2009 год <<

Нижегородец пережил двенадцать переездов

Охоту к перемене мест у Людвига Дашмакова разбудил учитель географии.

Людвиг ДашмаковГоворят, что два переезда все равно что один пожар. 60-летний нижегородец Людвиг Дашмаков не устает доказывать обратное. Мол, в каждом из нас есть цыганская кровь, поэтому смена места жительства – самое обычное мероприятие. Охота к перемене мест овладела им еще в 15 лет, когда он впервые покинул отчий дом в чувашском селе Красные Четаи, что близ Шумерли. Потом последовал второй переезд, затем третий… Людвиг Иванович вошел во вкус и сделал частую смену прописки стилем жизни. Сейчас Дашмаков живет в уютном доме в окрестностях Бора, однако продолжает присматривать новое жилище. Тринадцатое по счету.

Стоял у карты и мечтал, куда уедет

- Наверно, все началось еще со школы, - анализирует наш герой. – У нас был отличный учитель географии, и мы все обожали этот предмет. Придем в школу с утра пораньше и стоим с ребятами перед картой, фантазируем, кто в какие страны отправится. И что вы думаете? Ни один из моих одноклассников после окончания школы в Шумерле не остался – все разъехались.
Покинул малую родину и 15-летний Людвиг. Родители видели его врачом, поэтому юноша поступил в Чебоксарское медучилище и поселился в общежитии. Это был его первый переезд.
Получив диплом фельдшера, парень не прельстился 80 рублями зарплаты молодого специалиста и махнул в шахтерский Ворошиловград (сейчас Луганск), где ему посулили более приличный доход. Опять заселился в общагу, устроился электрослесарем. Это был второй переезд.
- После этого я вошел во вкус, - продолжает Людвиг Иванович. - С Украины вернулся на родину в Чувашию. Это был третий переезд. А потом брат, который работал в Горьком, сманил меня сюда. Я женился на горьковчанке, у нас родились двое детей. Но в городе мы с женой прожили недолго. Купили дом в чувашской деревне и уехали туда жить. Считаем: это был четвертый переезд

В городской квартире завел… стадо

А потом тестю нашего героя дали большую квартиру на улице Снежной. Людвиг с семейством тут же вернулись из деревни. В новое жилище въехали аж вшестером – тесть, теща, Дашмаков с женой и их двое детей. В жизни нашего героя это была пятая смена места жительства. Людвиг Иванович вспомнил крестьянское прошлое и прямо в квартире завел… поросят, кур, гусей, утят. Покупал их в начале весны, и а когда наступало тепло – увозил на дачу. Так прошли 16 счастливых лет.
Но вот началось постперестроечное безвременье. Как и многие из нас, Дашмаковы в те годы узнали почем фунт лиха. Зарплату не платили месяцами, новой работы было не найти. Тесть к тому времени умер, поэтому всей семьей жили на тещину пенсию.
- Покувыркались так некоторое время и решили: надо выезжать в деревню, - рассказывает Людвиг Иванович. - Когда покидали квартиру на Снежной, я, взрослый мужик, не смог сдержать слез. Не было у меня тогда еще нынешней психологической гибкости, боязно было покинуть насиженное место. Но вместе с тем я прекрасно знал, что на земле не пропаду.
Со всей живностью – поросятами, птицей – Людвиг Дашмаков отправился в Борский район. Это был шестой переезд в его жизни. Дом взяли запущенный, без газа. Все, что выгадали на переезде, потратили на его приведение в божеский вид.
- И вот я купил первую корову, - вспоминает Людвиг Иванович. - Я не очень тогда в крупном скоте разбирался, и мне такую всучили… Она тогда была уже на сносях, вымя было запущено, я три месяца его массировал. В итоге корова стала настоящей кормилицей. Я завел еще двух. В те годы мы жили практически натуральным хозяйством. Денег не было, но стол ломился от разносолов.

Поднимал из руин «убитые» дома

А потом дочь нашего героя засобиралась замуж. Родители со стороны жениха выделили молодым комнату, Дашмаковы тоже решили что-то дать.
- Что делать? Пришлось продать дом, - рассказывает наш собеседник. - Купили дочке жилье, а на остаток денег - дом в деревне Осинки около Семенова. Это был наш седьмой переезд.
По своему обыкновению, Дашмаков взял «убитый» дом и поднял его буквально из руин. Там супруги прожили еще три года. Жили бы и дальше, но тут умерла теща и оставила им «однушку» в Нижнем, на проспекте Ленина. Муж и жена Дашмаковы перебрались туда. Это был восьмой переезд.
Но в однокомнатной квартире им показалось тесновато. И вот они продают жилье на Ленина и дом в Осинках, приобретают «двушку» в том же Ленинском районе на улице Баумана и в девятый раз грузят пожитки в машину.
- Квартира на Баумана была очень запущенная, - вспоминает Людвиг Иванович. – Почти год вкалывал, зато сделал шикарное по тем временам жилье. Я тут подсчитал: за свою жизнь я пять квартир отремонтировал с нуля!
Но и эта квартира Дашмаковым разонравилась. Прихожая какая-то не такая. Пятый этаж, опять же. Переехали в десятый раз - на проспект Бусыгина. И опять Людвиг Иванович почти год вкалывал на ниве ремонта.
Но вот наш герой опять размечтался о привольном деревенском житье. Квартира на Бусыгина продается, взамен приобретается дом на Бору, и Дашмаковы в одиннадцатый раз меняют прописку.
- В новом доме работы, как всегда, было невпроворот, - рассказывает Людвиг Иванович. – Полностью его отремонтировал, сменил крышу. Но потом присмотрелся: а дом-то не очень хорошего качества. Мы с женой крепко задумались: на наш-то век хватит, а вот что мы оставим детям?

«Не таскайте за собой свое барахло»

И вот полгода назад в жизни нашего героя состоялся двенадцатый переезд. Купили дом под Бором, сейчас Людвиг Иванович вовсю его ремонтирует. - Недавно я был у своего друга, пчеловода, - рассказывает наш герой. - Он живет со взрослыми детьми в коттеджном поселке на Казанском шоссе. Трехэтажный особняк, 560 квадратных метров. Роскошно, конечно, но мне такого не надо. У меня везде куры бегают, орет петух, кошки и собака носятся…
- Здесь-то точно осядете? – интересуюсь у собеседника
- Не ручаюсь за это. Правда, жена говорит, что это наш последний переезд. А я ей отвечаю: «Нет. Как минимум, нас еще один раз перевезут, но уже помимо нашей воли…»

- Людвиг Иванович, большинство мечтает свить родовое гнездо и провести в нем всю жизнь…

- Это все высокие слова. Я убежден, что в любое время можно уехать куда хочешь. Надо лишь иметь внутренний настрой и знать, чем ты будешь на новом месте заниматься. Вот сейчас кризис. Но люди скорее будут нищенствовать в городе, чем уезжать в деревню. А ведь на селе очень много работы. Не будешь лениться сам, не будут лениться хозяйка и дети – будете хорошо кушать. Если кризис продлится, и с работой будет плохо, опять заведу корову, коз. Не сомневаюсь, что выживу.

- Переезд – это всегда большие хлопоты, ведь столько вещей надо собрать и упаковать…

- А не надо таскать за собой свое барахло! Переезд - это прекрасный способ избавиться от старья. Мне рассказали, как переезжают у себя на родине азербайджанцы. Соберут в чемоданчик носильные вещи и то, что необходимо на первое время, свернут в кулечек ценности и уходят. Дом новый – и жизнь новая.

- Многим трудно обрывать старые связи и сходиться с людьми на новом месте.

- Мы с женой везде себя чувствовали как дома потому, что относились к окружающим по-доброму. В сельской местности нельзя быть ершистым - выживут. Вот говорят: туда не езжай, там народ плохой. Да нет, не народ плох, а тот человек, кто является со своими законами и пытается их навязать. И еще важный совет: не надо быть скрягой. Угости, и тебе вернется больше.

- Людвиг Иванович, эта легкость на подъем – откуда она в вас?

- У каждого человека в душе есть что-то вроде сита, через которое все проходит. У кого-то оно мелкое, все удерживает в себе, и человек через некоторое время «засоряется» и заболевает. Если поменять это сито на более крупное, все неприятности будут проваливаться сквозь него, отсеиваться. Не надо накручивать себя лишними проблемами. Думайте только о главном. Для меня это сейчас – благополучие детей.

Компетентно

Вячеслав и Татьяна Иконниковы, психотерапевты: - Этот человек может с честью выйти из любой ситуации. Трудности только добавляют ему жизненной энергии. Едва они возникают, он оживляется, отключается от каждодневных мелких проблем, свойственных оседлым людям, боящимся перемен. Перемена места жительства для этого героя – это как любимая работа, личное творчество, которое приносит выгоду и материальную, и моральную. Кроме того, в данных переездах есть здравый смысл, поскольку все усилия этого человека направлены на заботу о себе и своих детях. Другая положительная черта описанного героя – коммуникабельность. Согласитесь, не каждому понравится, когда сосед по городской квартире будет разводить у себя кур, поросят и гусей. А этот мужчина, видимо, смог построить отношения с людьми благодаря своему доброму к ним отношению, желанию помочь им, «не быть скрягой», как он сам говорит. Не сомневаюсь, что такой человек без особых потерь переживет нынешний кризис. Для достижения своих целей он способен идёт наперекор всем трудностям. Он уверен в себе, в своих силах, у него нет страха перед будущим.

(Фото Андрея Кондратьева).




Copyright © 2008-2016. Татьяна Кокина-Славина (Таня Танк). Все права защищены | Memory consumption: 2.5 Mb