2010 год <<

Нелюбим — значит, зависим

Если ребенок не ходит на улицу и сидит у компьютера – это не значит, что с ним все в порядке

психиатр-нарколог Евгений КуликовОдноклассники сына вечерами собираются на улице, курят и пьют пиво, а вашего за уши не оттащишь от компьютера? Дочка с легкостью отказалась от похода на дискотеку, и сейчас доедает третий пакет чипсов, досматривая пятый сериал? Подождите радоваться. Ваш ребенок отнюдь не благополучен. Все зависимости — будь то химическая (алкогольная, никотиновая, наркотическая) или нехимическая (компьютерная, пищевая, игровая, сексуальная) — имеют одну природу. И нередко «безобидные» нехимические зависимости создают почву для формирования химических. Наркологи отмечают: «подсевший» на стрелялки подросток, или школьница, привыкшая «заедать» проблемы, со временем часто «пересаживаются» на наркотики и алкоголь. Откуда растут ноги у зависимостей, и как уберечь от них своего ребенка, рассказывает главный подростковый психиатр-нарколог департамента здравоохранения Нижнего Новгорода, заведующим подростковым диспансерным отделением №1 наркологической больницы Нижнего Новгорода Евгений Куликов.

– Евгений Леонидович, есть ли ребята, которые изначально входят в группу риска по возникновению зависимостей? Или все дети до определенного момента — это чистый лист, на котором можно написать что угодно?

– Предрасположенность к возникновению зависимости действительно существует. Во-первых, в группу риска изначально входят дети, имеющие поражения внутренних органов – прежде всего, играющих очистительную роль: печени, почек. Второй неблагоприятный фактор — наличие у родителей и самого ребенка психических и нервных болезней. И третий фактор — наследственный алкоголизм. Из поколения в поколение его течение утяжеляется и даже создает почву для перехода на наркотики, поскольку хочется уже чего-то «позабористее».

– Многие родители утверждают, что известие о зависимости ребенка становится для них громом среди ясного неба. Как говорится, ничто не предвещало беды...

– Такие родители лукавят. Уже в возрасте 2–3 лет малыш наглядно демонстрирует нам, что почва для формирования завимости у него уже готова, и ее развитие — лишь вопрос времени. Достаточно посмотреть, кого ребенок копирует, как отказывается от того, что требуют взрослые, как действует назло, как пытается справить с неудачами. Это дает понимание основных черт его характера, с помощью чего мы можем прогнозировать его поведение в дальнейшем, предполагать, как он будет поступать в ситуациях, искушающих его на формирование легких и запретных удовольствий.

– Давайте разберем механизм формирования зависимости на примере пищевой .

– Он точно такой же, как у и химической, и компьютерной, и игровой, и всех прочих. Пища на короткое время вызывает у ребенка повышение настроения, становится суррогатом любви и поддержки, которых ему недостает в жизни. Для одного ребенка переедание – приятное развлечением в холодном доме игнорирующих его матери и отца, другой старается есть как можно больше, чтобы поскорее стать большим, сильным и «победить» родителей, а третий привык, что забота матери о нем выражается в обильном кормлении, а переедание приближает его к идеалу «хорошего ребенка». Пищевая зависимость, как и все прочие, говорит о том, что в жизни ребенка мало радости, любви, и их отсутствие он надеется скомпенсировать едой. Его не научили получать удовольствие и радость от жизни другими способами: от занятий спортом, творчества, общения с родителями и друзьями.

– Существуют особенно проблемные в плане формирования зависимостей типы детского характера?

– Их три. Первая группа — дети демонстративного типа, или истерики. Эти черты характера приобретаются по наследству и воспитываются, когда домочадцы превозносят достоинства и достижения, которых у ребенка и в помине нет. Ради того, чтобы получить очередную порцию восхищения, привлечь внимание окружающих, маленький истерик спокойно перейдет грань запретного. Чтобы подчеркнуть свою неординарность, он уже в 5-6 лет будет имитировать курение с помощью какого-нибудь мундштука и делать вид, что пьет из бокала пиво. Когда в этом бокале окажется спиртное — только вопрос времени. Как только такой ребенок попадет в группу, где пьют и пробуют наркотики, он быстро втянется в это. При этом ему будет казаться, что он силен и неординарен.
Другой тип, завсегдатай картотек нарколога — конформный. Такие дети хотят жить, «как все», поэтому как промокашки впитывают стереотипы поведения, распространенные в нашем обществе: злоупотребление спирным, курение, матерную брань, агрессивность. Следовать этим нормам они считают совершенно естественным и не размышляют, если им предлагают закурить или выпить.
И третий тип — неустойчивый, или безвольный, как его называли раньше. Это, как и конформный тип, человек схемы. Звезд с неба не хватает, но горд этим и даже получает удовольствие от того, что не выделяется из общей массы. Вместе со всеми напивается, вместе со всеми принимает участие в групповом изнасиловании. Этот тип наиболее распространен и наиболее труден в лечении.

– Неужели все эти черты видны еще в раннем детстве?

– Для желающих видеть – да. Уже в дошкольном возрасте можно наблюдать, что ребенок легко поддается чужому влиянию, т. е. относится к конформному типу. Видно маленькое лукавство неустойчивого, который ведет себя как все, но может с прохиндейской физиономией стащить чужую конфетку, а в оправдание сказать: «А что такого? Она же сладкая».

– Но почему в детях формируются такие черты?

– Мы, наркологи, когда видим зависимого человека, можем со стопроцентной уверенностью утверждать, что он не был любим своими родителями.

– А как же тогда объяснить те нередкие случаи, когда с ребенка пылинки сдувают, а он вырастает проблемным?

– Сдувание пылинок — это не любовь, а способ решения родителями собственных психологических проблем. В этой ситуации из ребенка делают кумира семьи, его сверхопекают, лелеют, а на самом деле решают за счет его судьбы свои нереализованные потребности. В результате ребенок становится очень зависим от такой неосознанной манипуляции родителей, не может ничего решить самостоятельно и со временем становится зависим от химического вещества или от еды, компьютера. А все потому, что родители не любят, а создают видимость любви. Таким образом, почва для того, чтобы ребенок стал рабом зависимости, всегда подготавливается в семье еще в дошкольном возрасте.

– Какие еще существуют неправильные модели воспитания?

– Основа дисгармоничного семейного воспитания — эмоциональное отвержение, а по-русски — равнодушие и даже ненависть к ребенку. Часто подобное отношение прячется под маской обожания. На самом же деле, это манипулятивная любовь, с помощью которой родители преследуют исключительно личную психологическую выгоду.
Эмоциональнольное отвержение усиливается из поколения в поколение. Если у бабушки с дедушкой оно составляло 30-35%, у родителей — 48%, то у детей равнодушие и неприязнь к будущим отпрыскам будет уже в 65% случаев. Это социально-психологическое наследование негативных стереотипов общения в семье приводит к тому, что ребенок растет без родительской любви и естественных радостей. Их отсутствие со временем закономерно замещается запретными удовольствиями и формированием зависимостей: как химических, так и не химических, а также и их сочетаний.
Типов дисгармоничного семейного воспитания выделяют четыре. Принадлежность к тому или иному типу зависит от того, кто в семье «главный». Если родитель — это доминирующий тип воспитания ( «Я жизнь прожил, а этот сопляк мне еще будет указывать!»). Если же ребенок управляет родителями — это модель потворствующего воспитания («кумир семьи»).
И второй критерий таков – сколько родители уделяют ребенку внимания. Если много — это сверхопека, то есть, прессинг по всему жизненному полю («Куда пошел? Зачем? Когда вернешься? Что принес? Выверни карманы! А-ну, дыхни на меня!») Если внимания мало — это называется гипооопека. Видимо, у таких родителей другие ценности в жизни, а не счастье и здоровье ребенка. В результате мы видим четыре типа дисгармоничного семейного воспитания: доминирующая сверхопека, доминирующая гипоопека, потворствующая гиперопека, потворствующая гипоопека. Все это формы эмоционального отвержения.

– Вы говорите о важности родительской любви. В чем же выражается истинная, а не манипулятивная любовь к ребенку?

– Любовь — это дар себя другому человеку, когда ты подходишь к ребенку со всей щедростью души, знаний, интеллекта. И этот дар нельзя оговаривать: ты мне, я тебе («Если ты не будешь грубить бабушке, я буду тебя любить»). У нас же часто родители не дарят любовь, а пытаются на что-то ее обменять или продать.

– Человек не может жить без удовольствий. На какие радости надо ориентировать ребенка?

– На удовольствие от любого законченного дела. Вот он покушал — и должен всеми фибрами своих маленького души и тела ощутить удовольствие от пищи, приготовленной любящей мамой. А нашим мамам некогда. Мама бежит туда, сюда, старается передоверить это удовольствие няньке, соседке. Часто бывает, что родители агрессивно заявляют: «Ах, ты еще носом вертишь? Не хочешь есть, что дают?» Или равнодушно бросают: «Иди, найди что-нибудь поесть в холодильнике». И это могут быть признаки эмоционального отвержения ребенка. Он уже не может получить это простое и естественное удовольствие от вкусной домашней пищи. Сначала ребенок растерян, потом у него повышаетсч уровень тревоги, а затем он ищет и находит средство, помогающее с ней справиться. И до зависимости рукой подать.

– Ласка лаской, но в жизни бывают и сложные ситуации. Во время которых человек стремится «забыться» каким-нибудь «неправильным» удовольствием...

– Действительно, в зависимостное состояние человек начинает впадать тогда, когда не может выйти из жизненного тупика. Их четыре: стресс, фрустрация (неудовлетворенность потребностей), кризис, конфликт. Но если ребенок уже в школьном возрасте умеет решать проблемы выхода из жизненных тупиков, вероятность того, что он станет наркобольным, минимальна. А ведь можно еще в дошкольном возрасте или в рамках школьного курса ОБЖ обучить этому детей через тренинговую игру! Когда ребенок приобретает опыт решения сложных и трудных ситуаций и ощущает при этом поддержку любящих взрослых, это на всю жизнь дает ему запас душевной прочности, и в будущем он не станет рабом.

– Какое отношение к алкоголю проповедовать в семье? Запрещать или «культурно» с 15 лет угощать шампанским в кругу родных?

– Ребенок живет в реальном обществе, среди спившихся, пьющих, пробующих спиртное, среди токсикоманов, накоманов, людей с нарушением пищевого поведения. Поэтому замолчать эту проблему не получится. Не стоит отворачивать голову ребенка, когда он с любопытством смотрит на вызывающее поведение пьяницы. Но не надо привлекать его внимание к этому намеренно, иначе можно вызвать нездоровый интерес ребенка к тому, что ему пока еще не очень понятно, но любопытно.
Запреты типа «так делать нельзя» я не приветствую. При правильном воспитании у ребенка с раннего возраста должны быть сформированы табу — то, чего нельзя делать ни под каким видом, т. к. это недостойно настоящего человека. Эти категорические запреты должны быть утверждены авторитетом родителей и значимых людей, вписаны ребенку в душу, как нравственные заповеди. Не обижать слабого, не воровать... Он должен понимать, что если нарушит это табу, то у этого поступка обязательно будут последствия, и наказание неминуемо.

– То есть, никаких «будешь курить — не вырастешь»?

– Эти страшилки не производят на детей никакого впечатления. Запрещая что-либо, надо обозначать ребенку положительные последствия его достойного поведения. И для каждого типа характера действенна определенная форма запрета. Например, конформный тип часто «ломается» в ситуации, когда меняется привычный уклад его жизни. Перевод в другой класс, поездка на лето к родственникам — для него это светопреставление. А все потому, что во всех ситуациях он привык действовать по одной схеме, других шаблонов поведения у него нет. И вот в эти периоды слома стереотипа поведения конформиста можно научить как плохому, так и хорошему! Поэтому хотите достучаться до него – создавайте такие ситуации сами. Вот он пришел из школы и плачет, потому что его пересадили за другую парту. Родители, не проходите мимо! Сейчас ваш ребенок доступен как плохому, так и хорошему. Не разберетесь в этой ситуации — он станет агрессивным, на многих будет обижен, и на вас, в том числе. Успокойте его, покажите, какие в этой ситуации есть плюсы, а не только минусы. У нас в семьях ситуации утешения не прорабатываются, поэтому у детей и закрепляют дурные черты характера.
Или неустойчивый тип. Он «распускается», когда за ним нет контроля. А у родителей отговорки: «У меня столько дел: и стирать надо, и готовить, и звонить. Когда мне за ним усмотреть?» Как вы думаете, какую модель поведения выберет неустойчивый тип? Ту, которая легче и проще. Сядет за компютер и будет часами играть. А мать и довольна: ей не мешает, не на улице, хихикает чему-то. Одним словом, «занят», и ей не мешает. А потом такая мама бежит к нам и жалуется: «Доктор, он же часами в компьютерные игры играет!» А чему удивляться? Вы бы в свое время уделили внимание жизненным тупикам ребенка, утешили бы его в маленьком детском горе, помогли бы ему справиться с ним. И он бы запомнил это до конца жизни. Но нам некогда, некогда... Некогда любить собственных детей.

– И последний вопрос. Что делать, если о профилактике говорить поздно и признаки неблагополучия налицо?

– Очень просто: не тянуть время и обратиться к специалистам. Во многих городах России существуют государственные наркологические службы для детей и подростков. Адреса вывешены в любой школе. Идите к специалистам, и они скажут, что нужно делать именно вам, а не вообще в этих случаях. Зависимость – всегда показатель критической ситуации в семье. Есть основания считать, что ребенок пьян? Налицо признаки того, что он пробовал таблетки? Вы заметили у него шприцы, ватки? В семье появился «неродной» человек, у которого свои тайны? Ребенок не совсем искренне отвечает на ваши вопросы и не реагирует на ваши жалобы и тревогу? Если хотя бы на один вопрос вы ответили «да», не медлите с обращением к специалистам. И помните: эффективный процесс реабилитации можно и нужно организовывать в рамках семьи.




Copyright © 2008-2016. Татьяна Кокина-Славина (Таня Танк). Все права защищены | Memory consumption: 2.5 Mb