2010 год <<

Бросаем пить!

Что делать, если плохо и с алкоголем, и без него.

«Так вот, бросил я пить. Час не пью, два не пью...» Если помните, так расставался с пагубной привычкой герой известного рассказа Зощенко. Но не расстался: по истечении третьего часа пошел в ресторан и с лихвой наверстал упущенное. Для тех, кто настроен серьезнее, но не знает, с чего начать путь к трезвости — наша сегодняшняя беседа с психиатром-наркологом ГУЗ НО "Наркологическая больница" Андреем Червоным.

Одним уколом проблему не решишь

– Андрей Владимирович, по каким признакам человек может понять, что его заждался нарколог?

– Первый признак – утрата ситуационного контроля, т.е. употребление алкоголя в крайне неподходящей ситуации. Признак второй — у вас снижается способность контролировать количество употребляемого спиртного. То есть, проще говоря, вы уже несколько раз напивались до беспамятства. Третий признак – высокая устойчивость к алкоголю. Две-три рюмки водки, которых для большинства будет достаточно, на вас не окажут никакого эффекта. Следующий признак – вы заметили у себя сильную и труднопреодолимую тягу к употреблению алкоголя, которой проще потворствовать, чем бороться с ней. Еще один тревожный признак – употребление алкоголя вопреки тому, что это приносит проблемы со здоровьем — например, плохое самочувствие наутро после застолья. Эти признаки характерны для начала развития заболевания. В следующей стадии у человека формируется синдром физической зависимости от алкоголя. Это тяжелое похмельное состояние, которое настолько мучительно, что человек вынужден употреблять спиртное даже вопреки своему желанию.
На более поздних стадиях болезни прогрессирует повреждение всех органов и систем организма, человек стремительно деградирует. Таким пациентам мы можем помочь только паллиативно — т. е. просто облегчить их страдания. Чтобы добиться максимального эффекта, желательно обратиться к врачу еще до формирования физической зависимости от алкоголя.

– Допустим, прочитал человек про эти признаки, нашел их у себя и решил «завязать». А как — не знает. Открывает газету бесплатных объявлений – а там каких только услуг не предлагается: и обрыв запоя, и кодирование, и заговор на отвращение к вину, и разные авторские методики... На чем остановиться?

– Не советую искать ответ на этот вопрос в газете бесплатных объявлений. К сожалению, свои услуги там рекламируют, в том числе, и люди, не имеющие специального образования, а иной раз — даже и медицинского. Частных наркологических медицинских центров, которые оказывают качественные услуги, соответствующие стандартам медпомощи, в городе тоже немного.
Кроме того, человек не может самостоятельно выбрать себе ту или иную методику. Подбор лечебного комплекса — непростое дело, которое может осуществить только врач. Поэтому если вы приходите в учреждение и говорите: «Я хочу сделать укол», и вам охотно идут навстречу, задумайтесь о квалификации персонала этой клиники. Лечение синдрома зависимости от алкоголя не может быть сведено к одному методу. Изолированная методика может быть эффективна лишь в небольшом проценте случаев — когда заболевание находится в начальной стадии, и у человека есть сильная мотивировка на трезвость. Во всех остальных случаях одной процедурой проблему не решишь. Ведь, сделав укол, человек возвращается в привычную среду обитания, к тем же психотравмирующим ситуациям, которые подталкивали его к употреблению алкоголя. Срыв, к сожалению, неизбежен. Поэтому, если не хотите ставить эксперименты на собственном здоровье, лучше всего обращаться за помощью в государственные наркологические больницы.

– Многие боятся обращаться в государственные наркологические службы, поскольку считают, что информация об их проблемах станет достоянием работодателя, коллег, соседей...

– Это заблуждение. Обращение за наркологической помощью может носить анонимный характер и никак не отразиться на социальной жизни пациента.

«Зашиться»? Только подпольно

– Хорошо, пришел человек в наркологическую больницу. Что его ждет?

– Индивидуальный подход, подбор диагностики и лечения, обязательно системного и комплексного. Непременное условие – желание самого больного сотрудничать с врачом. На первом этапе лечения мы купируем абстинентный синдром. Если он протекает без осложнений, то медикаментозная терапия проводится в амбулаторных условиях. Если же у пациента тяжелый абстинентный синдром — например, человек употреблял алкоголь длительно и в чрезмерном количестве, а ему уже за сорок — его госпитализируют в стационар. По мере купирования синдрома человек сталкивается с рядом проблем: у него снижается настроение, нарушается сон. Здесь тоже не обойтись без медикаментов. На следующем этапе — закреплении трезвости — к медикаментозному лечению мы подключаем психотерапевтические методики. Пациент получает подробную информацию о своем заболевании, его учат преодолевать конфликтные ситуации, решать психологические проблемы, он осваивает приемы саморелаксации. Комбинация медикаментозного и психотерапевтического лечения — а это и называется кодированием – подбирается индивидуально для конкретного пациента.

– Вы все говорите о медикаментозном лечении. Что за лекарства вы прописываете пациентам?

– Последнее слово в наркологии – это препараты-антагонисты опиоидных рецепторов, которые производятся в виде таблеток для имплантации — чаще всего, под кожу живота. Они дают очень хороший эффект.

– Это в народе и называется «зашиться»?

– Нет, «зашиться» – это когда пациенту «подшивается» препарат типа тетурама, дисульфирама для импплантации, сенсибилизирующий, то есть повышающий чувствительность организма к алкоголю. Эти лекарства блокируют два основных фермента, которые участвуют в расщеплении алкоголя до безопасных продуктов. Это способствует накоплению в организме промежуточных продуктов распада алкоголя — ацетальдегида (ускусной кислоты) и кетоновых тел. Они очень токсичны, и их высокая концентрация в организме приводит к резкому ухудшению самочувствия. Но сейчас ни один из подобных препаратов к продаже на территории РФ не допущен.

– Но такое впечатление, что частные лавочки ими активно промышляют...

– Какие препараты используют частные медучреждения — мы не знаем. Если рискнете «подшиться» у них, попросите показать упаковку от препарата, рассказать, где он произведен, что собой представляет и разрешен ли на территории России. Уверен, вас ждет масса открытий.

– Скажите, зачем человеку нужны такие медикаменты, если он и так решил бросить пить?

– Методика помогает человеку закрепиться в желании соблюдать трезвость. Если у пациента появится соблазн выпить, присутствие в организме лекарства будет ему лишним напоминанием, что некоторое время назад он решил вести трезвый образ жизни, и причины для этого были веские. Иными словами, медикаментозное лечение — это круглосуточная длительная помощь, которая не дает человеку, стоящему на пути выбора, свернуть на "кривую дорожку". Лекарство в данном случае выступает как хороший добрый друг.

Вылечить нельзя, добиться трезвости – можно

– Андрей Владимирович, такой вопрос: почему кодируют на год, два, три, а не на всю жизнь?

– Так же, как люди учатся ходить, делая маленькие шажки, так и наши пациенты привыкают к жизни, в которой нет места алкоголю постепенно, а, "научившись ходить", делают это без посторонней помощи. Чтобы добиться стойкой ремиссии (улучшения), надо медикаментозные методики сочетать с психотерапевтическими. Также эффективна иглорефлексотерапия, аппаратные физиотерапевтические методики, гипноз. Человек получает установку на трезвость, что часто дает великолепные результаты на долгие годы.

– Что такое, по понятиям наркологов, длительная ремиссия?

– Ремиссия — это такое состояние, когда человек может самостоятельно, без помощи врача воздерживаться от алкоголя. Для каждого пациента этот срок индивидуален. Для кого-то и год трезвости — большое достижение, после чего человек приходит к наркологу и вновь кодируется.

– То есть, совсем бросить пить — занятие почти безнадежное?

– У нас в обществе много алкогольных традиций, поэтому позитивный исход зачастую зависит не только от врачебных манипуляций, но от самого человека, его окружения, условий жизни, настроений в обществе.

– Вы настраиваете человека на пожизненную трезвость или же говорите ему: сейчас ты пролечишься, а потом будешь «культурно» пить по три рюмочки?

– Если мы имеем дело с человеком, у которого заболевание уже сформировано (т. е. возникла физическая зависимость), то здесь мотивировка — полный отказ от алкоголя на всю оставшуюся жизнь. В этом случае даже малые дозы спиртного обострят заболевание. Такой пациент уже никогда не сможет пить «нормально». Он обязательно начнет похмеляться, что опять приведет к запою. К сожалению, даже длительная трезвость — 3–5 лет — не научит его так называемой «культуре пития». Здесь свои правила диктует уже алкоголь.

– Правда, что женский алкоголизм особенно трудно поддается лечению?

– Нет такого понятия, как излеченный алкоголизм. Это хроническое заболевание, от которого вылечиться нельзя, можно только добиться ремиссии. Что касается женщин, к сожалению, отрицание собственного заболевания формируется у них гораздо раньше мотивации на лечение. Это и обуславливает тяжесть течения заболевания.

– Давайте напоследок вселим оптимизм в читателей, стоящих на распутье, и вспомним какую-нибудь жизнеутверждающую историю, чудо какое–нибудь.

– Хочется успокоить читателей: наличие алкогольной болезни не повод для уныния. Алкоголизм – это лишь одно из многих хронических заболеваний, с которыми приходится сталкиваться человечеству. Особенности течения данных заболеваний, подходы к диагностике и лечению во многом схожи, и если их придерживаться, то можно сделать жизнь человека полноценной и насыщенной? Мне приходилось видеть пациентов почти безнадежных, но и им удавалось изменить взгляды на жизнь, воссоединиться с семьей, вернуться в общество, а в профессии добиться даже большего, чем они имели до развития болезни. Вот уже несколько лет раз в год ко мне приходит кодироваться один мужчина. Условиям его жизни не позавидуешь: оба сына наркоманы, психически больная жена, а он находит в себе силы сохранять трезвость. Для меня это и есть чудо.

Внимание: опасно!

Андрей Червоный предостерегает тех, кто не смыслит себе обеда без 50 грамм или ужина без бокала вина – «для поддержания сердечно-сосудистой системы». Это может себе позволить только очень маленький процент людей, поскольку особенности функционирования их организма защищают их от возникновения зависимости. Всех остальных подобные ритуалы рано или поздно приведут к развитию алкогольной болезни.




Copyright © 2008-2016. Татьяна Кокина-Славина (Таня Танк). Все права защищены | Memory consumption: 2.5 Mb