2009 год <<

Хесус Хесусович по прозвищу Чучи

В 50-е годы прошлого века имя испанца Варелы-Савелы гремело на весь Нижний

Хесус Варела-Савела
Хесус Варела-Савела
Хесус Варела-Савела
С женой Лидией Максимовной
Хесус Варела-Савела
После ухода из большого спорта Хесус стал тренировать дворовые команды
Хесус Варела-Савела
Вдова Лидия Максимовна с любовью вспоминает покойного мужа
Хесус Варела-Савела
После каждого матча футболистов собирали на «разбор полетов»

«В Ленинград из Барселоны потянулись эшелоны. Это дети покидают темный город осажденный», - эти сроки из стихотворения Агнии Барто многие из нас помнят с детства. В 1936 году, когда в Испании разразилась гражданская война, Долорес Ибаррури обратилась к главам дружественных держав: «Спасите наших детей, не дайте погибнуть испанскому генофонду». Откликнулись Франция, Англия, Швеция, Мексика… И, конечно, Советский Союз. И вот в 1937–39 годах в СССР обрели новый дом около трех тысяч испанских ребятишек от 2 до 15 лет. Среди них был и 14–летний Хесус Варела–Савела. Впоследствии ему было суждено прославить автозаводскую футбольную команду «Торпедо» на всю страну и стать легендой Нижнего Новгорода.

За любовь к футболу вылетел с четвертого курса

В СССР испанских ребят встречали чуть ли не как героев. Пайки им установили в 2–3 раза больше, чем воспитанникам обычных детдомов. На лето вывозили в «Артек». А испанская шапочка – своеобразная пилотка с кисточкой – на несколько лет вошла в моду.
– Трубили, что Советский Союз помогает детям Испании безвозмездно, – рассказывает вдова Хесуса Варелы–Савелы, Лидия Максимовна. – А потом прошла информация, что из Испании в Россию вышли два теплохода с золотом – весом больше, чем все эвакуированные дети.
Лафа для маленьких испанцев закончилась, когда началась Великая Отечественная война. Детдом, где воспитывался Хесус, перебросили в Среднюю Азию. Ребята жили в неотапливаемых помещениях, спали на полу. Дети пили сырую воду, питались скудно. Начались болезни – туберкулез, дизентерия, авитаминоз, брюшной тиф. В эвакуации погибло много маленьких испанцев.
А после войны выживших ребят поджидала другая проблема – где получить профессию. Средняя школа была не в каждом "испанском" детдоме. А если и была, то преподавали там на испанском, русскому языку углубленно не учили. Кстати, Хесус Варела–Савела так и не выучился хорошо говорить по–русски.
Много испанских эмигрантов, в том числе, и Хесус Варела–Савела, училось в столичной сельскохозяйственной академии имени Тимирязева. Однако будущая профессия – а молодого человека готовили в агрономы – мало его интересовала. Куда больше его увлекал спорт, а именно – футбол. В него он играл еще в Испании, а в детдоме продолжил. В студенческие годы – а это был конец 40–х – Хесус выступал за московское «Торпедо». В «тимирязевке» учился кое–как, в результате вылетел с четвертого курса. Диплома Хесус так и не получил. Хотя впоследствии в Нижнем ему предлагали продолжить образование в политехе…
Здесь же, в Тимирязевской академии, в общежитии он присмотрел себе невесту – миниатюрную спортивную Лидочку. Они поженились перед отъездом в Горький.
– Лишь одно меня огорчало в Хесусе, – вспоминает Лидия Максимовна. – Ну что это за занятие такое – футболист? Несерьезно…

Получил штрафной за русский мат

В Москве Хесус играл за «Торпедо» – сначала в дублирующем составе, а потом и в основном. Но вот серия неудач – и в 1949 году тренера Маслова отправляют в «почетную ссылку» в Горький – возрождать местное «Торпедо». С ним едет и Варела–Савела вместе с Лидией, которая к тому времени уже ждет ребенка. Их разместили в сталинке на проспекте Ильича. Здесь и прошла вся жизнь Хесуса Хесусовича.
1949–й год был богат на радостные события. Во–первых, родился первенец, которого назвали по–испански – Викторино. Во–вторых, наше «Торпедо» – во многом благодаря неукротимому испанцу – вышло в класс А.
Шесть лет, когда Хесус играл за «Торпедо» – С 1949 по 1955 год – стали его звездным часом. Тогда его знал не только Автозавод, но и весь город. На стадион было не пробиться. На улице с ним здоровались незнакомые люди, а поклонницы бросали стихи в почтовый ящик.
– Мои родители еще не были с ним знакомы, а уже знали Хесуса заочно, – вспоминает Лидия Максимовна. – Когда в Сталинабаде «Торпедо» сражалось с местной командой, по радио шла трансляция матча, и они слышали крики болельщиков: «Ва–ре–ла! Ва–ре–ла!»
А однажды Лидия Максимовна с удивлением узнала, что ее муж… ругается матом:
– Он получил штрафной за то, что по–русски выругался на поле. Я за всю жизнь от него ни единого бранного слова не слышала.
Большинство называло испанца просто Хесусом. Только соседка Валентина именовала на русский манер, по имени–отчеству – Хесус Хесусович. А для близких он был… Чучи.
– Это уменьшительно–ласкательное от Хесус. Вроде как у нас Шурик – от Александра, – объясняет Лидия Максимовна.
В 1952 году у Хесуса во время игры случилась серьезная травма – двойной открытый перелом ноги. В ГИТО его оперировал известный врач Колокольцев – кстати, футбольный фанат. Перелом благополучно зарос, однако возможности у Хесуса были уже не те. Да и лет ему было уже по футбольным меркам немало – 32. И в 1955 году Варела–Савела ушел из большого спорта.

Зарплату отдавал до копеечки, а тещу называл мамой

Официально в СССР не было такой профессии – спортсмен. Поэтому Варела–Савела числился старшим мастером инструментального цеха, хотя практически там не появлялся.
– Потом, когда Чучи выходил на пенсию, пришлось похлопотать, чтобы эти годы ему включили в стаж, – рассказывает Лидия Максимовна.
По словам вдовы, получал тогда Хесус 1 100 рублей в месяц, а когда команда выигрывала, давали еще и премию. А один раз за какую–то победу ЖЭК бесплатно сделал ремонт в их квартире.
– Я не понимаю, за что нынешним футболистам платят миллионы? Что такого особенного они делают? – недоумевает Лидия Максимовна. – Да сейчас вообще не футбол, а соревнования кошельков…
Когда Хесус оставил большой спорт, его устроили на элитное производство расточником и поручили тренировать детские дворовые команды.
Как вспоминает Лидия Максимовна, Хесус с ходу установил теплые отношения с тещей и тестем.
– Стоим мы на вокзале, готовимся встречать папу, – вспоминает наша собеседница. – Я ему говорю: «Запомни, папу зовут Максим Ерофеевич». Он кивнул и… бросился к нему с криком: «Папа!» И тещу он тоже стал сразу называть мамой. Всю жизнь у Чучи были прекрасные отношения с моими родителями.

– Хороший был муж?

– спрашиваю Лидию Максимовну. – Хороший. И особенно – в день зарплаты. Другие мужики обязательно пятерку себе отложат, а Хесус приносил мне все до копеечки. И любил, чтобы после получки мы с ним вместе в магазин сходили.

– А по хозяйству вам помогал?

– По дому он никакой работы не чурался. И полы мыл, и паркет натирал, и за продуктами ходил, а иногда и испанские блюда готовил – тортилью, паэлью. Только я никакого колорита в этих кушаньях не видела. Вот что такое паэлья? Тот же самый плов.
– С инструментами отец не дружил, зато мог очень хорошо руководить процессом, – вступает в беседу Александр Варела–Савела, младший сын футболиста. – Раздаст всем работу и контролирует!

Сорок лет не видел матери

Время от времени в семействе заговаривали о переезде в Испанию. Но так и не решились.
– По–моему, Хесусу и тут было хорошо, – говорит Лидия Максимовна. – А я боялась, что не вольюсь в новую жизнь. Я ведь ничего особо делать не умела, да и он тоже. Опасалась, что если уеду, то потом обратно нельзя будет вернуться. Помню, говорила: «Пусть мне хоть сам Хрущев расписку напишет, все равно не поверю!»
На переезд не решились, зато дважды побывали на родине Хесуса – в городке Сан–Себастьен на границе с Францией.
– Первый раз выбрались в 1979 году, когда после смерти диктатора Франко с этим стало посвободнее, – вспоминает Лидия Максимовна. – Встреча была очень драматичной. Страшно подумать, Хесус 40 лет не видел родной матери! Я от пережитого рыдала несколько часов подряд.
Но когда на следующее утро Лидия Максимовна по русской традиции предложила съездить на кладбище, поклониться могиле отца Хесуса, свекровь Сабина наотрез отказалась.
– Они все были коммунистами и много настрадались от режима, – объясняет решение свекрови Лидия Максимовна. – Отец был вынужден скрываться во Франции, где и умер на руках дочери. А младшую сестру Хесуса – Анхелиту – в 18 лет схватили за то, что она читала «Капитал». Чудом она избежала смерти в застенках. Помню, она сказала, что если бы у нее дома нашли книгу Горького «Мать», то ее бы расстреляли.
…Кстати, внук Хесуса – Женя, уроженец Нижнего, сейчас живет в Израиле, но собирается переехать в Испанию. Считает себя испанцем…

Работал грузчиком на общественных началах

Когда Хесус вышел на пенсию, выяснилось, что заниматься ему особенно нечем. Но долго без дела он не просидел. Выходил во двор и помогал разгружать мясо в соседнем магазине. А потом директор взяла и устроила его грузчиком.
– На новую работу он ходил с удовольствием, – рассказывает Лидия Максимовна. – И радовался, что может помочь семье продуктами.
Даже в пожилом возрасте Хесус сохранял спортивную форму. Как был всю жизнь поджарый – при росте 172 см весил 70 кг – так и остался.
– Это потому, что он никогда не сидел, – предполагает Лидия Максимовна. – Когда был молодой, очень любил танцевать – фокстрот, танго, вальс. А вот испанские танцы не знал…
В 1995 году Хесус простудился и совершенно неожиданно для близких за три месяца угас.
– Он до последнего отказывался ехать в больницу, – вспоминает Лидия Максимовна. – И только за три дня до смерти закричал: «Отступитесь!» и согласился. Привезла я ему все принадлежности, бритвенный набор, а он на другой день умер...
Напоследок спрашиваю Лидию Максимовну:
– И все–таки кем ощущал себя Хесус – испанцем или советским человеком?
– Не знаю, кем он себя ощущал. Но когда шли чемпионаты, всегда болел за Россию…

Справка

Во время гражданской войны в Испании 1936–39 годов было эвакуировано 32 000 детей по разным странам, из них 3000 – в Советский Союз.
В 1939 году после окончания гражданской войны в Испании дети, находящиеся в других странах вернулись на родину. Ребят, воспитывавшихся в СССР, советское правительство того времени не отдало родителям по политическим причинам.
Спустя 20 лет, после смерти Сталина (1956–57 годы) было репатриировано на родину в Испанию примерно 60% испанцев, прибывших в 1937 году в СССР.
Сегодня в России живут окло 315 человек. А с детьми и внуками испанское землячество составляет около 1300 человек.

Фото автора и из архива Лидии Варелы–Савелы




Copyright © 2008-2016. Татьяна Кокина-Славина (Таня Танк). Все права защищены | Memory consumption: 2.5 Mb