2001 год <<

Олег Колобов: “Цыганка нагадала мне несчастье из-за длинного языка”

Помните, преподавая нам когда-то первые уроки скромности, учителя и родители внушали нам, что "я" - последняя буква в алфавите. Декан исторического факультета Нижегородского государственного университета, профессор и политолог Олег Колобов начинает с местоимения “Я” почти каждую свою фразу. Но, что удивительно, это совсем не раздражает!

"Слушал "вражьи голоса"

- Олег Алексеевич, в 70-е годы - годы "железного занавеса" - решение связать свою научную судьбу с изучением Америки было довольно смелым шагом. Почему вы занялись именно американистикой?

- Дело в том, что я получил очень хорошее среднее образование. Учился в арзамасской школе №1 - уникальном учебном заведении, где ряд предметов преподавался на английском языке. И у меня уже тогда возник интерес к Америке. А дальше получилось так, что я не поступил в институт иностранных языков, и, как потом оказалось, слава Богу. Оказался в Нижнем. Пересекаю трамвайные пути, смотрю - висит плакат: идет набор на заочное отделение истфака. Я поступил и стал работать учителем истории и географии в селе Костылиха. Времени у меня было достаточно и я слушал разные “вражьи голоса” - "Голос Америки”, “Би-Би-Си”..

- А разве их тогда не глушили?

- Там, где я преподавал, их не глушили - село… Слышимость была прекрасная.

- А вы уже тогда так хорошо владели английским?

- Да, очень хорошо. Гораздо лучше, чем сейчас. Так вот, дальше события развивались так. Меня заметил известный историк, профессор Кузнецов и предложил мне для кандидатской сюжет, связанный с Израилем. И когда я начал погружаться в глубь веков, то выяснил, что за Израилем всегда стояла Америка. Так мои интересы плавно сместились к этой интересной, удивительной стране. И вот в 1975 году я на год уехал стажироваться в Америку.

“Я не образец изящных манер”

- Говорят, уезжая в Америку, вы специально прикупили какой-то дорогущий шерстяной костюм… .

- Я знал, что мне нужно выглядеть хорошо. Я и сейчас не теряюсь и выгляжу неплохо. А тогда я отправился в магазин и купил хороший чешский костюм за 131 рубль, чешские же ботинки за 27 рублей, хлопковую рубашечку, сигарообразный чемодан днепропетровской фабрики… И - привет горячий! Американцы были поражены - у меня в мои годы был хороший шерстяной костюм, а у них это - одежда сенаторов! Прибавьте к этому то, что я хорошо знаю английский, говорю на бостонском диалекте (который мне ставили в Арзамасе) и в свои 30 лет уже кандидат исторических наук! А там кандидатами становятся лет под 50! И вот, поглядев на меня, американцы давали подзатыльники своим нерадивым сыновьям.

- Я прочитал много литературы по этикету. Знал, как пользоваться визитной карточкой. И не называл ее визиткой. Знал, какой угол у нее загнуть. И так далее. Но, конечно, случались и проколы. Как-то я беседовал одной графиней - правда, бывшей, но ведь графиня - она и в Африке графиня... И вот она мне говорит: “Молодой человек, сразу видно, что вы из простой семьи. Вы вилочку не так держите." Я не хочу сказать, что я - образец изящных манер, но я знаю, как поступать, когда не знаешь правил: посмотри на хозяйку и сделай, как она.

- В общем, можно сказать, что вы изо всех сил держали марку, создавая имидж преуспевшего ученого. А ведь тогда, насколько мне известно, у вас даже квартиры своей не было...

- Конечно, американцы не знали, что я живу в общежитии. Я не шокировал их этим заявлением, но сообщил, что строю кооператив. Это было на самом деле так. А для американцев человек, обладающий квартирой в крупном городе - богатый человек.

"Я делаю, что хочу"

- Ученый вашего уровня в Америке "стоил" в год 75-100 тысяч долларов. Не было ли у вас соблазна променять свои 320 рублей кандидатской зарплаты на возможность хотя бы приблизиться к западному уровню доходов?

- Нет, для меня всегда было важно качество жизни. Да, я могу иметь проблемы по уровню жизни, но уровень и качество жизни - разные вещи. У меня качество жизни всегда было хорошим. Я читаю нужные мне книги, делаю, что хочу, относительно независим… У меня есть аспиранты, есть люди, которым я могу передать свое колдовство. Я пишу книги. В общем, хорошо живу. Вот у новых русских - другая проблема. Уровень жизни у них хороший, а качества - никакого.

- Что нужно для того, чтобы обрести это качество?

- Быть мотивированным, не сетовать по поводу каких-то трудностей. А насчет зарубежных поездок я всегда говорил: “Главное - не уехать, а приехать". А то, знаете, некоторые делают из поездки за границу самоцель. Толкаются локтями, пытаются получить контракт на невыгодных условиях. Но заметьте: никто из них там не остается. А потому, что там никто не нужен. Отношение к русским за рубежом всегда было не очень хорошим. А потом, не каждый русский профессор может за границей подать себя должным образом. В американский университет, где я проходил стажировку, приехал русский ученый. Я поехал встретить его в аэропорт. Смотрю, он шарахается от меня в строну - как "хомо советикус", он не должен иметь контакты с людьми, которые говорят на русском языке, улыбаются и стоят при этом в толпе иностранцев. Я тогда сказал ему: "Если будет трудно, приходи". Трудно стало сразу же. Американцы позвали меня: "Помогите нам, мы не знаем, кто он такой и чего от нас хочет". А у него - плохое знание языка, постоянное чувство озирания, комплексы, застенчивость... А оказался он одним из ведущих российских ученых! Знаете, иногда душа плачет, когда люди путаются, заикаются, нет в них здорового чувства агрессивности. Надо раскрепощать свою личность!

"Париж я знаю лучше, чем Нижний"

- Вы много путешествовали. Какая страна произвела на вас самое неизгладимое впечатление?

- Наверно, Израиль. Я приехал туда, как в дом родной. Может быть, я там жил в прошлой жизни... Но что характерно, после всех своих путешествий я полюбил Нижний Новгород. А раньше не любил. Я ведь из Арзамаса и всю жизнь хотел прожить в маленьком городе. Но, как-то возвращаясь из дальних странствий, я посмотрел со Стрелки на панораму этого "царственно поставленного города" и начал им гордиться. Но город до сих пор знаю очень плохо. Вашингтон знаю прекрасно, Париж - от и до, а здесь мне знакома только дорога из Кузнечихи до университета.

- Как вы считаете, чему бы нам не помешало поучиться у иностранцев?

- Еще Чехов призывал нас всю оставшуюся жизнь выдавливать из себя по капле раба. Мы должны развивать в себе чувство осмотрительности, достоинства. Я знал одну американскую бабушку, которой на рынке не додали полтора цента. Так она потратила на конверты больше 10 долларов, но выиграла судебное дело! Тем самым она приучила людей действовать как положено. Есть у нас такое качество? Нет! Мы будем сидеть на кухнях. обсуждать...но, тем не менее, терпеть.

- Как вы себе объясняете то, что ваша дочь Ольга пошла по вашим стопам?

- Да, Ольга - кандидат исторических и юридических наук, хорошо знает 6 языков. Как объясняю? Ну, естественно, гены. Хорошая библиотека. Кстати, у меня и сын - студент отделения международных отношений. Живет так, как хочет жить Березовский - по понятиям. Играет в какой-то группе на барабане. Кстати, я об этом мечтал в молодости.

"Я достаточно значительный человек"

- Когда я сюда приехал, мне даже прописаться было негде. Я все начинал с нуля. Я классический - "селф-мэйд-мэн". А они долго не живут, потому что у них очень напряженный ритм жизни. У меня очень трудная научная судьба. Кто только меня не бил! И противники были более чем достойные. Но все свои проблемы я всегда решал сам. И я выбился в люди! Я занялся американистикой один в закрытом городе, один из первых поехал в США, благополучно вернулся оттуда... Материально хорошо я стал жить только тогда, когда стал профессором. Но, когда все кончилось, я не сетовал. Стал более интенсивно работать - не в одном, а в нескольких местах. Я разумный трудоголик.

- Вас интересует материальная сторона?

- Мне все равно: "Запорожец" у меня или "Мерседес".

- А у вас что?

- А у меня ничего. Сыну купил "Жигули". Ирина Вдовина, помню, очень удивлялась тому, что у меня нет машины. А ведь по рейтингу влиятельности я достаточно значительный человек, откройте "Кто есть кто в мире" - Олег Алексеевич там, "Известные русские" - я там... Поэтому некоторые и удивляются: как это, у него нет машины! А у меня и пейджера нет - я свободный человек. И сотового я не завожу, потому что хочу быть свободен. Зато у меня есть квартира и хорошая библиотека. Моя трагедия в том, что у меня много учеников, но мало последователей. Многие около меня греются... Но, видно, судьба моя такая.

- Некоторые недоумевают, почему вы до сих пор не в политике.

- Я карьерист в хорошем смысле этого слова. Разумный карьерист, который постоянно стремится идти все дальше и дальше. Но я не лезу в политику. Я - на своем месте. Я настоящий профессор, ученый, педагог. В этом отношении я самодостаточен. Вот Собчак и Скуратов взяли и ушли в политику, а зачем?

"Я - человек-оркестр"

- Нередко люди науки очень однобоко развиваются, для них не существует ничего, кроме своего предмета. А вас что-нибудь интересует кроме того, чем вы занимаетесь?

- Конечно! Я и спорта не чураюсь, играю в теннис. Скоро пойду играть со студентами в футбол. Нет-нет, я не лишен интересов и различных странностей.

- А вас иногда посещает мысль, что вы мало знаете?

- Да я вообще ничего не знаю! У меня постоянно есть чувство неудовлетворенности тем, сколько я знаю. И это хорошо.

- Однажды, проходя по коридору истфака, я была шокирована тем, как вы кричали на своего аспиранта. Признаюсь, мне нечасто приходилось видеть, как рыдают взрослые мужчины. Вы с людьми не церемонитесь?

- Вы смотрели Луи де Фюнеса? Так вот, я человек-оркестр. Я достаточно эмоциональный человек. И считаю, что лучше - нормальные искренние эмоции. Мой крик не опасен. Я человек отходчивый. Вот если сейчас кто-то войдет в кабинет и прервет нашу беседу, я тоже закричу. Потому что не терплю, когда нарушают правила хорошего тона. И я бы хотел, чтобы люди ко мне относились так же, как и я к ним. Но этого не получается. Они не договаривают, что-то скрывают... И я стараюсь не расслабляться: расслабишься - получишь удар. Кстати, мне цыганка нагадала, что я погибну от собственного языка. ...Помню, однажды я вернулся из США, в хорошем костюме, с портфелем, похудел, загорел, прекрасно выглядел. Пришел на факультет на совещание, подготовил выступление. И был очень удивлен, когда коллега сказал: "Я протестую против того, что говорит профессор Колобов". Помню, как все радостно заулыбались: наконец-то Олежек получил по щекам. Я попробовал, конечно, возразить, но коллеги начали переглядываться: "А не позвать ли нам врача? У него плохо с психикой..." Понимаете, со мной могло бы случиться то же самое, что и с академиком Разуваевым, который однажды вернулся из Германии и его прямо из аэропорта на 8 лет препроводили в какую-то дальнюю республику. Поэтому, вернувшись из Америки в следующий раз, я надел старенький пиджачок, а моей первой фразой на совете было: "Позвольте, уважаемые коллеги, поблагодарить вас за возможность моего нахождения в этой трудной командировке". И все сказали: "Как он вырос! Что за удивительный человек!"

- То есть вы "прогнулись"?

- Я не прогнулся! Я правильно оценил обстоятельства. И стал на какое-то время "хорошим человеком". Потом я стал еще более мудрым. И сейчас я говорю так: "Я сделаю это, если у меня хватит ума".

- Звучит, как издевка.

- Может быть. Но не нужно раздражать людей.

- Почему вы сказали, что "сэлф-мэйд-мэны" живут мало?

- Потому что у них жизнь интересная. Начинать с нуля - столько энергии тратишь! Когда я пришел на факультет, был черным, как грач. А сейчас я почти белый. Когда человек чем-то выделяется, он подобен гвоздю, шляпка которого выпирает. И у всех возникает желание эту шляпку забить. Были у меня и такие времена, когда меня предупреждали: "Не бей копытом - лед под тобой тонкий".

- И все же, можно ли забить вашу шляпку?

- Сейчас уже нет.

“Светская жизнь” об Олеге Колобове

Перечислять “регалии” 53-летнего декана исторического факультета Нижегородского университета Олега Колобова долго. Но мы все же попробуем. Итак, Олег Алексеевич - уже 14 лет как доктор исторических наук, профессор кафедры новой и новейшей истории, действительный член нескольких академий, советник мэра и губернатора по социально-политическим и международным вопросам, почетный работник высшего образования РФ. Побывал в 35 странах мира. Как Фулбрайтовский ученый, прочел цикл лекций на английском языке в университетах США. Фамилию Колобова можно найти в книгах "Кто есть кто в мире", “Известные русские” и многих других справочниках. У Олега Колобова - двое детей: дочь Ольга, дважды кандидат наук и сын Алексей, который учится сейчас на истфаке университета. По признанию Олега Алексеевича, он надеется, что по “исторической” линии в свое время пойдет и его внук.




Copyright © 2008-2016. Татьяна Кокина-Славина (Таня Танк). Все права защищены | Memory consumption: 2.5 Mb