2000 год <<

Жерар Гаспарян: «Чтобы хорошо играть, надо хорошо кушать"

Жерар Гаспарян
Жерар Гаспарян - французский пианист

Сорокалетний французский пианист очень любит красное вино, выдержанный сыр, красивых девушек и ... фильмы про Джеймса Бонда.
Мать Жерара – француженка, отец - армянин. Когда будущему пианисту исполнилось 14 лет, семья переехала во Францию. Жерар 8 лет учился в парижской консерватории, сейчас живет в Париже, преподает в консерватории и гастролирует по всей Европе. Гаспарян – не только пианист, но и композитор – во Франции у него издано уже 10 партитур. Концерт Равеля в нашей филармонии сыграл первый раз в своей жизни. В Нижнем Новгороде впервые.
...Жерар неплохо говорит по–русски, хотя, как он нас заверил, еще два дня назад объяснялся на нашем языке с трудом. Вопреки распространенному мнению о погруженности людей искусства в особый мир и пренебрежении ко всякого рода «суете», Жерар не чужд многих земных радостей... С них–то мы и начали.

– Жерар, что вас радует в жизни, кроме музыки?

– Хорошее французское вино. Самое хорошее – бордо. Еще люблю хороший кофе, сыр – особенно старый, «выдержанный», которому 1–2 года. И еще меня радуют красивые хорошие девушки.

– Значит, девушки радуют только после сыра?

– Наоборот – тоже хорошо. Или вместе. Да, и еще люблю хорошие фильмы с Луи де Фюнесом, Депардье, режиссерские работы Клода Лелюша... Есть у меня и любимый русский фильм – это «Гамлет» со Смоктуновским. Фантастика! Смоктуновский для меня лучший Гамлет, чем Лоуренс Оливье. Уже эмигрировав во Францию, я много смотрел Тарковского, Параджанова, Козинцева. В моей домашней видеотеке есть и... как это, про Шурика? А, «Кавказская пленница»! Я его смотрел, еще когда жил в Армении. А вот новое русское кино я не знаю вообще.

– Жерар, кроме русского и французского вы еще какие-то языки знаете?

– Французский, армянский и вот немножко – русский. По–английски я не говорю.

– Как и многие французы – принципиально?

– Нет! Просто не говорю и все. Американские фильмы предпочитаю смотреть на французском языке. Я заметил, у вас Пирс Броснан часы рекламирует. Он еще Джеймса Бонда играл, знаете? У меня дома 21 фильм про Джеймса Бонда.

– Кто вы все-таки больше – армянин или француз?

– В музыке, которую я пишу, есть какие-то армянские корни. Но в Армении я не был 27 лет... Все мои друзья – французы, я обожаю французскую культуру... Кто я? Я не националист.

– Во Франции музыканты относятся к категории обеспеченных людей?

– Купить фортепиано – уже дорого. Но не надо думать, что музыканты у нас – богатые люди. Нормальные люди, не снобы. Конечно, хорошая машина с некоторыми люксами удобна... Были бы у меня деньги, чтобы купить «Феррари», я бы купил. Но я езжу на «Рено-Меган», и это тоже хорошо.

– А чем занимается ваша жена?

– Она тоже пианистка и тоже преподает. Сыну Жан-Полю 6 лет.

– Жан-Поль – это в честь Готье?

– Жан-Поль – это не только Готье, но и Бельмондо, и Сартр...

– Где вы успели побывать в Нижнем Новгороде?

– Там есть одна улица... Там ходят пешком. Я был в кафе кулер блю, голубом... (мы так и не поняли, что за кафе имел в виду Жерар)

– По французской традиции вы пьете вино каждый день?

– Каждый день. Лучше вечером. Когда хорошо кушаю мясо. К лангету обязательно нужно вино. И хороший каффе потом.

– Что вы делаете, чтобы быть в хорошей форме, как пианист?

– Как говорил Рубинштейн – в смысле, Артур Рубинштейн, потому что есть еще Антон и Николай Рубинштейн: «Если я не занимаюсь один день, то чувствую это только сам. Если не занимаюсь два дня, это чувствует жена. А через три дня это чувствует публика». Нужно обязательно играть 2-3 часа в день. Это первое. А второе – надо быть в хорошей физической форме. А для этого – хорошо кушать. Если бы я плохо кушал, я бы плохо играл. И третье. Некоторые спят по 3 часа, но мне нужно не меньше 8 часов. А еще нужно, чтобы инструмент был хороший.

– Кстати, а как вам здешний рояль? Не «тяжелый»?

– Нет, не тяжелый. Только акустика... Немножко сухо. Нет, не сухо, а глухо. Немножко.

– Перед одним из концертов завистники перерезали Паганини струны у скрипки. С вами случалось нечто подобное?

– Никогда такого не было. А что они могут сделать?

– Ну, говорят, можно плохо закрепить колесики рояля и в самый ответственный момент тот вдруг покатится...

– А-а, я видел такое. В кино, в комедии. Но в жизни... Если враги захотят как–то навредить, то они сделают это так, что вы об этом ничего не будете знать...




Copyright © 2008-2016. Татьяна Кокина-Славина (Таня Танк). Все права защищены | Memory consumption: 2.5 Mb