2001 год <<

Александр Бочкарев: «Сильные личности не юлят»

«Сбылась мечта детства — я стал председателем колхоза»

— Александр, в последние год-два вы громко заявили о себе не только как о бизнесмене, но и как о политике. И все же: что для вас важнее?

— Может, мой ответ покажется кому-то пафосным, но для меня важнее всего мой город и люди, которые здесь живут, мои мама, бабушка и дочь. А вовсе не бизнес и не политика. Бизнесом я занимаюсь затем, чтобы иметь возможность помогать людям. Моя бабушка воспитывала меня по заповедям, привила мне веру в Бога. И, как бы ни смеялись некоторые, я буду устраивать благотворительные обеды, помогать школам и больницам, производить дешевые и качественные продукты. Сейчас у меня в планах — открыть ночлежку, как в свое время делал Бугров. Есть мысли создать свой детдом. А для того чтобы иметь возможность все это воплощать в жизнь, и нужен бизнес.

— Вы жесткий руководитель?

— Я не скрываю, что в моей команде несколько авторитарное управление, я — как бы монарх, разделяю и властвую. Может, некоторым и кажется, что я перегибаю иногда палку: например, не стоит обращать внимания на то, что сегодня одно из производств выпустило хлеба меньше, чем вчера. Но я обязательно разберусь, почему это произошло, и выясню, кто виноват.

— Ни шагу назад?

— Ни шагу. Благодаря этому мы выросли из тесных одежек «купи-продай» и сейчас многое производим сами. Сами сеем пшеницу, сами перерабатываем ее в муку, сами печем хлеб восьми наименований! У нас по городу 20 магазинов, и в каждом продается наш хлеб. Наши пекарни выпускают по 30 тонн хлеба в сутки!. А это на 10 тонн больше, чем производительность среднего хлебозавода.

— Я знаю, что месяц назад сбылась ваша давняя мечта: компания «САЮС» приобрела суперсовременную мельницу.

— Начать надо с другого. Сбылась моя давняя мечта — я стал председателем колхоза. Еще в школе я писал сочинение о том, как я буду учиться в сельхозинституте, а потом вернусь работать в родное село... Наверно, у всех людей, которые выросли в селе, «на земле», есть боль о ней...
И вот недавно я купил колхоз на своей родине — в селе Ключищи Богородского района. Там сейчас живут моя мама и 89-летняя бабушка. Сельское хозяйство там развалили в 1989 году: 2000 гектаров земли заросло бурьяном, березы в рост двух человек... Этой осенью мы вспахали уже 300 гектаров земли. И вы знаете, некоторые люди чуть не плакали от радости, когда начали сеять и обрабатывать землю. Главный агроном лично сыпал зерно в сеялку!
А месяц назад мы построили в Богородске мощную датскую мельницу. Это установка XXI века. Делалась в Дании по индивидуальному заказу. Ее производительность — 1,5 тысячи тонн в месяц.

— Каким из своих проектов вы гордитесь больше всего?

— Мой основной проект — это дешевый и качественный хлеб. И мне очень обидно бывает, когда слышу, будто произвожу плохой хлеб. Преподаватель в Волго-Вятской академии госслужбы, где я сейчас получаю третье высшее образование, заявил мне как-то: «Вашим хлебом только травятся». На такие нападки у меня всегда есть ответ. Дело в том, что есть утвержденный ГОСТ, и мой хлеб и хлеб, произведенный хлебозаводом, абсолютно одинаковы. И когда кто-то из хлебозаводов «пикнул», что я выпускаю плохой хлеб, я тут же подал в суд. И что же? Они сразу взяли свои слова обратно.
Держать низкую цену на хлеб — для меня принципиально. Мне часто говорят: «Твой хлеб дешевле на два рубля, что тебе стоит поднять цену хотя бы на рубль? Твой хлеб все равно будет самым дешевым, а компания получит хорошие прибыли» Но я не сделаю этого, потому что знаю: многим мы помогаем выжить. К нам приходят бабушки, у которых пенсия 600 рублей, санитарки, которые зарабатывают по 400 рублей в месяц...

— Помню, вы рассказывали, как когда-то мечтали стать учителем...

— Для меня очень важно помогать детям. Поэтому мы поддерживаем многие школы, помогаем одной молодежной баскетбольной команде. А на поприще председателя городской комиссии по законодательству моя главная задача — борьба с наркоманией. Ко мне часто приходят мамы и говорят: «Мой сын хочет вылечиться, но в наркологическом диспансере ему продают наркотики. Что делать?». Наш проект, который поддержал, кстати, главный нарколог области, - организовать закрытую коммуну на базе одного из заброшенных пионерлагерей. Полная изоляция! И — труд.

— Интересно, а в селе Ключищи есть улица Александра Бочкарева?

— Нет. И не нужно это. И вообще, не в этом дело...

«Политика — грязь, которую надо разбавлять чистыми людьми»

— В прошлом году вы сделали первый серьезный шаг в политику: баллотировались и в депутаты гордумы, и в главы местного самоуправления Богородска. И те и другие выборы выиграли. И все же осталось до конца неясным, почему вы потеряли свое кресло в Богородске?

— Несмотря на явные вбросы бюллетеней, я все равно обошел своего соперника Пурихова на 600 голосов. Но главой я побыл всего несколько дней...24 декабря, в день выборов, я схоронил сестру моей бабушки — очень родного мне человека. Я был совершенно измотан, и мне, честно говоря, было не до выборов.
Я знал, что против меня разрабатываются всякие сюжеты, дескать, пусть Бочкарев только попробует стать главой, мы его в порошок сотрем. Отключим электроэнергию, создадим чрезвычайную ситуацию, люди выйдут на улицу... Примерно так и произошло. В первый же день, когда я пришел на работу в администрацию, не выехали на вызов машины «Скорой помощи» - не дали топлива! Отрубили отопление. А на некоторых фабриках людей не пускали на работу!

— Так вы добровольно отказались от власти?

— Есть моменты, о которых не стоит говорить. Но добровольности не было. Я мог бы бороться, но пострадали бы люди — жители Богородска. Но если бы губернатором стал Вадим Булавинов, которого я поддерживал на выборах, я бы вернул свое место в Богородске.

— А, кстати, почему вы не выступали за Геннадия Ходырева, у которого 4 года были помощником в Госдуме?

— Я убежден, что губернатор должен быть молодым и энергичным. Кстати, я просил у Ходырева, чтобы он поддержал меня на выборах в Богородске, но он отказал — сказал, что я еще молод. А потом я узнал, что он просто обещал свою поддержку моему сопернику — Пурихову. И этого я понять не смог.

— Традиционно считается, что в политике преуспевают люди более гибкие, компромиссные, умеющие приспосабливаться, юлить...

— Ну и пусть юлят. Вы думаете, Пиночет юлил? Он шел всегда прямо. Сильные личности никогда не юлят.

— Как же вы выживаете в мире людей, которые юлят? Как отделяете фальшь от искренности?

— Каждый руководитель — немного психолог. И я уже научился чувствовать людей, разбираться в них. Есть такие, которые тебе улыбаются, ну и ты им улыбаешься, а улыбка-то не та... А другой тебе возьмет и скажет: «А пошел бы ты...» И ты ему скажешь то же самое, но на следующий день вы опять работаете вместе. У нас в Думе есть такой депутат Сатаев: уж он юлить не будет. И Табункин не будет. Мы с Веселкиным — два молодых депутата, лезем на все баррикады, со всеми спорим... Но вот одного я не могу понять. Два депутата только что «полоскали» друг друга перед камерами, а в перерыве вместе идут пить чай. И — совсем другие люди: целуются, обнимаются... Я не понимаю! Это политика? ...Да, я согласен, политика — это грязь, но ее нужно разбавлять честными, чистыми, прямыми людьми, иначе она совсем уж грязной будет.

«Я попал в женские ловушки»

— Александр, вы часто подчеркиваете, что не считаете себя состоятельным человеком. А что такое, по-вашему, быть состоятельным?

— Когда человек становится состоятельным, он делается более помпезным. А я не хотел бы становиться другим. Я хочу точно так же, как раньше, приезжать к друзьям детства, у которых зарплата — 1000 рублей, и пить с ними пиво из одного стакана. Вообще, в последнее время меня немного гнетет то, что меня узнают. Тем более, у меня такой шебутной характер в плане ночных клубов. Вот вы не спросили меня...

— Как раз собиралась.

— С тех пор как я стал депутатом, я уже не могу ходить в клубы, как ходил раньше. Мой нынешний статус обязывает меня быть более респектабельным, но иногда я позволяю себе забыть о нем. Однажды в «Рокко» меня очень дружелюбно приветствовала одна девчонка, и в «Светской жизни» появилась соответствующая статейка. Мне-то это прикольно. Но ведь это увидела моя подруга! И устроила мне скандал! Поэтому сейчас я в клубы хожу редко. А жаль. На этих дискотеках я «заряжался». 80-летние бабушки на благотворительных обедах забирают у меня энергию, а на дискотеке я подпитываюсь обстановкой молодости, веселья. Там я «падаю», тут — восстанавливаюсь.

— И как же вы обороняетесь от девиц, жаждущих познакомиться с молодым, симпатичным, преуспевающим?

— Я уже не сильно молод, чтобы нравиться так, как раньше. Но я не скрываю, что у меня было много романов. Некоторые девушки даже плакали...

— Но вы оставались неприступны. И не плакали.

— Дело не в этом. Просто я не видел в этих девушках моего друга и мать моего ребенка. У меня есть знакомая семья в Гродно: муж — президент, а жена — генеральный директор компании. У них суперсемья, супердети. Вот это мой эталон семьи.

— То есть жена-домохозяйка-нахлебница — немного не ваш идеал?

— Если честно — нет. Я люблю серьезных. Нужно, чтобы женщина занималась делом. Это значит, что она не будет отвлекать от дела и меня.

— На пути людей, стремящихся к богатству и признанию, жизнь ставит множество самых настоящих капканов. Не секрет, что некоторые, попав в них, «свихиваются», не выдержав «непосильной» ноши: богатства, популярности... Каких ловушек вам удалось избежать, , а в какие вы все-таки попались?

— Попал, наверно, в ловушки женские. Как клеймо, на мне висит предсказание того, что я буду несчастлив в личной жизни. Правда, у меня растет полуторагодовалая дочь. Мы не жили и не живем вместе с ее матерью, но обеспечиваю я их полностью. Я с самого начала был противником того, чтобы, не дай Бог, этот ребенок не появился. Сейчас у меня есть человек, которого я очень люблю, - она была замужем, у нее есть ребенок. И она меня любит. Кто она? Помощник достаточно влиятельного человека.
Каких ловушек удалось избежать? Всяческого «кидалова» и предательства в дружбе.

— Только что заметила — вы бросили курить...

— За неделю до рождения дочери. Я тогда сильно перегружался — у меня все кипело, рвалось... Но потом что-то стал неважно чувствовать и решил немного тормознуть. Да и нет у меня необходимости все на себе тащить. У меня отличная команда. Мы смотрим в одном направлении, у нас одинаковые жизненные ценности. Как-то меня спросили, есть ли у меня в компании любимчики. И я ответил, что у меня все любимчики, кто трудится на благо компании, а значит, и на благо города.

«Светская жизнь» об Александре Бочкареве

Генеральному директору компании «САЮС» Александру Бочкареву — 28 лет. Первая известность пришла к нему, когда по местным телеканалам показали рекламный ролик фирмы «САЮС», благодаря которому Александр и снискал себе прозвище «Мышиный король» Второй виток популярности пришелся на конец прошлого года, когда Бочкарев стал депутатом гордумы.
Сейчас Александр получает третье высшее образование — экономическое. Два предыдущих — историческое и юридическое. Любит читать — в основном историческое романы, вроде «Таис Афинской». А иногда - «любовные триллеры», где, например, молодой человек влюбляется в подругу своей матери...
Форму поддерживает в тренажерном зале, плавает в бассейне, играет в большой теннис. Любит выехать на природу, разжечь костер и часами сидеть около него...
Приятельствует с Ильей Ластовым, Ириной Вдовиной, Сергеем Абышевым, Михаилом Веселкиным
На себя деньги тратит скупо. Из «предметов роскоши» пока позволяет себе лишь одежду от Dolce&Gabbana и Armani, хороший мобильник и интересный отдых. «Роскошный дом я себе пока не построил, сильно роскошной машины не купил. Я считаю, нужно развивать производство», — говорит Александр.
Несмотря на то что «САЮС» производит несколько видов макарон, круп, хлеба и майонеза и имеет не один десяток магазинов в Нижнем Новгороде и по области, в ближайших планах Бочкарева — открыть колбасное производство. А потом — еще и еще какое-нибудь...




Copyright © 2008-2016. Татьяна Кокина-Славина (Таня Танк). Все права защищены | Memory consumption: 2.5 Mb