2001 год <<

Роман Зайцев: «Ходырева я не лечил»

...Глядя на министра здравоохранения правительства Нижегородской области Романа Зайцева, невольно вспоминаешь... Шерлока Холмса.

«Заслужить такое дано не каждому»

— Роман Михайлович, вот уже две недели, как губернатор назначил вас исполняющим обязанности главврача областной больницы имени Семашко. И в медицинских кругах уже поговаривают, что скоро приставку «и.о.» ваша должность будто бы утратит... Стало быть, и министр здравоохранения сменится?

— Все кадры подбирает сам губернатор. И он, безусловно, очень хорошо знает способности каждого, кого привлекает к работе. Поэтому, если Геннадий Максимович пожелает окончательно оставить сегодняшнего министра здравоохранения в должности главврача больницы имени Семашко, то я предприму все усилия, чтобы областная больница оставалась флагманом нижегородского здравоохранения.
Естественно, в таком гиганте, как больница имени Семашко, где работает 2,5 тысячи человек, трудностей многократно больше, чем в любой другой больнице. Но я знаю: все эти проблемы решаемы. И если раньше на их решение я потратил бы годы, то теперь, с учетом моего 17-летнего опыта работы в должности главного врача больницы №30 и в министерстве здравоохранения, их можно будет разрешить быстрее. Конечно, денег особых нет, но мы рассчитываем в основном на свои силы и на помощь предприятий.

— А можно будет совмещать работу в двух должностях?

— Это не сможет длиться бесконечно долго.

— Как я поняла, в какое кресло вас посадит губернатор, там вам и будет комфортнее?

— Я никогда не испытываю чувства комфортности. В какой бы кабинет я ни пришел, я всегда четко вижу задачи, которые буду в нем решать. Если взялся за дело – делай его как можно лучше.

— А вот если отбросить политические моменты, сами бы вы какую работу предпочли – министра или главврача?

— (Пауза.) Конечно, я не остыл еще от функций главного врача... Само по себе место чиновника меня никогда не привлекало. Придя сюда, я ставил задачу улучшить положение в нижегородском здравоохранении. И кто бы в этот кабинет ни пришел: он должен ставить перед собой именно эту задачу. Я знаю, это возможно. За последний месяц я посетил ряд больниц и увидел: тот, кто хочет, добивается. Даже при отсутствии денег. Для этого надо очень захотеть или, если угодно, «заболеть» желанием.

— С какими чувствами вас встретили в больнице имени Семашко?

— Спросите у них. (Смеется, затем долго размышляет.)Я сказал откровенно, что всех привлеку к работе и создам для этого хорошие условия. Да, всем будет трудно, но так мы быстрее достигнем цели.

— Многие недоумевают, какая была необходимость в столь скоропалительных проводах бывшего главврача Олега Обухова на пенсию? Может, это было сделано рановато и стоило бы точно определиться с кандидатурой нового главврача? Все-таки приставка «и.о.» несет в себе какое-то ощущение временности....

— Олег Александрович Обухов всю жизнь творил хорошие дела, и губернатор очень высоко оценил его заслуги. Думаете, это было сделано рановато? Но Олег Александрович этого не сказал. Наоборот, я слышал от него только слова благодарности за то, что Геннадий Максимович по достоинству оценил его. И, учитывая его многолетний опыт, пригласил работать в качестве советника по здравоохранению. Знаете, таких проводов на заслуженный отдых, какие были у Обухова, я не видел уже лет десять. На торжественном совещании зал был переполнен главными врачами, сотрудниками больницы. Заслужить такое дано не каждому руководителю. Я бы хотел, чтобы такой чести был удостоен каждый главврач. И чтобы мы прекратили порочную практику, когда от заслуженных людей, главных врачей по-тихому избавлялись в чиновничьих кабинетах.

«Я мог бы стать хорошим врачом»

— Роман Михайлович, кое-кто полагает, что министерский портфель вам достался потому, что вы, как и Ходырев, долгое время «жили и творили» в Московском районе...

— Так Геннадий Максимович много лет отсутствовал в Московском районе! О Ходыреве я слышал еще 20 лет назад, когда молодым хирургом пришел трудиться в 30-ю больницу, которая обслуживала машиностроительный завод. И вот лет 17 я его не видел, но слышал о нем много теплых слов. За это время изменилось очень многое: нам удалось вывести больницу в число лучших лечебных учреждений города по количественным и качественным показателям, сформировать трудоспособный коллектив. За последние 6 лет мы увеличили производительность труда в 2,5-3 раза! Если раньше делали 900-950 операций в год, то сейчас – свыше 2,5 тысячи! Причем применялись самые современные способы лечения. Мы отправляли своих врачей учиться – в том числе и за рубеж: в Германию, Турцию, Италию, Египет...
И это приносило свои плоды. На базе нашей больницы были созданы центр эндоскопической хирургии и урологии, центр для дробления камней в почках, отделение литотрипсии. Мы создали условия для работы четырем кафедрам медицинской академии и института пограничных войск. Привлекли к работе троих докторов медицинских наук, девятерых кандидатов медицинских наук.

— То есть ни о каком «землячестве» не может быть и речи? Главную роль сыграли ваши достижения?

— Наши достижения были значительными не только для Московского района, но и для всей области. В последние 5-лет 30-я больница принимала больных и из Нижегородской области, и даже из соседних областей.

— А вот интересно, Ходырев когда-нибудь у вас лечился?

— Никогда.

— Почему в один прекрасный день вы решили отправиться в политику? Я имею в виду ваши многочисленные выборы.

— Я никогда не считал себя политиком. Просто я не мог оставаться в стороне, когда нижегородцам приходилось все труднее, когда лекарств для больниц выделялось все меньше и меньше, когда ухудшалось питание в лечебных учреждениях, когда росли заболеваемость и смертность... Я считал делом чести выражать интересы своих пациентов и защищать их здоровье на городском уровне.

— Как вы считаете, кто вы больше: хороший врач или хороший организатор?

— Вопросы какие подкидываете... (Длительная пауза.) Наверно, я мог бы стать хорошим врачом. Но тогда, когда я учился становиться хорошим врачом, хирургом, люди стали замечать мои организаторские способности и «выталкивать» меня на руководящие роли. В студенческие годы я 6 лет руководил стройотрядами. Дисциплина у меня была очень жесткая, зато ребята всегда хорошо зарабатывали, и из 25-30 стройотрядов Российской Федерации наш был самым лучшим. Более 5 лет руководил профсоюзным комитетом медицинского института. Затем два года успешно возглавлял Центральную больницу Дальнеконстантиновского района.
В 1996 году, когда я опять избирался депутатом гордумы, я работал еще и хирургом. Но когда я стал председателем комиссии по здравоохранению и социальной защите населения, мне впервые пришлось взвесить, в какой из своих трех должностей (депутата, главврача или хирурга) я принесу нижегородцам больше пользы. Нельзя быть хорошим хирургом, если не оперировать каждый день. И я решил оставить операционные дела.

— А последнюю операцию помните? Она была удачной?

— (Смеется.) Конечно, удачной! Я же не мог оставить после себя плохой след! Что бы обо мне могли сказать мои хирурги? Жалею ли, что оставил скальпель? Конечно, жалею. Но вместе с тем, я очень рад,что в больнице появились очень способные молодые хирурги. Так что пациенты – в надежных руках.

«Усталость рюмкой не снимаю»

— Знаменитый хирург-кардиолог Николай Амосов в своей книге «Мысли и сердце» очень самокритично описывает вошедшие в привычку несколько рюмочек коньячку после операции. Стресс-то ведь огромный...

— Я бывший спортсмен, и физически операции мне давались легко. Хотя в моральном, психологическом плане усталость все же наблюдается... Но я никогда не снимал ее рюмкой. Может, кружкой пива после работы... А еще лучше – выпить эту кружку в хорошей бане. А еще я люблю копаться в земле, ухаживать за садом. Мой лучший отдых – с лопатой в руках. Я ведь родом из сельской местности.

— Кстати, у кого о вас ни расспрашивала, все как один говорили две вещи: увлеченный садовод и образцовый семьянин. Начнем с сада?

— Сад у меня где-то 20 соток. На них я выращиваю 27 яблонь, 4 груши, 34 сливы и 25 кустарников смородины. Ну и 2-3 сотки занимают цветы.

— Говорят, что ваш сын хочет пойти по вашим стопам и стать хирургом.

— Есть такое в перспективе. Сейчас ему 17 лет, он занимается спортом. Дочке 14 лет, она учится в школе.

— Получается, «мама, папа и я – медицинская семья»?

— Нет, моя жена – финансист.

— Говорят, что когда человек изо дня в день видит много боли и горя, то стремясь сохранить душевное равновесие, он надевает на себя стеклянный колпак отстраненности, равнодушия, иногда – цинизма. А вы заметили подобные изменения в своем характере после 20 лет работы в медицине?

— Все хорошие врачи должны уметь сострадать своему пациенту. И я знаю, что основная масса врачей ощущает себя именно так. Я не видел ни одного хирурга, который бы не переживал за предстоящую операцию.И я не знаю таких хирургов, которые спустя 5 минут забывали бы о прооперированном пациенте.
Я очень рад, что отечественная хирургия не растеряла своих достоинств. Да, технически мы оснащены слабовато, но наш врач может поставить диагноз и без применения дорогой техники. Зарубежные коллеги просто удивляются, как русский врач, один на один с пациентом, без техники и диагностических препаратов, посредством рук, глаз, своего ума устанавливает точный диагноз. Эти традиции русской медицины заложены очень давно. И хорошо, что они не исчезают.

— Роман Михайлович, наверно, вы, как никто, знаете расстановку сил на местном медицинском небосклоне и умеете отличать подлинного эксперта в своей области от псевдосветила. А вот свое здоровье вы кому доверяете?

— Я сам контролирую состояние своего здоровья.Но, если бы возникли какие-то проблемы, я не стал бы вызывать самых известных врачей. Однажды я доверился обычным дежурным врачам из «Скорой помощи». Это были рядовые молодые врачи, и тем не менее абсолютно правильно сняли мне приступ.

— Вы, как врач, наверно, относитесь к своему здоровью особенно щепетильно?

— Особого внимания своему здоровью я никогда не уделял. Но вот уже много лет занимаюсь спортом – лыжами, поднятием тяжестей. Кстати, последним – до сих пор. Я крайне редко выпиваю, люблю физическую работу. А вот особой диеты я не придерживаюсь. И жестокого распорядка дня у меня тоже нет. Когда много работы, могу и обед пропустить. Ничего страшного для здоровья в этом нет. Неприятности с самочувствием начинаются тогда, когда все эти «погрешности» входят в систему.

«Светская жизнь» о Романе Зайцеве

Второму в истории Нижегородской области министру здравоохранения Роману Зайцеву – 47 лет. 20 из них он в медицине. 17 лет проработал в должности главного врача больницы №30, что в Московском районе нашего города. С 5 октября этого года – министр здравоохранения правительства Нижегородской области. Две недели назад назначен исполняющим обязанности главного врача областной больницы имени Семашко.
Четырежды побывал депутатом: дважды – горсовета и дважды – городской Думы. Заслуженный врач РФ.
Давно и счастливо женат. Сыну 17 лет, и он мечтает о карьере хирурга. Дочери 14 лет.
Увлечение всей жизни Романа Михайловича – сад. До сих пор занимается спортом. По знаку Зодиака – Телец.




Copyright © 2008-2016. Татьяна Кокина-Славина (Таня Танк). Все права защищены | Memory consumption: 2.5 Mb