2008 год <<

Музыканты из “Виталича” пишут хиты для звезд

Сейчас самая дешевая песня Дины Мигдал и Евгения Скрипкина стоит в Москве 100 тысяч рублей.

Семь лет назад Дина Мигдал и Евгений Скрипкин развлекали публику чужими песнями в нижегородском ресторане “Виталич”. А потом с ребятами из своей группы “Палата люкс” взяли и записали собственную — “Дура”. Помните: “А я, дура, подумала, что все у нас получится! А мне, дуре, теперь с тобою только мучиться!” Комичный клип начали крутить по MTV, а вскоре известная компания “Реал рекордс” пригласила “Палату люкс” в Москву. Успех? Увы, оказалось, до признания и денег еще топать и топать…
За эти годы Дина и Евгений успели поработать и с Димой Биланом, и с братьями Кристовскими из Uma2rmaH, и с Мариной Лизоркиной из группы “Серебро”. Их песни исполняли Филипп Киркоров, Борис Моисеев, Алсу, Николай Басков. Но твердая почва под ногами у ребят появилась лишь тогда, когда они написали хит “На осколках звездопада”, хорошо знакомый поклонникам сериала “Обреченная стать звездой”. О том, как нижегородские музыканты заставили надменную столицу повернуться к себе лицом, Евгений Скрипкин без утайки рассказал “НР”.

“Хлеб с фаршем ели от бедности”

— Мы с Диной познакомились в Нижегородском музыкальном училище на почве сочинения стихов, — вспоминает Евгений. — Сначала читали друг другу новые опусы, потом работали в строительном институте массовиками-затейниками, затем перепродавали акции ГАЗа и ЗМЗ, пока все не рухнуло 17 августа 1998 года. Тогда и начали играть по ресторанам. Однажды я особенно душевно исполнил песню Корнелюка “Там для меня горит очаг”, и в “Виталиче” нам накидали рекордную сумму — 1200 долларов. На них мы и решили снять клип на “Дуру”.

— Неужели клип можно снять на эту сумму?

— Тысяча долларов ушла на гонорар режиссеру, двести — на кормежку массовки и костюм розового зайца. Помещение для съемки бесплатно предоставили друзья. Сейчас, разумеется, никто за эти деньги работать не будет.

— После того как “Дура” стала хитом MTV, вы как-то спешно засобирались в Москву…

— Нам предложил контракт “Реал рекордс”. Долго мы не раздумывали, со всем скарбом сели в две “ГАЗели”, которые гонят в московские автосалоны на продажу, и свалили. Ну, денег с собой имелось тысячи три долларов. Их ненадолго хватило.

— И что вас ждало в столице?

— К сожалению, никакой раскрутки не последовало. Поселились всей группой в обычной двушке на “Соколе”. Барабанщик Серега Солодкин, мы с Диной, Миша Русин, Вася Соколов... Денег наскребали еле-еле, но у нас была абсолютная уверенность, что назад мы не вернемся. Из еды, которая с тех пор у меня ассоциируется с бедностью, запомнились жареный хлеб, залитый яйцом с фаршем, и плавленый сыр. Это было наше ежедневное меню. С тех пор эти блюда недолюбливаю. Помню, один друг привез нам 5-литровую баклажку спирта. Этот “теракт” чуть не развалил нашу группу, потому что пришлось пить каждый день, пока все не закончилось. Ну и отношения заодно выяснили друг с другом. Мы жили в "нехорошей" квартире, там вечно что-то ломалось, гас свет, протекали краны, скрипели полы сами собой. Как только оттуда переехали, дела пошли в гору.

— Не жалеете, что проект "Палата люкс" распался?

— Нет, ему суждено было развалиться, все было слишком неправильно. Мы тогда вообще ничего не понимали.

“От Билана ушел из-за денег”

— К кому в Москве вы пошли просить покровительства? Или как в шоу-бизнесе это делается?

— Ни к кому мы не пошли. У нас был комплект аппаратуры, мы его поставили на репетиционной базе на Делегатской, а нам за это дали возможность играть там хоть каждый день. Нашу аппаратуру довольно быстро “убили”, поскольку основной контингент таких баз — это начинающие панки-металлисты и прочие калеки от музыки, рвущие барабаны и колонки, разбивающие тарелки и проливающие пиво куда ни попадя.
Зато именно на Делегатской мы познакомились с разными музыкантами, которые сейчас играют в известных коллективах: “Приключения электроников”, “Наив”, у Юли Савичевой, Димы Маликова. А один из наших новых друзей барабанщик Алексей Козловский пригласил меня в коллектив молодого артиста Димы Билана. Откровенно говоря, его песни меня в то время дико бесили.

— Но вы, тем не менее, наступили собственной песне на горло и пошли к Билану?

— Да, пришлось согласиться. У “Палаты люкс” не было никаких перспектив, а возвращаться в Нижний страстно не хотелось. Мы отыграли на презентации Диминого альбома “Я ночной хулиган”, и потом Айзеншпис (продюсер Билана, ныне покойный. — Авт.) о нас забыл. Где-то через месяц я напомнил ему о себе, и мы договорились, что будем постоянно работать с Биланом, а потом и с группой “Динамит”, которая на тот момент была несоизмеримо популярнее Димы. Потом я стал музыкальным руководителем этого аккомпанирующего состава, выбил себе дополнительную ставку, и пошло-поехало. Концертов становилось все больше, появлялись новые знакомства. В общем, жизнь стала бить ключом.

— Интересно, а Билан тогдашний и Билан нынешний различаются?

— Конечно! Если вас будут в течение нескольких лет целовать в одно место и выпрашивать автографы, вы тоже начнете отличаться. В общении со знакомыми людьми Дима дружелюбный адекватный человек, а с незнакомыми — в зависимости от их поведения и собственного настроения.

— Почему вы ушли от Билана?

— Всё из-за денег. С заработком 3—4 тысячи долларов в месяц квартиру в Москве не купишь. Да и по-любому, это не те деньги, за которые надо гробить лучшие годы. Возьмите свою зарплату, умножьте ее на 12 и потом еще лет на 30 — увидите, какой бюджет у вашей жизни.
Пока директором Билана был Айзеншпис, нам грех было жаловаться. При нем музыканты жили в одноместных номерах, ели в ресторанах. А при новой власти все изменилось. Музыкантов и танцоров стали селить в каких-то двухзвездочных гостиницах с дыркой в полу вместо туалета. То же произошло и с оплатой.
Когда мы пришли работать к Билану, его концерт стоил 2000 долларов, и нам платили по 100 долларов с концерта. Потом Айзеншпис нам поднял оплату до 200 долларов. Еще по 50 долларов нам накинули, когда пришла Яна Рудковская. И с тех пор до моего ухода из группы в апреле прошлого года оплата не менялась. Хотя к тому времени Билан стоил уже 50 000 долларов за концерт.
А самое главное — дочь перестала меня узнавать из-за постоянных разъездов. А для нас с Диной главный проект — это дети: трехлетняя дочь Варвара и 7-месячный сын Владимир. Остальное в жизни — лишь сопутствующее.

— Говорят, встретив вас в Москве, Володя Кристовский предлагал вам "замутить с ним проект". Вы отказались. Жалеете?

— А смысл жалеть? Шанс человеку, вопреки расхожему мнению, дается не один раз в жизни. У меня сейчас перспектив не меньше, а может, и побольше, чем у группы Uma2rmaH. Да и с финансами все в порядке. У нас есть таун-хаус, хорошая машина, няня для детей и заказов на музыку для фильмов и передач больше, чем можно выполнить при всем желании. В общем, хлеб с фаршем мы больше не едим.

— А как нашли хлебную работу — заказы на песни к сериалам?

— Как-то клавишник Татьяны Овсиенко Сева Саксонов сказал, что для него игра со звездами — это так, ерунда. Основная работа — написание музыки для сериалов. Я закричал: “Я тоже хочу этим заниматься! Устрой!” Первыми моими работами были аранжировки к сериалам “Дорогая Маша Березина” и “Грехи отцов”. А для “Казуса Кукоцкого” я уже сам написал часть музыки, а Дина — текст к финальной песне.

Киркорову не скостили ни цента

— Евгений, я так поняла, вы пишете музыку, а Дина — стихи. А что возникает в первую очередь — мотив или слова? Или поэт и композитор садятся рядом и творят?

— Раньше я выходил покурить и придумывал мотив. А теперь курить бросил, поэтому чаще всего мелодия приходит в душе или за рулем. Я ее тут же записываю в диктофон на мобильном телефоне, потом окультуриваю наброски на компьютере и передаю Дине для написания текста. Иногда сам придумываю часть текста, иногда она придумывает часть текста и музыку. Вот купил ей вчера “самоиграйку” “Ямаха” — это такой синтезатор, на котором нажимаешь левой рукой аккорды, а он сам играет аккомпанемент в разных стилях. Так песни удобнее сочинять. А что такого? Андрей Губин все свои хиты на самоиграйке сочинил.

— Существует рецепт стопроцентного хита? Есть ли непременные атрибуты, которые должны присутствовать в песне, претендующей на звание шлягера, — "розы" там, "слезы", "девочка моя"...

— Избитыми рифмами и фразами мы стараемся не злоупотреблять. А вообще, главное в песне — настроение, которое она подарит слушателю. Самые востребованные сейчас настроения — бодрость и ностальгия.

— Написание песни — долгая работа?

— Сама идея — текст и мелодия — может быть оформлена за несколько часов. А может и за час, как попрет. Продакшн — аранжировка, запись голосов и инструментов, сведение записей — это уже от двух дней.

— Одну из песен вы продали Филиппу Киркорову. Наверно, много денег отвалил?

— Это была самая дорогая песня, которую вы продали?

— Нет, за самую дорогую мы выручили 7500 долларов. А вообще, цены на наши песни стартуют от 100 тысяч рублей.

— Что лучше оплачивается — песни для телевидения или песни для исполнителей?

— Телевизионщики обычно задают более-менее четкую тему, настроение и стиль песни. Это правильнее. Оплачивается, конечно, хуже, зато гарантированно прозвучит в эфире.

“Самое перспективное для раскрутки — Интернет”

— Как часто вы выезжаете в Нижний?

— Пару раз в год на 2—3 дня. У нас здесь родители, друзья. Последний раз я внепланово приезжал на похороны Алексея Полковника. В свое время он нам очень помог с “Палатой люкс”.

— Знают ли о ваших успехах в родном музучилище?

— Мы не были там ни разу после окончания. Но вроде знают.

— А о других нижегородских музыкантах, решивших покорить Москву, вам что-нибудь известно? Пробился кто-то? Братьев Кристовских в расчет не берем.

— Знаю, что группа “Элизиум” стала достаточно популярной в панк-тусовке, часто слышу про FPG. “Блондинка Ксю” тоже вроде неплохо себя чувствует, живет, кстати, с Димой Снейком (барабанщик группы “Наив”. — Авт.) уже несколько лет.

— Прорыв в мир шоу-бизнеса вы сделали, когда принесли свой клип на MTV. А сейчас, с учетом нынешнего опыта, в какие двери вы посоветуете стучаться начинающим талантам?

— MTV и “Муз ТВ” имеют меньше зрителей, чем многие интерактивные TV-сайты. Сейчас наиболее перспективное и пока недооцененное поле для действий — это, безусловно, Интернет. Надо только включить мозги и фантазию. Я думаю, в ближайшие несколько лет появятся новые продюсерские центры, непосредственно связанные с телепроизводством. Просто для них пока отечественный шоу-бизнес слишком мелок и неприбылен. Какой смысл возиться с капризными артистами, если пара-тройка серий сериала дают прибыль, сопоставимую с годовым заработком средней звезды?

Вынос

“У Uma2rmaH была первое время такая политика — они играли либо за большие деньги (от 3 тысяч евро), либо вообще бесплатно — на днях рождения друзей. Помню, однажды нас позвали на день рождения одной барышни с “Серебряного дождя”. Кристовских тогда еще никто не знал в лицо. И когда мы подошли к фуршетным столам и стали угощаться, какой-то важный дядька с сигарой нас спросил: “А вы что тут делаете?” Вовка Кристовский прикололся и сказал: “Да мы, знаешь, ходим по таким банкетам чисто пожрать”. “Да вы что, охренели? — заорал дядька. — А ну валите отсюда!” Стоило немалых трудов убедить его, что мы здесь выступаем”.




Copyright © 2008-2016. Татьяна Кокина-Славина (Таня Танк). Все права защищены | Memory consumption: 2.5 Mb