2008 год <<

Они заставляют людей плакать, чтобы научить их… улыбаться

Отец и дочь Иконниковы помогают нижегородцам решать психологические и сексуальные проблемы

…Из кабинета с табличкой «Не входить! Идет сеанс гипноза» вышла девушка. Не в силах совладать с эмоциями, она присела на корточки. С полминуты она сидела неподвижно, а потом ее плечи затряслись от рыданий.
– Вам плохо? – обратилась к ней проходившая мимо медсестра.
– Нет, мне хорошо, –с усилием сквозь слезы ответила девушка. Помолчала и добавила: – А будет еще лучше! Дело было под дверями кабинета врачей-психотерапевтов-сексопатологов Вячеслава и Татьяны Иконниковых. Вот уже несколько лет отец и дочь дуэтом врачуют души нижегородцев.

«В СССР невротиков было меньше»

–Вячеслав Леонидович, Татьяна Вячеславовна, и часто от вас пациенты в слезах выходят?

–Иногда бывает. Человек, заболевший неврозом, прежде чем попасть к психотерапевту, много обследуется у самых разных врачей. Но ничего существенного у него не находят, а больной тем временем чувствует себя все хуже и хуже. Со всех сторон он слышит: «Возьми себя в руки, не раскисай!». А у него – не получается! И у человека вырабатывается чувство вины перед окружающими, обиды, что его «никто не понимает», он замыкается в себе, у него нарастает депрессия.
И вот в таком состоянии он попадает к психотерапевту, который его «наконец-то понял!», объяснил, что же с ним происходит. И, конечно, в такой ситуации у человека иногда бывает всплеск эмоций, и слезы, как у той девушки.

–А правда, что сейчас стало больше больных неврозами, чем было в СССР?

В.Л. – Неврозов действительно стало больше, ведь сейчас условия жизни стали более сложными. И потом – раньше человеку давали возможность лечиться. А сейчас люди настолько боятся потерять работу, что им даже к врачу выбраться некогда! Вот у нас пациент есть – с тяжелыми проявлениями невроза, ему бы надо пройти курс групповой психотерапии. А он говорит: «Я не могу. Меня выгонят с работы». Или другой заявляет: «Я прошел пять сеансов, мне стало лучше, но больше я ходить не буду. Начальство недовольно». А у него и страх открытого пространства, и в общественном транспорте он ездить боится, и «комок» в горле чувствует, постоянно находится в ожидании чего-то плохого…

– Мне кажется, это сейчас у каждого второго! Ну, третьего…

– Но в пределах нормы. А если человек заболел неврозом, он потерял возможность управлять собой. Он думает только о своей болезни, становится забывчивым, рассеянным. Какой из него работник? За границей любого пациента первым делом направляют к психотерапевту. А у нас как? У человека явно невротические жалобы – а он начинает обследоваться, искать одно, другое, третье…

– А приходится по этому поводу цапаться с другими врачами?

– Что значит «цапаться»? Каждый врач – специалист в своей области, но бывает, что он обследует и лечит органы, тело человека, забывая при этом о душе. Пример: приехал мужчина с жалобами на половую слабость, но при обследовании врачи «крутились вокруг головки, забыв о голове».
Особенно трудно работать с врачами, заболевшими неврозом. Попробуй их убедить! Они говорят: «Невроз-то, наверное, есть, но…» и начинают перечислять диагнозы своих «болезней». Помню, у нас была пациентка – врач-невропатолог. Она была убеждена, что ей не удалили рыбью косточку из миндалины. Все смотрели ее: никакой косточки! Заведующий кафедрой ЛОР-болезней клянется, что все у нее чисто. А она не верит: «Да как же нет? Я же чувствую!». Но она прошла курс психотерапии, и о рыбьей косточке забыла.

«Люди болеют из-за страшилок и рекламы»

– Вячеслав Леонидович, Татьяна Вячеславовна, кажется, сейчас люди боятся буквально всего: летать на самолете, заболеть раком… Почему вдруг жить стало так страшно?

Т.В. – Я думаю, во многом виноваты СМИ. Сейчас и на телевидении, и в газетах очень много страшилок. Зачем людям столько тревожной информации? В. Л. – Или вот реклама. Человек, может, и не думает ни о каком простатите, и ничего у него не болит. А ему каждый день через рекламу внушают, что 80 процентов мужчин после 40 лет страдают простатитом. И человек уже напряжен. Если он не невротик, он это пропустит мимо ушей. А если невротик? Он все эту информацию впитывает, впитывает, а потом вдруг начинает ощущать у себя все симптомы простатита!

– Но есть же счастливчики, которым ко всем этим страшилкам абсолютно невосприимчивы. Почему у них так?

В. Л. – Неизвестно. Одна учительница заболеет неврозом через два года, а другая – через десять лет. Многое зависит от окружающей обстановки. Одну в детстве не подавляли, а другой постоянно говорили: этого не делай, туда не ходи, двойку не получи. И «выращивали» в ней это напряжение.
А то, что есть люди, неподвластные неврозам – это правда. У нас был один врач-гинеколог. У него обнаружили злокачественную опухоль. Он скелетом ходил, но работал до последнего дня. А у другого человека и болезни-то кот наплакал, а он из этого глобальную проблему делает.
Т. В. – Невроз может развиться у любого человека. Только один в него входит глубоко, а другой преодолевает. Психотерапевт и помогает человеку нащупать этот путь.

«Невроз сердца? Дичь!»

– Вячеслав Леонидович, о том, что есть такие врачи – психотерапевты, большинство россиян узнали лишь в начале 90-х. А вы под какого специалиста все эти годы «маскировались»?

В.Л. – Начинал я главврачом на станции скорой помощи в Заволжье. Но еще с мединститута меня тянуло к другому. Я зачитывался лекциями нашего нижегородского психиатра Николая Иванова. Он начал заниматься психотерапией еще тогда, когда это было запрещено. А в 1963 году я узнал, что в Горьком намечается съезд сексопатологов и психотерапевтов. Естественно, такое событие я пропустить не мог. Поехал, прошел курсы и начал практиковать.

– Говорят, психотерапевтов тогда можно было по пальцам пересчитать?

В. Л. – Тогда – да. К психотерапии относились несерьезно. Считалось, что в советском государстве неврозов быть не должно. И врачи вынуждены были ставить дичайшие диагнозы. Человек жалуется на боли в сердце, тревогу, страх смерти, а они ему – не просто невроз, а невроз сердца! И лечат его сердце. А оно тут ни при чем. Сердце болит потому, что болит душа.

– А как душевная боль на сердце проецируется?

– Элементарно. Тревожный человек думает: «А не болит ли у меня сердце?», и непроизвольно напрягает межлопаточную или большую грудную мышцу. И действительно чувствует боль в сердце! Или, например, у мнительного, впечатлительного человека возникает мысль: «А нет ли у меня рака желудка?» И теперь ему перед самим собой надо это предположение «обосновать». И вот он начинает непроизвольно зажимать мышцы верхней стенки живота, желудка, чтобы было ощущение, будто «у него не проходит пища».
Т.В. – Или иногда у человека, находящегося в стрессовой ситуации и вынужденного ежедневно решать множество задач, появляется утомляемость, раздражительность, боли в сердце, «скачки давления». И на фоне такой хронической усталости он приходит к врачу за помощью, а врач что может, то и назначает. Например, сердечно-сосудистые препараты, тем самым невольно утверждая человека в мысли, что он действительно болен.
Я ведь почему ушла из невропатологов в психотерапию? Потому что заметила, что многие недуги возникали на фоне стрессов, конфликтов, психотравмирующих ситуаций. Я четко видела эту связь. Таблетки в таких случаях помогали лишь на время, или совсем не помогали. Но по-настоящему помочь людям, страдающим неврозом, я смогла, лишь став психотерапевтом.

«Выздороветь мешает… мама»

– Вы ведете прием вместе?

Т. В. – Если случай трудный, то вместе. Ценно, что мы родственники. Бывает, и повздорим из-за ерунды, но в важных вопросах, касающихся диагностики и лечения, мы всегда внимательно прислушиваемся друг к другу.

– Бывают ли такие случаи, когда вы признаете: «Здесь медицина бессильна»?

В. Л. – Я считаю, что все неврозы излечимы. Вся беда в том, что не всегда мы сразу находим с пациентом контакт. Иногда бывает, что человек настолько ушел в болезнь, что просто не в состоянии контактировать. Я ему говорю: придите хоть раз на сеанс психотерапии или почитайте отчеты выздоровевших пациентов. А он ни в какую.
Была у нас пациентка – 16-летняя девочка. Ее мучил страх смерти, страх за сердце. Этот страх невольно был вызван тревогой матери за ее здоровье. Она искренне беспокоилась за дочь, боялась пропустить какое-то заболевание, ей было важно здоровое тело, а что происходило с дочерью – ей было непонятно. И вот я начал проводить психотерапию, объяснять девочке, почему у нее болит сердце. И только у нее глазенки просветлели, только девочка начала понимать, что здорова, как мать тут же встряла: «Ты что говоришь-то? Забыла, как ты чуть не умерла в тот раз? Помнишь, я вызывала тебе «скорую»?»
Другая девушка тоже была в глубоком неврозе. Она сама к нам пришла. Я ей говорю: вам для начала нужно пройти курс психотерапии. А она говорит: не курс, а 2 курса. Ее маму мы попросили тоже присутствовать на сеансах, чтобы понять, что происходит с ее дочерью. Так девочка мне потом жаловалась: «Ведь она мне мешает выздоравливать! Я тут осваиваю методики саморасслабления, прихожу домой в хорошем настроении, а она мне: «Ну, как? Не болит?» И я сразу напрягаюсь». Тут уж мы самих больных просим не реагировать на окружающих.
Т.В. – А иногда бывает и так: человек «заболел», потому что недуг как бы дает ему некие преимущества, выгоды. Например, более бережное к нему отношение, освобождение от дополнительных нагрузок. Например, у одной больной «отнялись ноги». Выяснилось, что она постоянно находилась в напряжении из-за пьянства мужа. После курса психотерапевтического лечения все болезненные проявления у нее прошли.
В. Л. – Один муж сначала очень переживал за свою будто бы больную жену и поддерживал ее в походах по врачам и обследованиям. Но когда ему сказали, что болезней нет, но есть невроз, то мужчина сказал ей: «Как ты мне со своими жалобами надоела! Как только вылечишься от невроза – тут же от тебя уйду». И вот она ходит к нам на сеансы, а вылечиваться… не хочет! Боится, что он сдержит свое обещание и уйдет от нее.

«Раньше жены просто отдавались, а теперь – требуют удовлетворения»

– Вячеслав Леонидович, вы давно практикуете еще и как сексопатолог. Но ведь в СССР, как известно, «секса не было». Обращались ли к вам люди с интимными проблемами?

– Действительно, в первые годы после создания СССР основной задачей людей было строительство социализма. Мужчины и женщины обращались друг к другу «товарищ», а совершить половой акт – это было как выпить стакан воды. Слышали, конечно, об этой теории революционерки Александры Коллонтай. Конечно, интимные сложности у людей существовали и тогда, но им тогда не придавали особого значения.
Позднее, когда государственная политика более-менее стабилизировалась, у людей обострилась потребность в чисто человеческих отношениях. Стремление показать себя надлежащим мужчиной приводил к тому, что в нужный момент пропадала эрекция, отчего он чувствовал себя неполноценным. А у женщин боязнь потерять любимого человека приводила к половой холодности и вагинизму – судорожному сжиманию мышц влагалища при попытке интимного сближения. И разрешить эту человеческую драму не мог никто – сексопатологов тогда не было. Поэтому совершенно здоровые люди считали себя больными.

– Когда же в ССР эту проблему признали достаточно серьезной?

– В 1963 году в Горьком впервые был созван всесоюзный съезд врачей, посвященный лечению сексуальных расстройств. Затем последовали еще два съезда. После этого в Москве был создан центр сексопатологии, и супружеским парам наконец-то стали оказывать помощь.

– По вашему опыту, изменился ли как-то характер сексуальных проблем у советского человека и нашего современника?

– В советское время очень осуждались добрачные связи. Поэтому нередки были ситуации, когда в первую брачную ночь возникал конфликт, и жених несправедливо обвинял невесту в потере девственности до брака. Но из культа девственности вытекала и другая проблема. До свадьбы отношения любящих людей были очень романтичными – ожидание часами у подъезда, цветы, конфеты… Все это укрепляло чувство девушки к юноше.
После же регистрации брака и получения «права» на половую жизнь, неумелый, а иногда и грубый подход в первую брачную ночь нарушал эту идиллию. И вот вчерашняя любящая невеста превращалась в недовольную, а то и враждебную по отношению к мужу жену. Чувство любви утрачивалось, семья разваливалась. Но поскольку разводы в СССР очень осуждались, то люди оставались вместе. Да, внешне они выглядели благополучно. Но тем тяжелее были для них страдания, которые приносил невроз.
Сейчас же в браке у людей возникают другие проблемы. Если раньше женщина жертвенно отдавалась мужчине, то сейчас она стала требовать от него полового удовлетворения. Для создания счастливого брака появилась необходимость изучать друг друга, познавать особенности и характера, и сексуального чувства. Увы! Это часто игнорируется из-за незнания, непонимания или обычной российской лени. Между тем, полное совпадение всех параметров встречается очень редко. Гармонию нужно создавать самим. И в этом может помочь психотерапевт-сексопатолог.

Примирил «огненную» жену с «холодным» мужем

– Считается, что сейчас в России у нас царит сексуальная свобода. Многие стали до невозможности раскрепощенные или же желают быть таковыми. И в то же время женские Интернет-сайты пестрят жалобами жен на холодность мужей, который не спешат выполнять супружеский долг. Вот объясните, что за парадокс такой?

– Мужчина совершает половой акт только тогда, когда он хочет и может. Но если он видит, что партнерша, например, панически боится забеременеть, то он начинает избегать полового акта и удовлетворяется онанизмом.
Тем более, супружеский долг – понятие растяжимое. У жены половая потребность может возникать 1-2 раза в месяц, а у мужа – ежедневно. И жена ему заявляет: ты меня месяц не трогай, а если уж тронул, то удовлетвори. Но если мужчина не живет регулярной половой жизнью, то как же он удовлетворит жену? Ведь он вышел из своего сексуального темпа. Но помочь таким парам можно – при условии, чтобы между ними присутствует личностная часть любви.

– И в то же время во всем мире да и в России набирает силу движение так называемых асексуалов. Эти люди или намеренно сохраняют девственность, или подыскивают себе партнеров, с которыми живут как брат и сестра. Это тоже ваши потенциальные пациенты, или пусть живут как хотят?

– Асексуалов в нормальном здоровом обществе быть не может! Отвергать секс могут только те, кто страдает эндокринными болезнями с недоразвитием вторичных половых признаков. У таких людей нет психической составляющей полового влечения.
Но те асексуалы, про которых вы говорите, – это люди, которые избегают нормального полового акта по другим причинам. Чаще всего, они стремятся создать у самих себя и окружающих впечатление своей половой непорочности или девственности. Но и они без секса не обходятся. Они подыскивают себе партнеров, с которыми возможно половое удовлетворение без соприкосновения половых органов, и доводят друг друга до оргазма путем поверхностного или глубокого петтинга – взаимных ласк, поцелуев, воздействия на половые органы. Это для них становится нормой жизни. Но если такая жизнь их полностью устраивает, то в помощи сексопатолога они не нуждаются.

– Над каким случаем из вашей практики вам пришлось поломать голову?

– Был такой недавно. На прием пришли мужчина и женщина в возрасте около 50 лет. Оба они недавно овдовели, потом встретили друг друга и поженились. И вот у них начались интимные проблемы – чуть ли не разводиться собирались. Женщина жаловалась на половую слабость мужа.
Мне пришлось не раз и не два побеседовать с ними, прежде чем мне открылась следующая картина. С первой женой у этого мужчины была счастливая сексуальная жизнь. Половое сближение проходило с нежным подготовительным периодом, ласками, поцелуями, поглаживаниями. Сам половой акт также был нежен, нетороплив, с возможностью управления длительностью.
Женщина, в свою очередь, также была счастлива с первым мужем. Но у них половой акт происходил бурно, импульсивно, с большим напором, на обоих словно налетал вихрь. Другого сексуального опыта эта женщина не имела, поэтому считала это нормой. Со временем она приспособилась к темпераменту первого мужа, стала получать удовлетворение без подготовительного периода, при кратковременном, но бурном половом акте.
Естественно, нежное и предупредительное половое поведение нового мужа женщина не понимала. Она расценила это как половую слабость и стала относиться к нему с презрением. Мужчина начал сомневаться в своих половых возможностях. Невроз назревал и у того, и у другого.
Если бы они не попали к сексопатологу, развода было бы не избежать. Уролог или андролог поставили бы мужчине диагноз «простатит» и стали бы лечить его медикаментами. Теперь же, когда все недопонимания рассеялись, эта пара обрела гармонию. По взаимному согласию они позволяют себе жить то в том, то в другом сексуальном ритме.

Справка «НР»

Невроз – это болезнь мышления, болезнь «души». Человек все время находится в нервном напряжении. Напрягаются мышцы, сосуды, повышается артериальное давление, появляется ощущение «комка в горле», различные спазмы, раздражительность, вспыльчивость, быстрая утомляемость, плохой сон с кошмарными сновидениями. Может возникнуть дрожь в теле, головная боль, боль в области сердца, учащенное сердцебиение, потливость, позыв к мочеиспусканию, навязчивые мысли, тревога за себя, за своих близких, страх смерти, страх заболеть раком, навязчивый страх загрязнения, заражения, страх открытых площадей, закрытого пространства, робость, застенчивость, нерешительность, неуверенность.
Человек, заболевший неврозом, становится мнительным, впечатлительным, ранимым. Ему свойственны тоска, апатия, бездеятельность, рассеянность, снижение памяти, настроения и работоспособности. Он не может работать, учиться, в крайне тяжелых случаях он уже никуда не ходит, сидит дома. Иногда он даже становится пациентом психиатрической больницы.
Только психотерапевт может помочь больному разобраться в том, что же с ним произошло, помочь найти ему путь выхода из невроза и поддержать его на этом пути. В процессе посещения сеансов врача больные обучаются самостоятельно вырабатывать у себя способность меньше реагировать на стрессы, спокойнее воспринимать окружающую обстановку, облегчать свое болезненное состояние и, таким образом, становятся хозяевами своего организма и психики.




Copyright © 2008-2016. Татьяна Кокина-Славина (Таня Танк). Все права защищены | Memory consumption: 2.5 Mb