2008 год <<

Вдова троих мужей счастлива в четвертом браке

Сормовичка Валентина Макарова считает, что долго проверять чувства – тратить время зря

Валентина Макарова начала выходить замуж с 20 лет. И отправляясь в загс с первым мужем, она и представить себе не могла, что впереди – еще не один подобный поход. Причем, назвать нашу героиню легкомысленной язык не поворачивается. Ведь со всеми мужьями ее разлучала исключительно их смерть.

Спала на лавках, работала за кусок хлеба

— По моей жизни можно кино снимать, — уверена 78-летняя сормовичка. – Может, какой режиссер прочитает в газете мою историю и заинтересуется…
Родилась наша героиня в подмосковной деревне. Семья была бедная – у Вали из обуви было только два валенка. Один черный, с дырявым задником, другой — белый, с худым мыском. Детей кроме нее у родителей было 13 человек, поэтому девочке сызмальства приходилось вкалывать по хозяйству. День для нее начинался в пять утра, а заканчивался за полночь.
Когда в 1942 году в деревню вошли фашисты, Валиного деда-коммуниста от потрясения разбил паралич. И надо же так случиться, через несколько часов удар хватил и бабушку. Уход за больными стариками лег на плечи 12-летней Вали. Плюс на ней были младшие братишки, коза, овца, корова и кур без счету. А еще надо было за 8 километров бегать в школу и помогать матери-почтальонше разносить конверты по семи деревням. Вале случалось нести корреспонденцию темной ночью через зимний лес. Тишину оглашал волчий вой, в темноте сверкали их глаза…
Подрастая, Валя мечтала не о мальчиках и нарядах, а о том, чтобы получить образование. Но в родной деревне ее стремления вызывали только насмешку. И вот в 16 лет девушка без копейки денег сбежала в Москву. С поезда ее сняли – милиции оборванная девушка показалась подозрительной. Валя разрыдалась, рассказала, зачем едет в столицу. Ее и отпустили.
Москва встретила девушку равнодушием. В учебных заведениях, куда торкалась Валя, только смеялись над «деревенщиной». Не удалось попасть ни в физкультурный техникум, ни в садово-агрономический… Зато потом сказочно повезло — при больнице Боткина организовали медицинский техникум, куда Вале удалось-таки поступить. Ночевала она когда в аудиториях, но чаще – на лавочках. Чтобы прокормиться, подрабатывала чернорабочей на фабрике-кухне. Не за деньги, за тарелку щей, за кусок хлеба.
Но при всем при этом 16-летняя «деревенщина» к тому времени развилась в хорошенькую девушку с аппетитными формами. У Вали появился первый поклонник — тоже студент, москвич. Приглашал ее на свидания, звал познакомить с мамой. Но девушка настолько стеснялась своей единственной латанной-перелатанной юбки, что любовные разговоры с кавалером вела… спрятавшись за колесо грузовика. А от свиданий наотрез отказывалась. А когда мама молодого человека купила ей платье и туфли, Валя расплакалась, но ничего не взяла.
Девушка шла в первых ученицах, однако на то, что ее распределят в советское посольство за границей, она и мечтать не могла. Два месяца Валентину обучали этикету и тонкостям политеса, а потом отправили в родную деревню и сказали: жди вызова.
Однако на родине Валины рассказы о полученном образовании и перспективном будущем почему-то сочли выдумками. Девушку начали травить. Местные кумушки нашептывали ее матери: что, вернулась твоя городская? Еще неизвестно, чем она в этой Москве занималась…
Эти три месяца Валя трудилась на самых тяжелых работах. Растила хлеб, с мужиками валила лес… Но вот пришел долгожданный вызов из Москвы. Для деревенских сплетниц «Валька» мигом превратилась в «Валюшу». Но на вчерашних недоброжелательниц девушка не злилась. Со всеми тепло простилась и загадала встретиться через много лет в добром здравии.

Пустила летчику кровь… в обратном направлении

Совсем другое обхождение Валентина встретила в Польше, в русском госпитале, куда ее направили работать. За отзывчивый добрый характер ее тут же прозвали Жемчужиной.
Как-то в больницу привезли молодого летчика. Парень геройски сражался всю войну, а потом повредился умом. Сопровождал больного его друг – тоже летчик, 23-летний горьковчанин Володя Мотков.
…Валина смена заканчивалась, она сняла белый халат, шапочку. На спину ей упали две пышные кудрявые косы. Молодой пилот наблюдал за этим как загипнотизированный, а потом хрипло сказал:
— Милая Жемчужина, вы сейчас пустили мне кровь в обратном направлении…
Через три дня молодой человек сделал ей предложение, Валя тут же его приняла, и вскоре молодые уже обустраивались в Горьком. Муж в своей Жемчужине души не чаял, пациенты – а Валентина устроилась медсестрой в поликлинику №17 – тоже ее полюбили. У Мотковых подросли двое сыновей. Казалось, впереди у Валентины с Владимиром – еще много-много лет в любви и согласии… Но судьба судила иное. Спустя 25 лет брака, Владимир, без единого ранения прошедший всю войну, разбился в автокатастрофе.
Вдовела Валентина Михайловна десять лет. Сначала с горя полностью ушла в работу, потом оттаяла, завела поклонников, недостатка в которых у общительной, эрудированной и участливой медсестры не было.
— Но честь свою не роняла, — рассказывает наша героиня. – Конечно, приходилось встречаться с женатыми, но едва кто-то из них заводил разговор о разводе с женой, я тут же отношения прекращала. На чужом несчастье строить свое счастье я не собиралась.

Не побоялась обвенчаться с убийцей

Когда Валентина Михайловна отметила 50-летие, на ее участке появился новый пациент. Как-то пошла к нему на домашний вызов и удивилась: видный, интересный мужчина чуть за пятьдесят и — холост. Раз пришла, два пришла… А на третий раз Валентин Васильевич сказал медсестре: «Выходи за меня замуж». И когда Валентина ответила согласием, без утайки рассказал ей о своем прошлом.
— Оказалось, что у моего «холостяка» до меня было пять жен, — рассказывает Валентина Михайловна. – А последние 15 лет он провел за решеткой – из ревности убил последнюю супругу. Валентин был человек очень хороший, но вспыльчивый. Завести его можно было с полуоборота, и злые люди этим пользовались. Вот так напели ему про жену, что она ему будто бы изменила, а он поверил. То ли толкнул ее, то ли ударил неудачно… Она и умерла.

— Многие женщины после такого признания убежали бы из этого дома сломя голову. Как вы не побоялись выходить замуж за такого человека? – спрашиваю Валентину Михайловну.

— А вот не побоялась! Почему я должна крест на человеке ставить? Батюшка на него строжайшую епитимию наложил, и Валентин свой грех отмолил. Кстати, это он настоял, чтобы мы не просто расписались, но еще и повенчались.
Валентин и Валентина прожили вместе 12 лет – до его смерти в 68 лет от заражения крови. Вспышки гнева с ним иной раз случались. Но по отношению к жене – никогда.
— Повздорит он с каким-нибудь соседом, а я подбегу к нему и скажу ласково, как ребенку: «Ну, что случилось? Кто тебя обидел?» И он как одуванчик после дождя сложит лепесточки и идет домой, — делится наша героиня секретами «укрощения» строптивого мужа.

«Я всегда там, где несчастье»

Второй раз Валентина осталась вдовой. Но одна оставалась недолго. Сыновья женились, и женщина стала ездить помогать снохам в сад. Там и познакомилась с третьим мужем. С ним долго не пожили. Через три года мужчина скоропостижно скончался прямо в лифте. И опять-таки не засиделась во вдовах наша героиня. Пять лет назад соседка пригласила Валентину Михайловну отметить Новый Год. В компании внимание нашей героини привлек опрятный интеллигентный дедушка, который сыпал цитатами из Пушкина и Лермонтова и вообще был крайне интересным собеседником. Оказалось, что 75-летний Николай Павлович – то ли поклонник, то ли просто приятель ее подруги. Бывший конструктор ОКБМ, вдовец… — А через три дня он ко мне пришел в гости! – рассказывает Валентина Михайловна.— Я ему говорю: «Нехорошо. Получается, я тебя увела у подруги». А он мне: «Никого ты не уводила. Я сам все решил». И мы стали жить вместе.

— У вас всегда все так быстро с мужчинами решается. Не боитесь ошибиться в человеке? Разве можно за три дня что-то понять об избраннике?

— В том-то и дело, что человека не узнаешь ни через три дня, ни через 10 лет. Поэтому чего же тянуть? Нравится человек — надо все решать поскорее. …Одни позавидуют Валентине Михайловне – интересно живет женщина, насыщенно, ярко. Несмотря на годы, открыта новой любви. Не растеряла интереса к жизни, не утратила доверия к людям. Другие, наоборот, решат – несчастная. Просто какой-то злой рок ее преследует. Шутка ли – троих мужей схоронить! Сама же Валентина Михайловна участие злых сил в своей судьбе отрицает. Все дело в том, что еще в детстве у нее сформировалось жизненное кредо: «Я всегда там, где несчастье». Заметьте, не наоборот: «Где я, там несчастье»… — У меня нет злобы ни к преступникам, ни к врагам, — говорит наша героиня. — Любого падшего, больного, несчастного человека мне жалко. Горе других переживаю как свое. Очень люблю людей! Наверно, поэтому и меня люди любят…




Copyright © 2008-2016. Татьяна Кокина-Славина (Таня Танк). Все права защищены | Memory consumption: 2.5 Mb