2001 год <<

Владимир Буланов: «А может, я не наигрался?»

Если вы знаете директора областного департамента поддержки и развития предпринимательства Владимира Буланова (а вы его, конечно, знаете), то наверняка согласитесь: чиновник он довольно необычный. И фигура у него не по-кабинетному спортивная, и одет всегда с лоском, служебному автомобилю предпочитает собственный джип, не стесняется «светиться» в дорогих развлекательных заведениях...
С чего бы такая раскрепощенность? Об этом (и не только об этом) мы решили поговорить с самим Владимиром.

«На рождение дочери нас благословила матушка-игуменья»

– Владимир, в этом году вам исполнилось 33 года. Что значит для вас эта дата и значила ли что-то вообще?

– Наверно, лишь то, что стал старше на год. Точно также будет и 34, и 35 лет... Ничего сверхъестественного в том, что я достиг возраста Христа, я не нашел.

– Недавно у вас родился второй ребенок, Как вы думаете, «план «по детям выполнен?

– Мы с женой давно мечтали о втором ребенке (нашему сыну — 10,5 лет), но все как-то не до этого было... В прошлом году задались целью, съездили за благословением к матушке-игуменье в Дивеево. Хотели попросить у Бога дочку, но матушка-игуменья сказала, что надо просить не то, что хочется, а что будет полезно в старости. И вот у нас родилась дочь. Мы с женой никаких графиков не строили, формул не выводили, но все получилось так, как мы хотели.

– Какие-то новые чувства, ощущения, переживания принесло вам это отцовство?

– Когда дети рождаются у людей зрелого возраста, ощущения абсолютно другие. Не зря же говорят, что первый ребенок — это последняя игрушка. Ко второму ребенку — отношение более трепетное. Близкие даже отмечают, что я стал как-то мягче...Думаем ли мы о дальнейшем расширении семьи? Я считаю, что если у человека есть возможность зарабатывать деньги и он здоров, то семья должна быть большой. Двое детей — это минимум. В общем, нам с женой есть о чем подумать...

– А как вы относитесь к факту, что многие преуспевающие бизнесмены стремятся к тому, чтобы их жены не работали? И как с эти обстоят дела в вашей семье?

– Да, действительно, многие мои друзья придерживаются таких взглядов, Но мое мнение таково: женщина, которая постоянно сидит дома, неуклонно деградирует О чем с ней может поговорить муж? В каких магазинах она была, какие у нее появились новые шмотки и какой косметический салон она посетила? Я считаю, что в нашей стране женщинам рано становиться домохозяйками, надо заниматься самообразованием, самореализацией. Хотя бы на четыре часа в день выходить в коллектив, общаться с людьми, работать. Поэтому к концу года мы возьмем для нашей малышки нянечку, и моя жена выйдет на работу.

– Почему вы решили попробовать себя в бизнесе? Вас привлекли риск, авантюрность, сопутствующие этому занятию? Или просто хотелось заработать денег?

– Хотелось заработать. Свою фирму я открыл еще тогда, когда учился на кораблестроительном факультете политеха. Стипендия у меня была 46 рублей, жена работала воспитателем и получала рублей 90. Начал я в 1989 году с ремонта автомобилей. А в 1991 году зарегистрировал свою компанию. В этом году ей исполняется уже 10 лет, а это — срок, когда уже можно говорить о стабильности.

– Что значат для вас деньги?

– Независимость. Я очень даже не бедный человек и не стесняюсь об этом говорить. Многие меня осуждают за то, что я езжу на работу на джипе, хожу в дорогих костюмах. А мне кажется, нищий чиновник — это позор для государства. Мне не хочется ездить на старой «Волге» и ходить в стертых башмаках. А потом, наличие денег дает мне возможность свободно разговаривать и с местными бизнесменами, и с московскими олигархами. А вообще, деньги в моей шкале ценностей стоят на третьем месте.

– Интересно, после чего?

– На первом месте у меня все-таки самореализация: выше, дальше, больше. На втором — семья. Кстати, несмотря на неблагоприятные прогнозы — а все отговаривали мою жену выходить за меня замуж — мы живем вместе уже более 12 лет. И могу сказать, что я счастлив в браке.

– А почему отговаривали-то?

– Ну, характер у меня такой... Когда вижу какой-то непорядок, несправедливость, так и хочется пустить в ход кулаки... Но сейчас уже понимаю, что лучшее оружие — все-таки слова. Вообще, моя импульсивность мне часто мешает. Кто-то из великих сказал: «Я много раз жалел о том, что говорил, и ни разу о том, о чем молчал». Вот иногда и думаешь: ну, просидел бы, промолчал, и все было бы хорошо... А с другой стороны: да, можно, конечно, промолчать... Но ведь нас еще в детстве учили, что не так страшен убийца и вор, как человек равнодушный. Именно с его молчаливого согласия происходят и убийства, и грабежи.

«Людей сближает совместная трапеза»

– Вы экономный, практичный человек или все-таки замечали за собой склонность к «широким жестам»?

– Я расточителен. Живу ведь один раз, так что — гулять, так гулять! Многие осуждают меня за мои «игрушки»: помните, в начале года я повредил себе шею, упав со снегохода? А сейчас я купил себе четырехколесный трактор, который летает на скорости 120 километров в час. Может, я в детстве не наигрался? На следующий год собираюсь приобрести серф.

– У вашего младшего брата Романа довольно успешно складывается карьера: он занимает один из ключевых постов на заводе «Октябрь», а недавно стал депутатом гордумы. С каким чувством вы смотрите на его успехи, ведь известно, что между братьями и сестрами часто силен дух соперничества?

– Никакого соперничества у нас нет и не было. Брат у меня действительно достойный человек, и его успехам я только радуюсь. У него отличная жена, растет сынишка. Конечно, в детстве мы дрались, много дрались. Ну, как обычно — чья очередь мыть посуду, кому выносить мусорное ведро... Вот и все соперничество.

– А сейчас — можно сказать, что вы друзья?

– Да. Кстати, насчет друзей — я уверен, что они даются от Бога еще на школьной, студенческой скамье. Все остальное — это пересечение интересов. Из друзей, обретенных в зрелом возрасте, я могу назвать только Сергея Малова, сейчас он руководит МИДом. Мы с ним подружились с первых же дней знакомства. Но это — исключение из правил. Мой давний друг — Юра Гайсинский. Этого человека я безмерно уважаю и многому у него учусь. А так, друзей у меня четверо. Товарищей значительно больше. Многие — из «той» жизни. Нас связывает настоящая мужская дружба — в баню сходить, водочки выпить...

– А с кем из известных нижегородцев вы поддерживаете приятельские отношения?

– Хорошие отношения с Александром Шароновым, Павлом Солодким, Игорем Согиным. Когда-то нам удается в теннис поиграть, когда-то — на рыбалку съездить, зимой обычно ходим в баню.

– Говорят, вы владеете искусством приготовления какого-то удивительного плова. Это так?

– Приготовление плова приносит мне огромное удовольствие. Процедура эта довольно длительная. Чтобы приготовить хороший плов, даже с помощниками потребуется 3,5-4 часа. Готовить это блюдо меня научил друг-киргиз. Сначала мы готовили его вместе, а потом я начал экспериментировать самостоятельно, добавляя в рецепт то новые специи, то особый рис... В приготовлении плова масса тонкостей. Многое зависит от того, какой изюм выберешь, как лук порежешь, как морковь. А после плова у нас с друзьями традиция — пить зеленый чай с листиками черной смородины, мяты, мелиссы.

– И как часто происходят эти ритуальные поедания плова?

– Раз в 2-3 месяца мы собираемся у нас на даче. Зимой — в нашей квартире. Сейчас жилищные условия уже позволяют. Хотя год назад мы жили в двухкомнатной хрущевке, и все равно — собирали 15-20 человек, и всем хватало места. Не в метраже дело... Ничто так не сближает людей, как совместная трапеза. Перед тем как сесть за стол, наш покойный митрополит всегда произносил речь, начиная ее словами: «Уважаемые сотрапезники!» От этого обращения веет такой стариной, душевностью...

«Я живу так, как считаю нужным»

– Вы – заметный человек. А положение, как известно, обязывает...

– Я никогда не был снобом и очень не люблю людей в футляре. Поэтому я не стесняюсь ничего: могу и потанцевать, и выпить, и за дамой поухаживать — помочь ей снять верхнюю одежду, подать руку, подвинуть стул. Конечно, моей жене это не всегда приятно, но я считаю, мужчина должен всегда оставаться мужчиной и оказывать женщине знаки внимания. Но жену стараюсь все-таки не расстраивать и не обижать... Но вы правы, некоторых вещей я все-таки стесняюсь: например, появиться в обществе неряшливо одетым, небритым, в грязной обуви.

– А когда в газетах проходит такая информация: «После презентации нового стрип-шоу Владимир Буланов о чем-то долго и оживленно беседовал со стриптизершами...» - как вы на это реагируете? И не бывает ли такого, что начальники говорят вам: «Владимир, надо быть скромнее»?

– Такие вещи случаются регулярно. Я уже говорил, что многим не нравятся моя машина и яркость моих галстуков. Даже то, что у себя в департаменте я разрешаю по пятницам приходить на работу в джинсах — тоже кому-то не нравится. Но, наверно, от того, что на мне надето — спортивная рубашка или смокинг, - количество серого вещества в моем мозге не меняется. Поэтому я живу так, как считаю нужным.

– А объясните мне такой феномен: почему одни бизнесмены нигде не «светятся» и своих доходов не афишируют, а другие — постоянно меняют машины, демонстративно тратят крупные суммы и при каждом удобном случае подчеркивают, какой роскошный образ жизни они ведут?

– По-моему, все просто. По Нижегородской области декларации с доходов более миллиона сдали только 50 человек. Я же таких людей знаю как минимум триста. На самом же деле, я думаю, в Нижнем их около 2 тысяч, и около тысячи — в Нижегородской области. И когда есть существенное расхождение в официальных и неофициальных доходах, люди, конечно, держаться в тени. Другой момент: любое появление человека на экране, заявление, что он богат, влечет за собой массу обращений с просьбой о помощи. Некоторые не считают нужным делать это из собственного бюджета. Таких весельчаков, кто каждые полгода демонстрирует новую машину, я тоже знаю. И знаю, что все это делается на последние деньги. Такое поведение мне крайне не симпатично. Как правило, крутой человек не показывает, что он крутой. Он ведет себя достойно, адекватно, не стесняется показать свой доход и всегда готов ответить на вопросы, которые могут к нему возникнуть у налоговой инспекции.
В 1989-90 годах, когда я мастерил маленькие ларьки для Московского вокзала, некоторые люди в один день становились миллионерами, удачно продав на бирже вагон стиральных машин. Деньги они тратили на охрану, машины... А сейчас на входе одного уважаемого ресторана стоит человек и открывает дверь — и мало кто знает, что в 1992-93 годах это был самый крутой брокер нашего города.

– А вы не боитесь стать бедным?

– Пока есть здоровье, силы, друзья — я не беспокоюсь, что умру в бедности и забвении. Говорят, от тюрьмы да от сумы не зарекайся...Конечно, жизнь полна сюрпризов и приключений, но на ближайшее десятилетие я причин для беспокойства не наблюдаю.

«Светская жизнь о Владимире Буланове»

Сейчас директору областного департамента поддержки и развития предпринимательства 33 года. Возглавляет департамент с 1995 года. Недавно отметил десятилетие собственной компании. Два высших образования. Женат, двое детей. Неравнодушен к экстремальным видам спорта, дорогим костюмам, ярким галстукам и хорошей кухне. В совершенстве владеет искусством приготовления плова и шашлыка. В следующей жизни, вероятно, будет журналистом. По крайней мере, в этой уже пытался записать телепередачу. Жизненное кредо; «Выше, дальше, больше». Самый нелюбимый литературный герой — Человек в футляре.




Copyright © 2008-2016. Татьяна Кокина-Славина (Таня Танк). Все права защищены | Memory consumption: 2.5 Mb