2005 год <<

Безруков сделал из поэта «пахана»

Так считает нижегородский исследователь творчества поэта Леонид Большухин.
А что думает по поводу скандального кино специалист? Наш собеседник – преподаватель кафедры русской литературы ХХ века Нижегородского университета имени Лобачевского Леонид Большухин

Маяковский – тупой детина

– «Есенин» - это самодеятельность, отсебятина и чистой воды дилентантизм! - не стал сдерживать эмоций Леонид Юрьевич. - Я выдержал только две серии. Больше смотреть не буду. Просто не могу: мои эстетические окончания просто обугливаются! Что меня не устраивает в сериале? Идея апологии Есенина. Чтобы доказать, что Есенин – первый поэт в России, создатели фильма унижают всех остальных. Нам упорно втолковывают: все остальные поэты несовершенны. А это достаточно подло по отношению к ним.
Разберем такую сцену. Есенин и Мариенгоф выступают перед молодежью в Ростове. Мариенгоф освистан и закидан тухлыми помидорами. Есенина же, едва начавшего читать свою «Исповедь хулигана», забрасывают цветами. Зал скандирует «Исповедь». Начнем с того, что я о таком факте никогда ничего не слышал. Боюсь, это выдумка Безрукова-старшего. Да и сама стилистика выступления с этим прыганьем в толпу больше напоминает выступление рок-музыканта. Затем в толпе поклонников мы видим детину с тупым выражением на лице. Он задает вопрос :»А как же Маяковский?» на что Есенин легко парирует, что у Маяковского нет Родины, а он – поэт с Родиной. Образ детины – своего рода двойник Маяковского. И зритель невольно ассоциирует поэта с этим ограниченным детиной.

«Пастернак и Мандельштам – реальные пацаны»

– Потом появляется образ поэта Алексея Крученых, который почему-то заискивает перед Есениным. Вообще, в фильме все перед Есениным почему-то заискивают и просят его оценить их стихи. И Есенин с легкостью раздает всем характеристики, которые в сериале приобретают форму истины в последней инстанции.
Так вот, в баре «Стойло Пегаса» появляется совершенно идиотический Крученых, который читает свое стихотворение с какими-то крайне неприличными жестами. Это совершенно не соответствует реальности! В 20-х годах футурист Крученых был авторитетнейшей фигурой и просто не нуждался в оценках Есенина.
Еще два крупных поэта – Пастернак и Мандельштам – в фильме принимают образы этаких «реальных пацанов» из сериала «Бригада». Естественно, они, как и все, очень заискивают перед Есениным. И даже если начинают с ним драться, все равно продолжают заискивать.
Драка Пастернака и Есенина – это просто «жемчужина» сериала! Когда Пастернак коленом бьет Есенина в лицо, а Есенин хватает Пастернака за гениталии – это походит на драку из сериала «Бригада». Так разбираются люди, которые умеют драться и привыкли к этому.
Я не знаю, как дрался Пастернак. Но я уверен, что он не воспользовался бы грубыми и подлыми приемами уличной драки.

Великие княжны – озабоченные пэтэушницы

– Я уже не говорю о встрече Есенина с великими княжнами! - продолжает Большухин. - Они очень напоминают пэтэушниц, которые пытаются затащить Есенина под кусты. Видимо, Есенин – такой сверхсексуальный символ, при появлении которого у княжон пробуждается либидо в совершенно неконтролируемой форме. Есенин здесь – это такой второй Распутин, только более обаятельный.
А разговор Есенина с великой княжной, которая своими охами-ахами больше напоминает фанатку рок-группы, чем аристократку? Это вообще вне всякой критики.
...Безруков давно шел к образу Есенина. Он даже играл поэта в театре – и все говорят, что делал это хорошо. Но при всей своей похожести Безруков и Есенин – разные. Безруков – актер удивительного дарования, но негативного. В нем нет светлого начала. В нем как будто бы кроется второе дно, прищур, очень злое отношение к миру...
Я это говорю не о личности Безрукова, а о его манере игры. В ней есть какой-то цинизм. В «Бригаде» это реализовалось гениально. Безруков многолик до бесконечности, но за всем этим стоит недобрый взгляд на мир. Есенин был проще, чище и в чем-то даже наивнее. А Безруков и его папа-сценарист сделали из него «пахана», который собирает свою «бригаду»!
Не стоит превращать Есенина в борца с режимом. Были поэты и с более трагической судьбой – те же Пастернак, Мандельштам, Маяковский. Идея возвеличивания Есенина за счет принижения всех остальных – это, по меньшей мере, нечестно по отношению к русской культуре.




Copyright © 2008-2016. Татьяна Кокина-Славина (Таня Танк). Все права защищены | Memory consumption: 2.5 Mb