книге?

- Аудиокниги. Это такое счастье для занятого человека! 90% всего, что я читаю «не по работе» - это аудиокниги. Вернее, слушаю - в машине, в спортзале, на прогулках, во время походов по магазинам.

- Американские читатели сильно отличаются от читателей русских? Что хотят читать американцы, а что — наши люди?

- На мой взгляд, литература все больше и больше становится интернациональной - но с большим уклоном в сторону книг, написанных на английском языке. Сейчас на русский переводятся почти все американские бестселлеры. Я и сама довольно активно участвую в этом процессе - если мне нравится какая-то книга на английском, я тут же даю знать своим знакомым редакторам в Москве.

- А русские книги на английский переводят так же активно?

- Разумеется, русскоязычных авторов переводят, но крайне мало, и ни один из них не стал литературной звездой вроде Барикко, Нотомб или Эко. Жаль, но, по большому счету, современной российской литературе нечего предложить иностранному читателю.
При этом русская классика - Лев Толстой, Булгаков, Достоевский, Чехов - переиздавалась и будет переиздаваться.

- С чем вы связываете низкое качество работы нынешних писателей?

- В советские времена исчезла старая литературная школа. А это очень важная штука - знание технологии написания романа. Очень многие российские писатели на все сто уверены, что учиться им не надо, они и на таланте выедут. В то же время на Западе существует бесчисленное множество литературных обществ, конференций, специализированных сайтов, цель которых - помощь новичкам. Собственно мой интернет-проект «Справочник писателя» - это как раз попытка как-то исправить это упущение.

- Какие жанры, по вашим наблюдениям, сейчас на подъеме?

- Сейчас, как и положено в кризисные времена, на гребне волны мэйнстрим - написанный человеческим языком роман-осмысление, с уклоном в вечные ценности, историю, философию и социологию. Ну и, разумеется, всевозможный полезный нон-фикшн, который переворачивает концепцию мироустройства.

«Никто не помнит, что такое perestroyka»

- Знающие люди утверждают, что в США никакого кризиса нет. У людей нормально с работой и зарплатой, цены стабильные, а на продукты питания даже снизились. Это правда?

- Цены у нас понизились - в частности, на бензин и все из этого вытекающее. На многие товары появились скидки, но безработица в стране растет. Еще одна примета времени: закрываются многие мелкие магазины. Несколько моих знакомых потеряли работу. Правда, довольно быстро снова устроились. Но я должна оговориться, что мои знакомые - это вообще не показатель. Все-таки я живу в Калифорнии - а это «золотой штат». И общаюсь в довольно узком кругу. А что творится за его пределами - я уже не в курсе, поскольку новости вообще не смотрю.

- В современном русском языке прижилось немало американских понятий: дауншифтинг, моббинг, шоппинг. Появились и множатся разного рода кидалты и эскаписты.
Интересно, а американцы заимствуют у русских какие-то понятия?

- Я не слышала. Последнее «впрыскивание» русскоязычных слов в английский язык приходится на времена Горбачева. Но сейчас уже мало кто помнит, что такое «glastnost» или «perestroika».

- После семи лет, проведенных за океаном, что вы думаете о загадочной русской душе? Существует ли вообще такой феномен? Нравится вам эта русская душа?

- На мой взгляд, существуют люди умные и не очень, сердечные и так себе, доброжелательные и агрессивные - и это никак не зависит от национальности. Как правило, люди делают ставку на собственную национальную особенность тогда, когда им больше нечем хвастаться.

- На каком языке вы сейчас говорите?

- На дикой смеси английского с русским. Забыться язык точно не забудется: я приехала в США в 26 лет, а это уже тот возраст, когда приучиться думать на другом языке довольно проблематично. Тем более, что я каждый божий день практикуюсь в русском письменном.

- Не «застыл» ли ваш русский из-за того, что вы не имеете постоянного контакта с носителями живого языка?

- Разумеется, я уже не знаю современного молодежного сленга. Скажем, культура SMS - это что-то бесконечно далекое от меня. Но я от этого не особо страдаю, поскольку пишу историческую прозу. В данный момент для меня гораздо актуальнее «чувствовать» язык 80-летней давности. А если возникнет потребность разобраться в молодежных диалектах - ну что ж, пойду на чаты, на форумы, буду изучать.

- Есть ли что-то такое в США, что вы до сих пор понимаете с трудом? Не принимаете? К чему не можете привыкнуть?

- Толерантность - это один из главных уроков, которые преподала мне Америка. Мир не обязан подстраиваться под мои вкусы. Ко мне недавно приезжала знакомая из России. Главное впечатление, которое она вынесла: «Как много толстых!» Она не увидела ни цветов, ни архитектуры, ни доброжелательных улыбок, ни вежливости, ни океана, ни тихих улочек с каналами и яхтами. Да, за окном можно увидеть грязь, а можно - звезды. Весь вопрос в том, на что человек предпочитает смотреть.

- По чему, оставленному в России, вы скучаете?

- Вероятно, по юности, по ощущению, что у меня впереди уйма времени. Мне сейчас 34 года - кажется, так мало, но когда я проживу еще столько же, мне будет 68. Так что времени на самом деле в обрез и надо очень многое успеть.

Не знаешь, куда пойти в воскресенье? Пора переезжать

- Эльвира, каково это - уехать очень далеко и навсегда?

- Не думаю, что «навсегда» - это правильный термин. Мне нравится вести образ жизни космополита, у которого дом - весь мир. Например, мы с мужем собрались перебраться в Японию – просто, чтобы пожить там несколько месяцев. Если понравится - останемся подольше, а нет - двинем в Северную Италию, а дальше в Шотландию или еще куда-нибудь. В планах также довольно длительные заезды в Россию. Но мне не хотелось бы жить все время в одном месте. Как только мне становится сложно выбрать, куда пойти в воскресенье (ибо все в округе я уже посмотрела), это верный знак, что пора переезжать.

- Ностальгия сейчас болезнь немодная?

- Полноценная ностальгия подразумевает под собой невозможность вернуться. А сейчас мир такой маленький, что скучать исступленно, как это было, скажем, в среде белой эмиграции, уже невозможно. Соскучился - садись в самолет, и через 14 часов ты в России.

- Вы следите за тем, что происходит в России, в Нижнем Новгороде?

- Я читаю русский ЖЖ: как правило, там обсуждается все самое важное и интересное. Мне не особо интересны плохие новости, которыми забиты информационные сайты. Гораздо интереснее человеческие истории и комментарии к ним.

«Муж за меня, а я - за него. На все сто»

- У вас муж – иностранец. До этого были русские мужья. Правда, что наши мужчины и «импортные» - две большие разницы?

- Могу сказать, чем мой супруг выгодно отличается от моих прежних бойфрендов в России. Он за меня - что бы со мной ни произошло, что бы я ни вытворила. А я - за него. Мы в свое время так решили: мы хотим, чтобы мы могли доверять друг другу на все сто. Этого не надо ждать от другого, это твое личное качество - дать другому человеку возможность полностью довериться.
Он верит в то, что я делаю, и уважает мою работу. Говорит, что я - самая главная его инвестиция. Когда-то он посадил меня, как росток, полил, обеспечил вокруг микроклимат, и вот теперь я потихоньку начинаю плодоносить.
То же самое могу сказать и я. Мы подпитываемся друг от друга и постоянно развиваем свои отношения. Русская ли это черта? Американская? Вряд ли. Это просто один из вариантов удачного брака.

- Не так давно наш президент Медведев гостил у вашего президента Буша на ранчо, и тот угостил его коронным блюдом американской кухни - гамбургером. А чем бы угостили вы, если бы хотели дать человеку представление об американской кухне?

- Сэндвичами. В России мы не готовили сэндвичи - а это такая вкуснятина! Вот один из вариантов. Берется банка консервированного тунца. Содержимое мнется вилкой до кашеобразного состояния, добавляется майонез и мелко порезанный стебель сельдерея. На кусок поджаренного хлеба кладется лист салата, на него - тунцовая заправка, ломтик помидора, а сверху все припечатывается еще одним куском хлеба. Дел – на три минуты! Вообще, сэндвичи можно дело с чем угодно. Главные составляющие - хлеб, соус, свежая зелень и либо рыба, либо мясо.

- Вы любительница готовить?

- У меня бывают кулинарные приступы и кулинарная апатия. В последнем случае я просто покупаю еду в ближайшем тайском ресторанчике. Там отличная кухня и обед на двоих стоит 17 долларов.
В момент кулинарных приступов я начинаю пробовать новое. У меня есть куча старинных кулинарных книг, плюс я дружу со многими авторами кулинарных блогов в Интернете. С продуктами у нас проблем нет - можно найти все, что угодно - из любой кухни мира.
Единственное «но» - я в силу привычки люблю жирненькое: у нас дома всегда готовили с маслом, со сметаной, с сальцем. А все это ужасно вредно для здоровья. Поэтому от многих рецептов приходится отказываться.

- Как проводите досуг?

- Мы живем недалеко от океана. У нас дом и двор с огородом. Там растут гранаты, персики и кактусы. Любимейший вариант досуга - пешие прогулки по местам с красивым видом. Калифорнийское побережье - отличное место как раз для такого вида развлечений. Мы с мужем надеваем кроссовки, шорты, майки и отправляемся лазить по горам.

- Есть ли у вас в Америке друзья?

- У меня есть два близких единомышленника. Это люди с той же системой ценностей, что и у меня. Мне интересно с ними встречаться и говорить по душам. Но мы не особо часто вторгаемся в миры друг друга. У всех семьи, бизнес, свои увлечения - и такой ритм меня более, чем устраивает.
У меня множество знакомых и добрых приятелей, но по-настоящему я дружу только с мужем. Это - если понимать под дружбой полное доверие, взаимопонимание и возможность «вломиться» в любое время суток.
Я думаю, что этот вариант для меня - оптимальный, так как любое сильное чувство (а дружба - это чувство) требует огромных временных и душевных вложений. А у меня просто нет на это ресурсов. У меня нет других вариантов: либо работа и семья, либо работа и дружба, либо семья и дружба.

- У вас есть какой-то талисман, приносящий удачу в литературном труде?

- Не так давно я купила себе серебряную пудреницу 1920-х годов - она мне просто понравилась. Но никакого отношения к удаче она, разумеется, не имеет. Вся моя удача - это работа, много работы на пределе возможностей.

Фото из архива нашей героини




Copyright © 2008-2016. Татьяна Кокина-Славина (Таня Танк). Все права защищены | Memory consumption: 2.5 Mb