2004 год <<

Владимир Кавуненко: «Меня хоронили четыре раза!»

В начале года Нижегородская школа выживания отметила свой первый серьезный юбилей - 10 лет. Поздравить "организатора и вдохновителя" Школы Наиля Мухамадиева приехали экстремальщики со всей России. В их числе - живая легенда отечественного скалолазания, председатель Ассоциации спасательных формирований Владимир Кавуненко, покоривший Кавказ, Алтай, Тянь-Шань. Именно ему Юрий Визбор посвятил свою широко известную песню "Вот это для мужчин - рюкзак и ледоруб".

- Я всю жизнь ходил по лезвию бритвы, - рассказал Владимир Кавуненко. - Меня поминали четыре раза! Первый раз свечи за упокой моей души друзья поставили в 1963 году, когда на Кавказе произошло сильное землетрясение. В это время я со своей группой был на маршруте, который мы заявили на первенство СССР. Заночевали под "карнизом". И когда началось землетрясение, все, что повалилось вниз - пролетело буквально мимо наших глаз. А мы пересидели опасность под "крышей". Но связь с "землей", тем не менее, была нарушена. Вот и решили, что мы погибли... Второй раз меня поминали, когда я был на спасработах в Перу. Там было сильнейшее землетрясение, погибло 80 тысяч человек. Когда настало время улетать, нашу группу буквально за полчаса до вылета перевели с "Антея" на другой самолет. А наши вещи оставили там. Каков же был ужас наших близких, когда они узнали, что "Антей" бесследно пропал! О его судьбе до сих пор ничего не известно...
Третьи поминки случились, когда в 1963 году я сорвался с высокой горной стены в Болгарии. У меня было 17 переломов, но тем не менее - я был жив! Но пока я лечился в Болгарии, в Союзе прошла информация, что я "улетел" с концами. И вот что поразительно: когда меня, всего в гипсе, везли в Московский ЦИТО, наша машина попала в аварию. Никто серьезно не пострадал, но я получил новый перелом ключицы и повторно сломал загипсованную ногу.

- А то происшествие на Кавказе, когда в вашу палатку влетела шаровая молния?

- Это и был четвертый раз, когда меня поминали. Нас на эту гору провожал Юрий Визбор. Он, по-моему, вообще ясновидящий. Он говорил: "Володя, куда вы лезете, вы там можете погореть". Вот и погорели. Ночью в палатку влетел фосфорический шар размером с теннисный мячик. И принялся нас всех по очереди жалить. Боль была невероятная. Как будто меня жгли электросваркой. Я получил восемь ожогов четвертой степени - потом перенес несколько операций по пересадке кожи. Сильно пострадали и мои товарищи. А один погиб - молния "укусила" его в солнечное сплетение.

- Четверо поминок принесли удачу в вашу жизнь?

- Конечно. Меня вообще судьба всегда баловала. Но и сам стараюсь не плошать. Я никогда не лезу на рожон, если не уверен, что все будет нормально. Не дремлет и интуиция. Однажды мы делали сложное зимнее восхождение на одну из кавказских гор, и я вдруг почувствовал: надо вернуться. Но это была наша пятая попытка восхождения, и я к своему внутреннему голосу не прислушался. В общем, через час я "улетел" вместе со снежным карнизом в несколько тонн снега. Слава Богу, у моего напарника хватило ума прыгнуть в противоположную сторону, в бездну, и мы, как весы, повисли на веревках. Потом кое-как подтянулись, выкарабкались наверх и спаслись. Но были буквально на волосок от гибели.

- Гибель группы Сергея Бодрова - это судьба? Или не все было просчитано?

- Это судьба. То, что с ними случилось, просчитать невозможно. Такое случается раз в тысячелетие. Аналогов этой катастрофе я не припомню. Чтобы такая масса пошла там, где всегда было спокойно...

- А талисман у вас есть?

- Есть. Я ношу его только на выездах, а в Москве - никогда. Это зуб дикого кабана, который мне 45 лет назад подарил мой приятель. Однажды я его забыл надеть, так даже возвращался домой из Домодедова. Я в него свято верю.

- Многие обеспеченные люди сейчас активно пробуют экстремальные виды спорта. Вам приходилось браться за их "воспитание"?

- Богатые экстримщики у меня были. И за какую-то неделю они изменились до неузнаваемости. Дело было на Алтае, когда мы в 2002 году по благословению патриарха Алексия поднимались на пик "2000 лет христианству". К нашей группе подошли двое "новых русских", попросили взять с собой. Мы согласились. А потом я услышал от них мат. Подошел поближе: запах спиртного. Пришлось им жестко сказать: "Парни, если на восхождении я услышу от вас хоть одно матерное слово, мы с вами тут же расстанемся. То же самое насчет вина". И они смирились. На сам пик я их взять не смог, но подготовку им дал, и они с инструктором сделали одно восхождение. Так вот, после этого они полностью переменились. Потом в Москве они устроили банкет, и там даже шампанского не пригубили!
Я с 1952 года езжу в горы, и во время восхождений у всей моей группы - строжайший сухой закон. А вот когда с гор спустимся, можно и пикник устроить, плов приготовить, шашлык, вина выпить! Но всегда - в пределах разумного.

- Как вы относитесь к телешоу "Последний герой"? Похоже это на реальное выживание?

- Это шоу - форменное безобразие. Игра, балаган. Там нет никакого выживания и никакой борьбы, все расписано и запрограммировано. В жизни все совсем по-другому.




Copyright © 2008-2016. Татьяна Кокина-Славина (Таня Танк). Все права защищены | Memory consumption: 2.5 Mb