2002 год <<

Георгий Миллер: "Я проклял и "Богему", и самого себя"

Известного театрального режиссера-постановщика удручили безобразная работа городского транспорта и нечищеные улицы.

2 февраля Нижегородский академический театр оперы и балета имени Пушкина представит на суд зрителя первую в этом году и новом веке премьерную постановку — оперу Пуччини "Богема".

Напомним, что премьера планировалась еще в декабре, однако была отложена по банальной причине — не были готовы декорации и костюмы. И сейчас работа над ними завершена не полностью, однако, как нас заверили в театре, срыв премьеры исключен.
Кстати говоря, это уже второе "пришествие" "Богемы" на сцену Нижегородского оперного. И для постановки ее второй нижегородской “версии” театр пригласил того же самого режиссера-постановщика, который работал над ее первой “версией” — Георгия Миллера. Тогда он был главным режиссером нашего театра, а сейчас "режиссирует" в Челябинском оперном. Накануне премьеры мы с Георгием Соломоновичем уютно расположились за чашкой кофе в театральном буфете и за светской беседой не заметили, как прошло полтора часа...

— Георгий Соломонович, кое-кто недоволен тем, что театр выбрал для постановки такую мрачноватую вещь как "Богема". И так, говорят, времена сейчас тяжелые, смутные... Может быть, сейчас лучше ставить что-то вроде "Севильского цирюльника" или "Свадьбы Фигаро"?

— Да, время действительно тяжелое. Так что же — будем только забавляться и веселиться? Я считаю, в "Богеме" есть достаточно привлекательные вещи для любого времени — и легкого, и тяжелого. Я, кстати, и сам очень люблю комические оперы. В Челябинске я однажды даже удостоился медали "Самый веселый дирижер города". Когда я приехал работать в Челябинск, там в репертуаре были практически одни оперетты. И тогда я предложил: "Давайте временно не будем ставить оперетту вообще, а покажем зрителю, что и опера может быть яркой, веселой и интересной зрителю". И поставил "Проданную невесту", "Сивильского цирюльника", "Свадьбу Фигаро" и "Любовный напиток". И должен сказать, что эти оперы до сих пор в репертуаре. Я рассчитывал, что "Свадьба Фигаро" будет "в прокате" 3-4 года, а она собирает залы уже 22 года! Я люблю веселую оперу, поэтому если бы меня пригласили поставить здесь что-то другое — я бы это сделал с удовольствием. Кстати, первые два акта "Богемы" смотрятся как комедия, трагедия разворачивается дальше.

— А правда, что вы "специализируетесь" на постановке "Богемы"? Говорят, вы поставили ее во многих театрах России?/p>

— Я действительно, ставил “Богему” несколько раз, но, конечно, ни о какой специализации речи быть не может. Первый раз это было в Казани — тогда я был молоденький, начинающий режиссер. Затем — Свердловский театр. Там я выложился полностью! Я поставил более 70 спектаклей, но самой лучшей своей работой могу назвать свердловскую "Богема". Но горьковская копия — увы! — вышла хуже Свердловского оригинала

— Что заставляет режиссера возвращаться вновь и вновь к одному и тому же произведению? Вы же их не клонируете?

— Ни в коем случае. Что будет особенного в нынешней "Богеме"? Если раньше я пытался сохранить у зрителей хоть какую-то надежду на лучшее будущее, несмотря на смерть героини, то в этом спектакле я хочу показать, что ничего хорошего ждать не стоит. И что эти прекрасные, искренние, дружелюбные, талантливые люди не умеют противостоять судьбе, “пробиваться”. Они растерялись перед жизненными невзгодами, лишениями, смертью. И я хочу, чтобы мой зритель почувствовал, что каждый должен за себя стоять, уметь защищать себя и свою любовь. Иначе он в этом мире погибнет. Я не думаю, что сегодня людям противопоказано смотреть такие вещи.

— Как вы оцениваете уровень нашего театра по сравнению с другими театрами России?

— Большинство наших театров находятся сейчас не в самом лучшем состоянии, поскольку даже певцы со средними способностями удирают за рубеж, поют там в каких-то второстепенных театрах. Даже студенты, еще обучаясь в консерваториях, уже пытаются куда-то пристроиться за рубеж. Поэтому главная проблема всех театров — и нижегородский здесь не исключение — это то, что в опере выступает мало молодежи.

— Но Васильев выпустил на сцену Большого театра молодых певиц, и уровень от этого резко упал!

Да, упал. Но ведь любую ситуацию можно довести до абсурда! К сожалению, пока в наших театрах поют или великовозрастные артисты, или совсем молодые. А “среднего класса” нет. Мы у себя в театре решили его создать и пошли на такой эксперимент. У нас есть два прекрасных сопрано, но одной за 50 лет, а другая — настолько яркая, что ей это даже иногда мешает. Начинаешь ставить спектакль, а она первым делом спрашивает: "А что там будет сексуального?" Ну как с таким темпераментом петь Снегурочку? И вот, в этом году мы взяли сразу трех молодых певиц-сопрано. Хотя в театре больше трех их быть не должно. Но я считаю, мы поступили правильно. И сейчас мы спокойны за смену. Вот и вашему театру об этом тоже надо подумать. У вас есть прекрасные сопрано — Вера Сурикова, Елена Шевченко, а подмены им я не вижу.

А что вы думаете о других наших артистах?

— Я скажу о тех, с кем я работаю сейчас. Алла Проволоцкая — очень теплая, содержательная певица. Очень радует меня молодая певица Лена Мосолова. За те 2-3 месяца, что меня не было в Нижнем, она очень выросла как певица, стала ярче. Проволоцкая выражает образ полнее, глубже, но и у Лены я вижу прекрасные перспективы.

— Последний раз вы были в Нижнем 20 лет назад. Сильно ли изменился город?

— Когда я сюда приехал, мне показалось, что я вернулся домой. Я очень люблю этот город. Здесь я женился, здесь родились наши дети... Конечно, город сильно изменился, разросся, появились новые районы... Но я не сказал бы, что он стал красивее. И я совершенно потрясен ужасающей работой городского транспорта. С Челябинском и сравнить нельзя! Там я подхожу к остановке, закуриваю, и, если подходит трамвай, я спокойно докуриваю сигарету и его пропускаю, поскольку знаю, что через минуту придет следующий. Здесь же я остался в театре на вечерний спектакль. И после этого я 2 часа с площади Свободы добирался до улицы Бекетова! И такое ощущение, что у вас совсем не чистят улицу. От Советской площади до своей гостиницы я добирался минут 15, хотя в летнее время дошел бы и за три. Поэтому сначала я проклял "Чародейку", на которую остался, потом "Богему", с которой связался, весь город и самого себя! (смеется) Все это убивает самые чарующие воспоминания о Нижнем Новгороде.




Copyright © 2008-2016. Татьяна Кокина-Славина (Таня Танк). Все права защищены | Memory consumption: 2.5 Mb